<< Главная страница

Энн Маккефри. Брод Рэда Ханрахана



#16


Послушай, Пол, я знаю все, что ты собираешься мне сказать, - проговорил Рэд Ханрахан, раздраженно отбрасывая со лба прядь спутанных рыжих волос, подернувшихся серебром. - Мы теряем меньше, если все централизовано. Но если у меня тоже есть запасы, это вовсе не значит, что я не поделюсь ими, как только понадобится!
Полу Бендену пришло в голову, что большинству мужчин Форт-холда было бы неплохо постричься - разумеется, о молодых всадниках, которых в их Вейре насчитывалось уже пять сотен, речи не было. Они стригли волосы очень коротко: так удобнее носить защитные шлемы, которые стали их непременным атрибутом. Но не может же быть, чтобы в Форт-холде, в отличие от Вейра, не хватало ножниц, верно?
Он тряхнул головой - в последнее время ему становится все труднее сосредоточиться на чем-нибудь одном - и снова принялся слушать Рэда.
- ...Но факт остается фактом: большая часть лошадей заражена, у них начинают гнить копыта от того, что они стоят на сырой подстилке, а мы не можем сменить ее; они нуждаются в том, чтобы их выводили, и делали это постоянно - а здесь мы не можем себе этого позволить. Тот пещерный комплекс, который я отыскал... там пол покрыт песком, его гораздо легче содержать в чистоте; кроме того, пещера достаточно велика, чтобы лошадей можно было выводить даже в те дни, когда из-за Нитей мы не можем покинуть укрытия.
- Но... - снова начал Пол. С того мгновения, как Рэд начал свой проникновенный монолог, отчаянно доказывая, что он должен непременно перебраться из Форт-холда на новое место, Пол не смог выговорить ни одной фразы.
- Я переговорил с Шоном. Мы не будем обузой ни для него, ни для Вейра. Нити еще никогда... до сих пор... - Рэд усмехнулся, отчего стал выглядеть чуть менее измученным, - никогда не падали над тем местом, которое я отыскал. И, - прибавил он, погрозив Полу пальцем, едва тот попытался открыть рот, - Коббер и Оззи тщательно изучили систему туннелей с помощью этих маленьких уродцев Цветка Ветра - даром что света боятся, зато эхолокаторы у них в полном порядке, - после чего опасные туннели были заблокированы. На ближайшей речке мы поставили небольшую гидроэлектрическую установку, а Борис Пехлеви придумал более эффективный способ применения скалорезов и буров. Сесилия Радо представила нам планы расширения и улучшения основных пещер, которые включают и создание множества отдельных комнат вдоль фасада. Мы используем машины для резки камня, чтобы устроить помещения у подножия скалы, как ты сделал здесь, так что у нас будут и мастерские, и отдельные жилые помещения для семей, которые отправятся с нами на новое место жительства. В том, чтобы отселить часть людей на новое место, действительно есть смысл, Пол. - Он конвульсивно дернул плечами. - Я понимаю, нам всем нужно было держаться вместе во имя безопасности, чтобы поддерживать друг друга. Но эти времена прошли.
А вспомни мою профессию - ведь мои кобылы тратят понапрасну свои лучшие годы! А теперь, когда у нас есть сушеные водоросли, прекрасный источник протеина и клетчатки, мы можем продержаться сами, с одним аппаратом для производства пищи. Пол вскинул обе руки.
- Дай мне вставить хоть слово, Рэд! - Он широко улыбнулся. - Я не возражаю против того, чтобы вы перебрались на другое место.
- Не возражаешь?.. - Рэд был искренне удивлен. - Но я думал...
Пол Бенден позволил себе коротко рассмеяться; и внезапно, услышав этот смех, ветеринар понял, как сильно изменился Пол за прошедшие девять лет. Впрочем, неудивительно - учитывая, сколько ему пришлось взвалить на плечи с тех пор, как три года назад умерла от лихорадки Эмили Болл. Пол поднялся и подошел к стене кабинета, на которой висели карты, сделанные еще по данным зондов, полученным с орбиты планеты. Районы, исследованные разными командами, пестрели разными метками: значками, обозначающими месторождения минералов и металлов, красными рисунками пещер, пригодных для жизни (с грубыми набросками систем туннелей, разведанных с помощью эхолокаторов)... Три увеличенные карты показывали огромный Форт-холд с разветвленной сетью пещер, Форт-Вейр, где жили всадники драконов, и самое молодое поселение - Болл, основанное прошлым летом.
- Я никому не позволил бы уйти отсюда просто потому, что это взбрело ему в голову, Рэд; однако децентрализация жизненно важна для нас.
Рэд знал, что Бенден боится новой эпидемии молниеносно распространяющейся лихорадки - подобной той, которая разразилась в Холде три года назад.
- Мы должны основать систему автономных самодостаточных образований. Это часть Хартии, которую, по моему твердому мнению, нам следует придерживаться по-прежнему. С другой стороны, учитывая постоянную угрозу Падения Нитей, я должен ограничивать количество новых поселений, чтобы для их защиты во время Падения хватило драконов, которые у нас уже есть. Мы вообще не могли бы и думать о расширении, если бы не защита с воздуха. Я не могу рисковать драгоценными жизнями - в особенности после недавней эпидемии.
Лицо Пола омрачилось. В Форт-холде почти не было семей, не потерявших никого во время опустошительной жестокой эпидемии, обрушившейся на колонистов, и без того перенесших немало испытаний. Старики, дети и беременные женщины были наиболее уязвимы, и, прежде чем неистово работавшая команда медиков сумела разработать вакцину, болезнь унесла почти четыре тысячи жизней. Тем не менее все выжившие были вакцинированы: существовала опасность повторной вспышки. Абсолютно все - пища, система вентиляции, возможные аллергены, токсичные субстанции отделения гидропоники - было исследовано со всей возможной тщательностью, но осталось неясным, что послужило причиной эпидемии.
Лихорадка принесла еще одну проблему: множество детей в возрасте от восьми до двенадцати лет остались сиротами. Их нужно было вырастить и воспитать, и, хотя недостатка в добровольцах не было, пришлось проделать большую работу, чтобы удостовериться в психологической совместимости детей и их приемных родителей.
- Те, кто живет здесь, должны переселиться в тщательно исследованные... загородные дома, - Пол невесело рассмеялся; Рэд суховато усмехнулся в ответ: "загородные дома" - слишком изысканное определение для примитивных обиталищ в пещерах. - Пьеру и его ребятам повезло найти такую же разветвленную систему в... - Пол на миг опустил веки; ему по-прежнему было тяжело вспоминать об ушедшей боевой подруге, - Болл-холде.
- Нам всем повезло, что Тарви и Саллах так тщательно исследовали этот регион, - добавил Рэд, чтобы дать время Полу оправиться от боли, превратившей его лицо в застывшую маску. - Кроме того, тебе не придется отпускать мастеров из центрального поселения: Форт должен оставаться центром обучения.
Рэд говорил о той части Форта, где первоначально медики устроили лазарет для больных лихорадкой. Три года спустя эти пещеры были переоборудованы под учебные классы, мастерские и спальни для учеников и мастеров, что частично сняло проблему перенаселенности Холда.
- Итак, - уже более спокойно продолжал Пол, - кто отправляется с тобой? Твои внуки?
Ему удалось выдавить слабую улыбку: у Рэда и Маири внуков было намного больше, чем детей. Зорка, казалось, поставила своей задачей рожать по одному ребенку в год, несмотря на полеты в королевском крыле. Рэд и Маири воспитывали уже пятерых: всадникам хватало забот и без возни с малышами, на их плечах по-прежнему лежало истребление Нитей и воспитание молодых драконов. Девятилетний Майкл, старший из пятерых, проводил большую часть времени в Вейре, часто потихоньку уводя скакуна из конюшен деда, чтобы преодолеть крутой подъем в гору. Волосы у него тоже были дедовские - огненно-рыжие, что вполне соответствовало его характеру и упорству.
- Не все, - ответил Рэд не без легкой горечи, но с изрядной долей облегчения. У Маири было полно забот - ей приходилось следить за их собственными детьми и присматривать за четверкой отпрысков Брайана, чтобы его жена Джаир продолжала обучение в качестве инженера-механика. - Если мы переберемся на новое место, Майклу придется совершать слишком далекие поездки, чтобы наносить визиты в свой любимый Вейр.
Рэд хихикнул. Парнишка определенно помешался на драконах, а его отец категорически запрещал ему даже думать о том, чтобы стать одним из кандидатов, пока не стукнет двенадцать лет.
- Теперь в Вейре за ними присматривают, когда Зорка занята. Кроме того, их там еще и учат.
Вейр уже стал домом для пятисот двадцати драконов: одиннадцать королев из первых двух выводков, а также старшая дочь Фарант'ы часто поднимались в брачный полет и откладывали много яиц, так что через девять лет после основания Вейра пришлось просить выделить дополнительный персонал - у всадников было не так много времени, чтобы заниматься повседневными работами в Вейре. Некоторые семьи уже перебрались в обиталище на горе, чтобы обеспечивать Вейру нормальную жизнь.
Хотя это знали не все, Вейр обеспечивал себя продовольствием благодаря охоте на Южном континенте. Зорка часто посылала Майкла в Форт с мешком свежих фруктов и парой окороков, притороченных к седлу.
- У нас есть одиночки, приемные дети и достаточное количество взрослых пар, полностью прошедших обучение. - Рэд подал Полу список. Он тщательно проверил на совместимость всех, кто отправлялся на новое место вместе с ним и Маири, а также выяснил, какими полезными навыками и умениями они обладают. - Мне хотелось бы получить твое разрешение взять с собой побольше учеников - после того как они пройдут экзамены. Разумеется, в будущем я с радостью приму любого, кто выкажет способности к разведению скота или сельскому хозяйству.
- Вы с Маири прекрасно справляетесь с заботой о детях, - заметил Пол.
Это было правдой; Маири взяла столько приемных детей, сколько могла, но здравый смысл ограничивал время, которое она могла уделить маленьким сиротам.
- Значит, ты собираешься взять с собой весь полк?
Рэд усмехнулся, услышав, как называли его разросшуюся семью.
- У Маири всегда был талант работать с детьми; она посчитала бы, что бросает их, если мы не возьмем их с собой. Кроме того, я для них для всех найду дело.
Пол пробежал пальцем по строчкам на узкой полосе серой бумаги, уже несколько раз прошедшей процесс переработки. Еще оставшиеся у них листы бумагопластика использовались только для особых документов. Некоторые персональные компьютеры до сих пор работали - благодаря генераторам, собранным из запасных частей и деталей устройств, уже не пригодных к работе, но люди почти отвыкли использовать их для сохранения повседневной информации.
Список Рэда включал четырех учеников-ветеринаров, однако в Холде оставалось достаточно практикантов и специалистов, чтобы обеспечить все его нужды. Сам Рэд займется этими учениками, поможет им завершить образование и получить квалификацию. Второй сын Map Дука, Кес, благодаря заботам отца, хорошо изучил агрономию; он увозил с собой свою молодую семью. Молодой Акис Андриа-дус, недавно получивший квалификацию практического врача, и его жена, Колиа Логоридес, специализировались на гинекологии и акушерстве, так что новый Холд располагал собственными медиками; сама Маири, впрочем, тоже могла справиться с легкими случаями. Ильза Ленгсам недавно получила квалификацию учителя младшей возрастной группы: учеников у нее будет более чем достаточно. Макс и Эмили Шульц, двое самых старших приемных детей; двое Вангов и двое Бреннанов: когда детей усыновляли, близнецов и детей из одной семьи старались, по возможности, не разлучать, так что в списке оказалось еще трое Коатлей и двое Сервантесов. Похоже, среди приемышей было по крайней мере по одному представителю каждой этнической группы; Пол задумался, не сделал ли это Рэд намеренно. Как бы то ни было, судя по всему, люди, попавшие в список, должны были обеспечить все нужды нового Холда: работы по металлу, инженерные работы, обучение, агрономия, медицина...
- Всего, значит, получается сто сорок один человек? - спросил Пол. - И весьма хороший выбор. А что ты получишь от Джоэла, раз уж у тебя хватило предусмотрительности взять с собой одного из его сыновей?
- Переверни листок, - с улыбкой проговорил Рэд. "Предусмотрительность", с которой он внес в списки молодого Бака, ни на дюйм не поколебала неуступчивость его отца в том, что касалось имущества, выделяемого новому поселению.
- Жадноват он, как полагаешь? - фыркнул Пол.
- Скорее, осторожен в отношении общественной собственности и не любит кумовства, - возразил Рэд.
Пол продолжил чтение; потом поднял глаза на Рэда с некоторым удивлением и недоумением:
- Шлюзовая дверь? Зачем она вам?
- Ну, больше-то ее нигде не используют, а на входе она будет выглядеть весьма впечатляюще; кроме того, ее невозможно вышибить, - ответил Рэд. - В прошлый раз, когда я был на складе, я снял с нее мерку. Иван и Петр Черновы вырезали дверной косяк: дверь словно по мерке сделана для входа в пещеры! Она находится в разделе бесполезного имущества.
Пол кивнул с одобрением:
- Хорошее применение материала, Рэд. А ведь ты сбегаешь от меня.
- Зато арбитраж по поводу "звериных холдов" от тебя никуда не убежит, - возразил Рэд с улыбкой.
Из-за мест в нижних пещерах, где колонисты держали животных, возникали постоянные ссоры. Рэд вел весьма продуманную дипломатическую войну с Галлиани и Логоридесами, главными животноводческими кланами. Во время частых поломок изношенных стеклянных инкубаторов Ханраханы отдавали животным хлеб из собственного рациона и ходили на побережье (на довольно далекое, надо сказать, расстояние от безопасного Холда), чтобы набрать водорослей, которые затем высушивали, мелко нарезали и скармливали коням.
- По крайней мере, твоим противникам не на что жаловаться: с твоим уходом высвобождается большое пространство.
- Да, но теперь они постараются перевезти сюда тех животных, которых пришлось оставить... Пол покачал головой:
- Нет транспорта. Никто не заставит Джима Тиллека вывести из пещеры его драгоценный "Южный Крест", а Пер и Каарван большую часть времени рыбачат... - Пол пожал плечами. - Смотрю, ты запросил для перевозки пять скутеров? И на како время они тебе понадобятся?
Аккумуляторов для воздушного транспорта практически не осталось, потому на металлические корпуса поставили колеса и стали использовать их как наземный транспорт. Небольшие "вагоны" перевозили камень, вырубленный при окультуривании пещер Холда. Те, что побольше, годились только для широких накатанных дорог, ведущих к морю; зато они были вместительными и могли выдержать (причем лучше, чем то, что в них загружали) тряску горных дорогах и даже падение со склонов.
- Кто еще собирается перебраться на новые места, Пол? - спросил Рэд. Слухов ходило немало, однако до сих пор, насколько он знал, никто, кроме него, не попросил официального разрешения переезд из Холда.
- Зи Онгола хочет попробовать обосноваться Западном. - Пол подошел к карте и указал точку на вершине выдающегося далеко в море полуострова.
- Хороший выбор. Неудивительно, что я не смог уговорить никого из Даффов отправиться со мной. Мы вернем скутеры сразу же после того, как они перестанут быть нам нужны. Я могу дать быков с погонщиками, которых обучил сам, если это поможет Зи.
- Разумеется, поможет; я знаю, он будет тебе благодарен, когда я расскажу ему об этом.
- Ему предстоит более долгий путь.
- Кроме того, ему придется поискать дорогу через Высокие Хребты, - со вздохом прибавил Пол. - Там, куда он собирается переселиться, вполне приличный пещерный комплекс - чего нельзя сказать о дорогах. Если возникнет необходимость, возможно, мы пробурим туннель.
Рэд знал, что Полу будет недоставать Зи Онголы, который был его вторым офицером и близким другом еще во времена кампании в секторе Лебедя. Рэд а удивило решение Зи покинуть Холд; однако Зи Онгола - хороший лидер, а Форту всерьез угрожает проблема перенаселенности - а с ней и рост психологического напряжения. Подчас только авторитет адмирала и его безупречная репутация заставляли умолкнуть недовольных: порядок, установленный Полом, заслуженно считался справедливым и мудрым.
Большинство проблем, стоявших перед Холдом, были вызваны теснотой. В "хорошие" годы, в годы основания колонии, места хватало всем; кроме того, У них была свобода передвижения, которая особенно ценилась сейчас, когда из-за смертоносных Нитей в этой свободе им было отказано. В первые несколько лет жизни в Форт-холде благодарность за безопасность перевешивала неудобства; но, когда увеличилась рождаемость и каменные коридоры наполнились возмущенными воплями младенцев, терпение жителей Форт-холда начало иссякать.
Основание Южного Болла стало первым шагом в разрядке растущего напряжения, и до последнего времени весьма успешным - по крайней мере для тех, кто перебрался туда под предводительством Пьера де Курси. Однако обследовать материк в поисках мест для новых поселений было слишком сложным делом: учитывая то, что Нити продолжали падать, все путешествия в отдалении от безопасного Холда приходилось тщательно планировать по времени, а вдоль дорог устраивали убежища, в которых люди могли переждать Падение Нитей. Позже выяснилось, что в некоторых пещерах нет воды, другие оказались слишком маленькими, чтобы вместить достаточное количество людей, а потому не стоили того, чтобы уделять им внимание и обустраивать их.
- Да, Зи предстоит большая работа, однако нам следует приложить усилия, если мы хотим добиться успеха колонии. Падение Нитей не будет продолжаться вечно! - Пол резко хлопнул ладонью по подлокотнику кресла. - Ради всего святого, Ханрахан, мы еще сделаем Перн нашим, и у каждого из нас здесь будет свое место вне зависимости от того, что падает с неба!
- Конечно, Пол, конечно. Так и будет. И мы, Ханраханы, найдем свое место под этим солнцем! Мы будем плодиться и размножаться - в этом ты можешь быть уверен. - Рэд усмехнулся. Маири недавно отняла от груди их последнего ребенка - по крайней мере, Рэд надеялся, что он действительно будет последним. Конечно, Маири говорила мужу, что хотела бы иметь дюжину детишек, но постоянные беременности уже начинали сказываться на ней, причем не лучшим образом.
- Ради блага Маири, я надеюсь, ты будешь слишком занят. - В глазах Пола сверкнули насмешливые искорки. - Сколько у тебя отпрысков?
Рэд махнул рукой, но против воли расплылся в улыбке:
- Девятеро, и этого вполне достаточно для того, чтобы продолжить наш род. Райан - последний, больше я ей беременеть не позволю и позабочусь о том, чтобы обойтись без десятого.
Бенден фыркнул:
- Да уж, достаточно - особенно если вспомнить, что через пару лет твои сыновья и дочери могут заткнуть тебя за пояс по количеству потомков!
- Ну что ж, Маири прекрасно управляется с детьми. Она искренне любит их, причем в любом возрасте и на любой стадии развития. В отличие от меня, - с некоторой жесткостью в голосе прибавил он.
- Ты уже придумал имя для своего Холда?
Рэд издал неопределенный звук:
- Послушай, черт побери, Пол, я был так занят планами, списками и подбором людей, что у меня не было времени размышлять о названиях! Думаю, мы с Маири и остальными придумаем что-нибудь подходящее.
Пол Бенден поднялся, с некоторым усилием расправил плечи и протянул Рэду руку:
- Удачи, Рэд. Нам будет не хватать тебя здесь...
- Ха! Ты будешь только рад выпроводить меня отсюда. Точно так же, как Логоридесов и Галлиани.
Бенден искренне рассмеялся. Несмотря на то что разведение домашних животных - это же очевидно! - следовало свести к минимуму, Логоридесы и Галлиани всегда впадали в отчаяние, узнавая о новых ограничениях. Пьер де Курси взял к себе девятерых отпрысков этих двух больших семей и довольно большое количество скота, когда отправился на юг, чтобы основать Болл-холд, однако главы семейств продолжали горевать о том, что им пришлось оставить на берегах Южного континента "прекрасных, чистокровных породистых животных".
- Что ж, они наслаждались свободой гораздо дольше, чем мы. Им было тяжелее отказаться от нее, - поговорил Бенден; в его голосе прозвучали извиняющиеся нотки.
Рэд склонил голову набок:
- Кто из нас не отказался от многого... чтобы остаться в живых?
Пол взял руку Рэда в свои и крепко пожал ее.
- Когда вы планируете отправиться в путь?
- Шон говорит, что, начиная со вторника, у нас выпадет три прекрасных ясных дня. Никаких Нитей. К этому времени мы будем готовы тронуться в путь.
- Так скоро? - почти с сожалением сказал Бенден.
- На хорошем коне, мой Адмирал, - ответил Рэд, не удержавшись от того, чтобы не подразнить бывшего моряка, - это расстояние можно преодолеть за два дня. Вам пойдет на благо, если время от времени вы будете выбираться к нам.
- Я никогда раньше не забирался на юг дальше Болла - а это намного ближе.
- С учетом гор и холмов, по которым там приходится карабкаться? Навряд ли ближе, - возразил Рэд. - Я пошлю тебе специальное приглашение, Пол Бенден, и тебе же будет лучше, если ты приедешь! Я отправлю за тобой Шона и Зорку. Быстрее всего добраться до нас на спине дракона, - прибавил он, остановившись у порога. Бенден рассмеялся:
- Если ты уговоришь Шона позволить кому-то сесть на его драгоценного Каренат'а, я приеду!
- Отлично! - Рэд коротко кивнул и ухмыльнулся. - И тогда мы покажем тебе, что сделали с нашим новым Холдом!
Когда экспедиция Ханрахана тронулась в путь, почти треть населения Форт-холда пришла проводить их. Все верховые животные несли, кроме седоков, еще хотя бы один сверток. Бывшие скутеры были аккуратно нагружены; самый большой, в котором помещалась дверь нового Холда, тащили шесть пар быков, которых Рэд тщательно отбирал по силе и выносливости и специально тренировал. Он вырастил их сам, а к составлению набора генов приложила руку Китти Пинг - чуть подправлен вес, чуть усилен скелет, толще шкура, легкие и сердце несколько увеличены. Таким образом, было создано животное, тело которого прекрасно сопротивлялось болезням и усталости, более сильное и лучше приспособленное к адаптации, чем те земные образцы, эмбрионы которых были доставлены сюда in vitro.
В специальных контейнерах, выстланных мягким материалом, хранились особые, уже оплодотворенные яйцеклетки: из них Рэд Ханрахан надеялся вывести лошадей, более пригодных для нужд Перна: тяжеловесов с пропорциями першеронов для работы на полях, быстроногих и поджарых скакунов, способных доставлять посланников на большие расстояния и долго скакать без отдыха, а также лошадей, подобных древним Капо Фино, выращенным в горах, выносливым, быстрым и способным, что важнее всего, покрывать большие расстояния.
Он сделает свой Холд местом, куда все прочие будут приходить для того, чтобы купить тяжеловозов и быстроногих скакунов. Втайне он мечтал о том, чтобы вывести линию беговых лошадей не хуже тех, что были на Земле. Когда окончится Падение Нитей, почему бы не возродить скачки, этот спорт королей? Практичность вполне может сочетаться с развлечениями и экзотикой. Пусть Цезарь Галлиани выращивает мясных животных, если его к этому влечет, а Рэд займется лошадьми.
Сидя в седле Короля, гнедого жеребца, лучшего из всех, кого он вывел с помощью привезенных на Перн оплодотворенных яйцеклеток, Рэд разъезжал вдоль строя своих людей, ободряя их и исправляя небольшие ошибки, допущенные в порядке следования.
Один из самых тяжелых "вагонов" он поставил в авангарде, чтобы тот прокладывал колею; самые сильные молодые люди должны были при необходимости расширять дорогу. Путь на север по главной долине в окрестностях Форта был довольно легким, но вскоре им предстоит вступить в менее исследованные земли. Разумеется, он знал дорогу как свои пять пальцев - так часто он ездил по ней, изучая маршрут; однако в основном дорога эта не была предназначена для движения таких крупных караванов.
На новом месте их уже ждали четверо молодых приемных детей Рэда, достаточно взрослых, чтобы помогать при переселении: Эжен Ражир и Дэвид Якобсен, следившие за механической аппаратурой в Холде, Маделейн Мессерер, занимавшаяся обустройством хозяйства, и Морис де Брольи, который вместе с Оззи и Коббером исследовал скальные формации и туннели. Эти трое не собирались оставаться в новом Холде: как только их работа здесь будет окончена, они отправятся дальше, в поисках других мест, пригодных для основания поселений.
Едва Форт скрылся за поворотом дороги, Рэд послал своего файра Кусаку к Мэдди, чтобы сообщить, что они уже в пути. Полезные существа, эти файры, хотя в последние несколько дней на них словно бы что-то нашло...
Зорка говорила, что это потому, что они должны вернуться к родным пескам юга, чтобы отложить там яйца. Маленькие золотые королевы, более ответственные, чем зеленые самочки, оставались возле кладки до самого рождения потомства и только после этого возвращались к своим людям. Зеленые откладывали яйца и забывали о них; иногда, возможно, они забывали даже о том, что у них когда-то были друзья-люди. Герцог Зорки оставался верен ей, как и два коричневых Шона, и Кусака, коричневый Рэда. Однако в Форт-холде и его окрестностях становилось все меньше и меньше этих удивительных существ.
- Может быть, холодные унылые зимы нравятся им еще меньше, чем нам, - предположила Зорка, - Мы могли бы вернуться к Поселку и посмотреть, нет ли там новых кладок, из которых вскоре должны вылупиться юные файры...
Рэд увидел, как нахмурился Шон. Этот парнишка (Рэд мысленно поправился: "парень"; слово "парнишка" не подходило этому уверенному в себе молодому мужчине) - Шон, всадник бронзового Каренат'а, - был известен как Предводитель Вейра. Возможно, он слишком увлекался военной дисциплиной, но она была необходима, чтобы управлять всадниками, число которых росло. В любом случае его приказы выполнялись с безукоризненной точностью; кроме того, по мнению Рэда, распоряжения, которые он отдавал, всегда были очень разумными. У всадников не так много свободного времени, чтобы заниматься поисками кладок огненных ящерок. Фактически они посещали Южный континент только один раз после Переселения.
Когда Эзра Керун заболел лихорадкой, Шон весьма охотно предпринял путешествие на Каренат'е в старый базовый лагерь. Он вернулся (всего через несколько минут после того, как отправился в путь, отметила Зорка) и доложил старому капитану, что здание ИГИПСа, которое Эзра перед извержением Гарбена так тщательно укрыл защитными пластинами, снятыми с челнока, осталось целым и невредимым. Позднее Шон рассказал Полу о результатах своей экспедиции в подробностях: старое поселение было похоже на ряды могильных холмиков, засыпанных серым вулканическим пеплом. Однако сознание того, что пункт связи с "Иокогамой" все еще цел, успокоило разнервничавшегося Эзру, и он с благодарностью погрузился в сон, от которого так никогда и не очнулся: еще одна жертва неведомой лихорадки.
Новое поселение вполне можно назвать в честь Эзры Керуна, подумал Рэд. Несомненно, этот человек был одним из героев Эвакуации - фактически он последним покинул Поселок, за исключением разве что Адмирала и Джоэла Лилиенкампа. Еще до путешествия к Перну он стал героем Войны с Нахи, Да, это неплохо - назвать Холд его именем. "Керун". Или "Керри". Хороший способ сохранить живую память о любимых местах или людях.
Тут размышления Рэда были прерваны: его вызывали в голову каравана. Вернувшись к действительности, Рэд направил Короля вперед, чтобы выяснить, что случилось.
В первую ночь путешествия они разбили лагерь там, где обычно делал это сам Рэд, - на каменистой прогалине возле речушки, впадающей в реку Форт. Животные были голодны настолько, что даже сушеные водоросли их вполне устроили, хотя прежде многие из них, капризничая, отказывались от этой грубой пищи.
Костер всегда приносит радость, даже если он сложен из высушенного помета животных. Проблему неприятного запаха давно решили: теперь топливо, обрызганное особым веществом, оставляло, сгорая, запах яблоневого дерева. Тушеное мясо с приправами вышло очень удачно, так что, если не знать или не задумываться над тем фактом, что изготовлено оно из мелкой рыбешки, водорослей и диких трав, ужин доставлял подлинное удовольствие. Рэд был слишком голоден, чтобы к чему-либо придираться, так что доел даже подливу, размачивая в ней кусочки сухого хлеба.
Кусака вернулся с привязанной к ноге запиской от Мэдди: "Когда мы увидим вас, небеса воспоют. На прошлой неделе прошел дождь, и уровень воды в Реке высок. Постарайся, чтобы "вагоны" не утонули. М.".
Маири устроила их постель под одним из "вагонов". Она настаивала на том, что ее старым костям нужен отдых. Рэд не желал признаваться, что ем; тоже необходимо отдохнуть, но с благодарностью устроился рядом. Больше возле них никого не было за исключением Кусаки. Рэд размышлял о трех роскошных комнатах, которые будут у них в... Керун холде? Нет, все-таки это звучало как-то не так. Tpи комнаты - только для них с Маири...
Утро принесло непредвиденную задержку. Некоторые животные, в особенности те, кто тянул тяжелые "вагоны", нуждались в уходе: упряжь натерла им шкуру. Упряжь была новой, но Рэд надеялся, что она достаточно мягкая, чтобы не травмировать животных. Маири порылась в вещах и разыскала немного хлопка, сбереженного от последнего урожая на Южном; нашлось там и несколько выделанных шкур тонкорунных овец. Сначала Рэд смазал раны бальзамом из холодильной травы, а затем наложи, на поврежденные места мягкие подушечки из ват! и шерсти. Часть грузов из "вагонов", которые тащи ли пострадавшие животные, - пришлось перераспределить между другими повозками; затем Рэд саг проверил упряжь и заново подогнал ее, во всеуслышанье объявив, что самолично осмотрит каждый ремень и каждую пряжку после того, как упряж будет должным образом вычищена.
Эта задержка стоила им нескольких часов, не когда караван наконец тронулся в путь, настроени у людей было приподнятое; на лицах, отвыкши улыбаться, расцвели улыбки. Можно подумать, сказал себе Рэд, что им достаточно оказаться вне старого Холда, чтобы осознать: теперь они сами себе хозяева, они избавлены от бремени отсутствия интимности... да, интимности; это слово звучало совершенно правильно. Он чувствовал облегчение и радость, видя, как радуются его люди. Конечно, впереди много работы, и не всегда работа будет легкой: новое жилище нуждается в обустройстве, его еще предстоит сделать пригодным для жилья, не говоря уж о комфорте. Некоторое время людям придется мириться с неудобствами. Пока будут расширяться жилые пещеры, все вокруг наполнится каменной пылью. Он взял с собой столько масок, сколько смог выбить из Джоэла, но все равно их недостаточно для всех, кто будет занят на расширении пещер. А кроме того, каменная пыль липнет к самым неподходящим предметам, в том числе и к тем, которые находятся достаточно далеко от места работ: после того как Рэд впервые провел целый день в пещерах Холда, Маири долго сетовала по поводу его одежды...
Он надеялся, что Макс Шульц со своей командой уже укрепил распорками стены туннелей. Рэд использовал едва ли не последние резервы пластика для оград и выгонов: он хотел, чтобы те животные, у которых начали гнить копыта, как можно больше времени проводили на воздухе, пусть даже трава вырастет еще не скоро. На первых порах вряд ли выдастся время выводить и тренировать лошадей, но в. огромной пещере достаточно стойл, чтобы вместить всех животных. А выгоны просто необходимы. Он попросит Десси Фолей, у которой истинный дар обучения зверей, чтобы она научила собак по определенному сигналу или свистку собирать лошадей. Тогда одного человека и собак будет вполне достаточно, чтобы загнать лошадей в пещеру к началу Падения Нитей.
К вечеру стал моросить дождь - настоящий дождь, а не падающие с неба жгучие Нити, хотя на мгновение у людей замерло сердце, когда они увидели серые облака, собирающиеся на западе. Но Нити всегда двигались с востока на запад. Рэд предусмотрительно устроил окна на восточной стороне, чтобы всегда заранее видеть приближение опасности.
Чтобы скомпенсировать задержку, на обед решили не останавливаться: наскоро перекусили, пока поили лошадей и быков в одном из неглубоких потоков, то и дело попадавшихся по пути. Возможно, подумал Рэд, стоит как-то отразить эти речушки в названии Холда? Здесь их было побольше, чем в землях Форт-холда...
Ночью было сыро, и ужин пришлось есть холодным, хотя Маири удалось развести под одним из "вагонов" костер и приготовить для всех горячий напиток. Она также нагрела достаточно воды, чтобы вымыть и размягчить упряжь. Рэд лично проследил за этим процессом. Он осмотрел всех вьючных животных и удостоверился, что на шкурах нет новых ран.
Несмотря на холод и сырость, Рэд уснул рядом с Маири, едва только устроился поудобнее. Кусакз свернулся между ними, греясь в тепле их тел, защищенный и от сырости, и от холода, насколько это было возможно; Рэд невольно задумался, долго ли огненная ящерка останется верной ему в этой суровой земле с таким непривычным для файров климатом.
На следующий день дождь усилился. Маири настояла на том, чтобы они позавтракали горячей кашей - "согрелись изнутри", как она выразилась; в термосы залили огромное количество горячего кла. В течение долгого холодного дня горячий напиток очень выручал людей.
Тропу (дорогой ее никак нельзя было назвать, даже при всем желании) развезло; жидкая грязь замедляла движение каравана. Несмотря на это, к началу сумерек Рэд понял, что они находятся недалеко от той реки, которую он наметил в качестве границы своих владений, - от той реки, о разливе которой предупредила его Мэдди. Они собирались перейти ее вброд там, где река была мелкой, а дно - каменистым и ровным.
Он приказал зажечь лампы. Люминесцирующий лишайник, с которым экспериментировала Джу Аджай-Бенден, давал достаточно света в закрытых помещениях, но его применение на открытом воздухе оставалось проблематичным.
- Мы добрались до реки, па, - прокричал из царившего впереди мрака Брайан. - Она разлилась.
Рэд застонал. Он мечтал поскорее пересечь реку - и потому, что на том берегу начиналась его земля, и потому, что там было более удобное место для ночевки. Он задумался, не подождать ли до рассвета, но отбросил эту мысль: луговина уже была залита водой, поднявшейся по меньшей мере на дюйм. Это означало, что к утру вода поднимется слишком высоко, выше колес небольших "вагонов", что сделает движение практически невозможным; кроме того, их может унести течением. А здесь был самый удобный брод... конечно, если удастся найти этот брод в темноте.
Сейчас, когда Рэд оказался так близко от своего дома, он не хотел, чтобы ему преграждала путь какая-то разлившаяся река.
Взяв фонарь, он поехал по грязи в голову каравана и, остановив Короля рядом с Брайаном, принялся мрачно вглядываться в темную стремительную воду. Встал на стременах и, держа фонарь высоко над головой, взглянул влево, высматривая груду камней, которую сложил, чтобы обозначить место переправы.
- Ушла под воду, черт побери, - пробормотал он.
- Здесь есть подводные течения, па? - спросил Брайан, указывая на проносящийся мимо сломанный древесный сук.
- Когда вода поднимается слишком высоко - пожалуй, да. К завтрашнему дню, несомненно, река разольется слишком сильно. Черт побери, если мы не рискнем перебраться на тот берег сегодня ночью, то можем остаться здесь на несколько дней - и это сейчас, когда до нового Холда рукой подать!..
- Тогда давай попробуем переправиться сейчас, па, - твердо заявил Брайан. - Я поищу брод справа: в конце концов, я уже несколько раз перебирался через реку в этом месте. А Облачко - хороший пловец.
Он заставил своего серого зайти в воду по колено, но тут конь остановился, возмущенно фыркая и вовсе не собираясь идти дальше, что бы там ни говорил его всадник.
- Не заставляй его, Брайан, - крикнул Рэд. - Должно быть, он чувствует, что здесь глубоко: лошади это умеют. Я проверю слева. Если бы я только нашел ту пирамиду из камней... Ага! - Луч фонаря опустился вниз, осветив поток воды, переливавшийся через какое-то препятствие прямо у ног скакуна Рэда.
Хозяин послал коня вперед. Король, всегда проявлявший смелость, шагнул в воду, и Рэд повел его наискось через реку, памятуя о том, что брод пересекает речной поток по диагонали. Было слишком темно, чтобы разглядеть противоположный берег, однако Король продвигался уверенно: пока что вода не доходила ему даже до колен, - и все-таки Рэд заколебался, стоит ли переправляться на тот берег сейчас - ночью, в темноте. С одной стороны, если уж они нашли брод, то, возможно, им удастся переправиться, не подвергая себя и груз опасности, - и они окажутся на своей земле! Но, если вода поднимет более легкие повозки, то они могут сбить с ног тягловых животных... значит, нужно как следует укрепить грузы и приставить к каждой повозке по нескольку всадников, чтобы они придерживали ее и направляли в нужную сторону. Король продолжал идти вперед; Рэд ощутил, что теперь под копытами коня лежит каменистое ровное дно: они отыскали брод.
- Отлично, Король, хороший мальчик! - подбадривал своего скакуна Рэд, вглядываясь во мрак и пытаясь различить хоть что-нибудь при слабом свете фонаря. О, что бы он ни отдал за электрический фонарь!.. Но все, выделенные в его распоряжение, использовались сейчас в пещерах...
- Брайан! Давай за мной! - крикнул Рэд, махнув рукой так, что фонарь описал яркую дугу и высветил его светлый водоотталкивающий плащ. Через несколько мгновений из мрака появился Облачко - сперва голова, потом и весь конь, шагавший вперед, с шумом расплескивая воду.
- Нам нужны электрические фонари - все, что есть в нашем Холде: тогда мы сможем перебраться на тот берег, не дожидаясь утра, - сказал Рэд. - Я хочу, чтобы ты быстренько слетал туда и привез их. А еще - веревки и тех больших лошадей, которых использовал Кес, - помнишь?
- Ого, па! Отлично, я все понял, - рассмеялся Брайан.
Внезапно при следующем шаге вода поднялась Королю выше колен; конь удивленно дернул головой. Рэд оглянулся через плечо, пытаясь установить их положение относительно берега, но они были почти на самой середине реки, и берегов разглядеть было нельзя.
"Я поставлю фонарь там, где мы вошли в воду, - сказал себе Рэд, - и второй - там, где мы выберемся на берег. По крайней мере, мы будем видеть, куда идем". Король потянул вправо. Рэд попытался развернуть его и внезапно почувствовал, что вода уже доходит ему до колен. Король рванулся влево, потом еще раз и, громко фыркая, остановился на неглубоком месте. Снова оскорбленно фыркнул, словно осуждая действия всадника.
- Хорошо, хорошо, мальчик, ты знаешь, куда идти, - так иди! Я с этим не слишком хорошо справился, верно? - Рэд ласково похлопал коня по мощной холке и ослабил поводья. О господи, какая же холодная эта река!.. И дело тут не только в дожде: после долгой зимы тает лед...
Ехавшему позади Брайану удалось избежать неприятностей, которые постигли его отца. И снова вода лизнула сапоги Рэда - но на этот раз кони явно поднимались по склону на другой берег. Приподнявшись на стременах, Рэд взмахнул фонарем в знак успеха. Брайан присоединился к отцу, издав торжествующий клич.
- Ты знаешь дорогу отсюда до Холда, сын? - несколько обеспокоенно спросил Рэд. Брайан проезжал здесь не так часто, как его отец, и никогда - ночью, когда большая часть дорожных примет не видна из-за темноты. - Вот, возьми лучше мой фонарь.
- Послушай, па, но ведь он тебе понадобится как маяк!
- Я предпочту, чтобы он был у тебя и чтобы ты благополучно добрался до Холда. Поезжай - и больше доверяй Облачку!
- Как всегда! - ответил Брайан, подъезжая ближе к отцу, чтобы забрать фонарь. - Поехали!.. - и поскакал вверх по склону.
Рэд долго следил за ним, затем снова направил Короля в воду, ориентируясь по огням на противоположном берегу. Обратный путь оказался гораздо легче: Маири предусмотрительно разожгла костры. Конечно, они больше согревают, чем светят, но тем не менее и они могут послужить маяком в непроглядной дождливой ночи. Рэд проследил за тем, чтобы имевшиеся у них фонари были распределены среди путешественников, потом установил стальной шест в том месте, где прежде сложил пирамиду из камней: он должен был служить первым ориентиром. На верхнем конце шеста прочно укрепили фонарь, он висел на высоте человеческого роста; на уровне груди к балке привязали прочную веревку - за нее должны были держаться те, кто пойдет пешком.
Закончив все приготовления, Рэд аккуратно свернул веревку и прикрепил бухту к луке седла, чтобы она могла свободно разматываться. Снова сел на Короля, взял с собой три фонаря и два шеста и направил коня в реку. За ним последовали другие всадники с фонарями; они держались друг за другом на равных расстояниях: их фонари осветят дорогу остальным, к тому же при необходимости они смогут оказать помощь пешим. Добравшись до противоположного берега, Рэд вбил там привезенный с собой шест, повесил на него фонарь и завязал вокруг шеста свободный конец веревки - прочным морским узлом, одним из тех, что показывал ему Джим Тиллек.
Затем Рэд подвел Короля к тому месту, где, по его представлениям, должна была находиться правая граница отмели, и снова направил его в воду - и немедленно окунулся по грудь. Король мощно рванулся из воды на мелкое место и встряхнулся, возмущенно фыркая. Рэд стиснул зубы, пытаясь подавить дрожь. По счастью, он держал фонарь достаточно высоко, и огонь не погас. Он добрался по мелководью до берега и здесь воткнул третий шест, укрепив на нем фонарь. Если никто не запаникует, маяков будет вполне достаточно. Брод достаточно широк, чтобы по нему мог пройти самый тяжелый из "вагонов"; но если хоть одно животное сделает неверный шаг, несчастье неизбежно.
Он снова вернулся на берег, где ожидали переселенцы: это было мальчишеством с его стороны - он видел, что Король начинает уставать. Маири уже поджидала мужа.
- Ты больше ни шагу не ступишь, Рэд Питер Ханрахан, пока не выпьешь или не съешь чего-нибудь горячего! Ты весь вымок в ледяной воде - думаешь, я не слышала плеск? - Она протянула ему кружку с дымящимся напитком.
Он пил с наслаждением, вслушиваясь, как горячий кла бежит по пищеводу. Ему удалось справиться с дрожью, хотя порывы холодного ветра пробирали его до костей.
Поблагодарив, он вернул Маири кружку и, поднявшись на стременах, обратился к тем, кто ожидал его решения:
- Послушайте, парни, лучше перебраться на тот берег сегодня ночью. Вода быстро поднимается: сегодняшний дождь растопил лед в верховьях. Пока еще вода доходит только до колен Королю, если двигаться вдоль веревки по левой стороне брода, к тому маяку, который находится слева от вас. Брод - это каменистая отмель: как только почувствуете под копытами коня что-то более мягкое, берите в сторону. Те, кто ведет в поводу грузовых лошадей, пойдут первыми. Привяжите их на том берегу, потом возвращайтесь назад на своих конях и выстройтесь по правой границе отмели. Смотрите, не провалитесь в ту же яму, что и я. Там холодно!
Он пустил Короля рысью вдоль длинного ряда повозок, отдавая распоряжения; самые тяжелые повозки Рэд поставил в конце - они больше других нуждаются в помощи.
Крики, доносившиеся с реки, говорили о том, что там возникают небольшие проблемы, однако каждый раз оказывалось, что все удалось уладить и без вмешательства Рэда.
Когда грузовые лошади и четыре повозки оказались на противоположном берегу, а вдоль границ отмели выстроилась шеренга верховых, вброд пустили невьючных животных. С собаками возникли некоторые проблемы; некоторых пришлось привязать, чтобы их не унесло течением. Хуже всего было с гусями, которым явно хотелось поплавать вволю: Рэду пришлось попросить владельцев огненных ящерок, чтобы файры проследили за бестолковыми птицами. Кусака спикировал на головную гусыню справа, заставив испуганную птицу свернуть левее; остальные файры следовали его примеру, подгоняя и направляя гусей.
Внезапно, без предупреждения, еще до того как гуси начали взбираться на противоположный берег, файры издали дружный крик и исчезли.
- Какого черта?.. - воскликнул Рэд, изумленный и немало разозленный этим внезапным предательством огненных ящерок. Уж на Кусаку-то он всегда мог положиться... Рэд пустил Короля вперед: в отсутствие файров ему самому пришлось выступить в роли загонщика гусей. Наконец стая благополучно оказалась на берегу, и он вздохнул с облегчением.
К этому времени из Холда подоспела помощь, и бегство огненных ящериц перестало занимать Рэда: необходимо было организовать переправу последнего, самого тяжелого "вагона". Маделейн Мессерер послала переселенцам горячий суп и теплый хлеб с пряной начинкой, в выпекании которого она была мастерицей. Брайану и помощникам, прибывшим из Холда, не пришлось долго уговаривать Рэда, чтобы тот устроил себе небольшую передышку и перекусил. Кроме того, на высоком берегу уже установили мощный маяк, так что брод был освещен полностью. Вода заметно поднялась; талые воды стремились к раскинувшемуся далеко на востоке морю. Рэд знал, что будет тосковать без моря, без его шума и соленых брызг; к сожалению, ближе к берегу не нашлось мест, пригодных для Холда. Он всегда жил неподалеку от океана; но даже расставание с морем - не такая уж большая плата за то, что он обретет здесь. Впрочем, сперва всем еще нужно перебраться через речной поток...
Несмотря на горячую еду, его била холодная дрожь: он промок насквозь - а кроме того, чувствовал, что его конь устал и даже начал спотыкаться. Рэд рассчитывал только на сильное сердце Короля и на собственное упорство; он должен был продержаться до окончания переправы.
Первая из трех пар быков, впряженных в самую тяжелую повозку, заартачилась, наотрез отказываясь входить в темную воду, хотя переправа была ярко освещена. Возницы щелкали кнутами, быков тянули вперед за продетые в ноздри кольца; рассерженный глупостью животных и изрядно встревоженный тем, что уровень воды поднимался с каждой минутой, Рэд приказал завязать быкам глаза, но этот старый трюк не сработал: животные ощущали воду, доходившую им до колен, а временная слепота только усиливала у них чувство опасности. Рэд пытался придумать что-нибудь, что могло бы заставить бестолковых животных войти в воду, проклиная исчезновение Кусаки, - огненные ящерицы вполне могли бы поступить с быками так же, как и с гусями, - но тут на дальнем берегу возникло какое-то движение. Кони ржали и вставали на дыбы; их изумленные всадники пытались успокоить встревоженных животных; скот впал в такую панику, что Рэд догадался, что произошло.
Не без труда удерживая Короля на месте, Рэд вгляделся в дождливое ночное небо и различил силуэт дракона: отсветы догорающих костров вспыхивали на бронзовой чешуе.
- Шон! - изо всех сил крикнул Рэд, заставляя Короля кружить на месте.
- Простите, Рэд, - ответил откуда-то сверху голос Шона.
Все еще удерживая Короля, хотя это было крайне сложно, Рэд, держа поводья одной рукой, приложил ладонь второй рупором к губам:
- Не проси прощения, лучше помоги! Подгони этих упрямых быков сзади, чтобы они наконец перешли реку! У нас не так много времени, река поднимается!
- Тогда уходите с дороги, - донесся до него голос Шона. - По счету десять... Его голос затих в отдалении.
- Хорошо, ребята, - крикнул Рэд тем, кто пытался сдвинуть быков с места. - Шон собирается пугнуть их драконом. Готовьтесь, придется ехать быстро! И постарайтесь забирать влево!
Крепко натянув поводья, он развернул Короля так, чтобы тот не видел происходящего на реке - и в первую очередь приближения дракона. Он успел как раз вовремя: разорвав дождливую пелену, позади застрявшей повозки вынырнул огромный дракон, казалось, собиравшийся атаковать. Впрочем, одного запаха дракона было достаточно: быки в ужасе рванулись вперед, подальше от обрушившегося с небес кошмара.
Должно быть, у Шона глаза, как у кошки, подумалось Рэду; всадник послал бронзового Каренат'а вперед прямо над головами быков и как раз под таким углом, что быки понеслись точно по броду. Несмотря на тяжелую повозку, быки не остановились, достигнув противоположного берега, и едва не растоптали тех, кто был там. Рэд даже задумался, так ли уж хорош придуманный им маневр.
- Мы приземлимся с подветренной стороны, Рэд, чтобы я мог с вами поговорить, - донесся из мрака голос Шона.
Король взбрыкнул - правда, не так сильно, как раньше.
Может быть, расстояние или дождь были виноваты, но голос Шона показался Рэду странным. Впрочем, сейчас не было времени размышлять об этом, и Рэд сосредоточился на более неотложных делах. Может быть, он снова стал дедом...
Теперь оставалось переправить только меньшую из двух тяжелых повозок. По счастью, животные все еще были напуганы и стремились покинуть это страшное место как можно скорее. Однако, как только они оказались в воде, произошло то, чего Рэд все время боялся. Уровень воды в реке был слишком высок, вода полностью закрыла колеса, и, несмотря на всю свою тяжесть, повозка попльша по течению. Тягловые животные потеряли равновесие. Только расторопность конников, охранявших переправу слева, спасла положение. С огромным трудом удалось вернуть повозку на твердую землю, после чего до другого берега она добралась уже без приключений.
Наконец Рэд снова направил усталого Короля через брод на оставленный ими берег, чтобы встретиться с Шоном и помочь Маири разжечь костры. Пегая кобылка Маири была привязана к камню; она стояла спокойно, словно ее вовсе не смущала близость дракона.
- Благодарю, Шон, - сказал Рэд, протягивая руку своему зятю. Тот ответил крепким пожатием; ладонь его была в песке. На мгновение пламя костра высветило лицо Шона. - Я уже почти отчаялся найти способ, который заставил бы этих глупых упрямых быков перейти реку.
- Что ж, страх - неплохой погонщик...
Определенно, голос Шона звучал странно, как-то придушенно; однако костер давал слишком мало света, чтобы можно было рассмотреть выражение его лица, и Рэд не мог даже предположить, что произошло.
- Как получилось, что ты прибыл так удачно? - спросила подошедшая к ним Маири. - С Зоркой все в порядке?
Хотя Зорка, всадница золотой королевы Фарант'ы, снова была беременна, проблем с родами у нее быть не должно было - как их никогда не было у ее матери.
- О нет, нет, - ответил Шон, торопясь успокоить Маири. - Мы прибыли, чтобы приветствовать вас в новом Холде, но оказалось, что вас еще нет. Мэдди сказала, что вы застряли на переправе и послали за помощью, и я подумал, что Каренат' может чем-нибудь помочь.
Рэд устало рассмеялся, пытаясь вытереть платком мокрое лицо. Платок едва ли был хоть чуть-чуть суше.
- Кстати, где ты его оставил? Даже в дождливую ночь дракона сложно спрятать...
- Каренат', - позвал Шон; в его голосе скользнула тень усмешки, и это немного успокоило Рэда, хотя не до конца развеяло его тревогу. - Покажись Рэду и Маири, они хотят знать, где ты.
Метрах в пятидесяти от них внезапно вспыхнули два голубовато-зеленых, еле заметно вращающихся мерцающих огня: фасетчатые глаза дракона. Рэд крепче стиснул поводья Короля, но усталый конь низко опустил голову и ничего не увидел.
- Спасибо, Кар!..
Глаза, сверкавшие, как драгоценные камни, исчезли из виду.
- Он что, так и стоит там с закрытыми глазами? - спросила Маири.
- Нет, просто поднял крыло, чтобы прикрыть их, - ответил Шон; голос его снова стал тусклым и безжизненным. - Их можно разглядеть сквозь мембрану крыла, хотя и с трудом.
- А, вижу! - удовлетворенно откликнулась Маири.
- Послушайте, Рэд, одна из причин, по которым я прилетел сюда, заключается в том, чтобы удостовериться, что вы преодолели реку благополучно. Завтра утром, на рассвете, над этим районом мы ожидаем Падение Нитей, а я вовсе не хотел, чтобы оно вас тут застало.
Рэд вздохнул. После всех трудностей, которые им пришлось преодолеть во время переправы, он собирался разбить на берегу временный лагерь и хотя бы немного передохнуть, а утром отправиться в путь с новыми силами.
- Ну, вам не так далеко осталось, - заметил Шон, явно стараясь приободрить Рэда.
- Знаю, сынок, знаю...
Рэд замолчал, чтобы позволить Шону высказать то, что так явно его беспокоило. У него были прекрасные отношения с зятем, и ему не хотелось, чтобы эти отношения что-либо омрачило.
- Ваш Кусака уже вернулся? - спросил Шон.
- Что случилось в Вейре? - тут же спросила Маири, хватая Шона за руку и требовательно заглядывая ему в лицо. - Только не лги мне...
Шон отвернулся и потер лоб свободной рукой.
- Нет причин лгать.
Теперь оба слышали в голосе Шона горькие и жесткие нотки.
Маири обняла бронзового всадника за плечи.
- Скажи нам, Шон, - проговорила она очень мягко, вытирая его щеки краем передника. Рэд придвинулся к Предводителю Вейра.
- Алианна умерла родами, - проговорил Шон; по его лицу потекли слезы. - Мы не могли остановить кровотечение. Я прилетел за Базилем.
- Ох, - проговорила Маири с глубочайшим сочувствием в голосе.
- Но это еще не все, - Шон всхлипнул, вытирая нос и глаза, не в силах больше сдерживать горе, которое так долго пытался скрыть. - Черет'а... ушла в Промежуток. Как Дулут' и Марко.
- Ох, Шон, дорогой...
Маири заставила его положить голову ей на плечо. Рэд обнял всадника за плечи.
Многие драконы получали раны, шестеро - настолько серьезные, что больше не могли подниматься в воздух, но только четверо погибли, и Шон как Предводитель Вейра мог гордиться столь малыми потерями. Однако гибель Королевы была страшной трагедией. Ничего странного не было в том, что Кусака и остальные файры покинули своих хозяев. Они отправились в Вейр, чтобы оплакать Черет'у.
Рэд и Маири сочувственно молчали.
- Если нужна будет моя помощь, я приеду, - предложила Маири, бросив короткий вопросительный взгляд на Рэда; тот кивнул, одобряя ее предложение.
Шон поднял голову, снова всхлипнул и высморкался в платок, извлеченный из кармана куртки.
- Спасибо, Маири, но мы справимся. Просто... это было таким потрясением... Одно дело - потерять боевого дракона, и совсем другое... - он умолк, не окончив фразы.
- Мы понимаем, дорогой.
- Вот потому Зорка и послала меня удостовериться, что с вами все в порядке. Надо сказать, я испугался, не застав вас в Холде... - Шон вымученно улыбнулся.
Рэд положил руку на плечо Шона и сжал его, пытаясь выразить жестом сочувствие и одобрение.
- А завтра к тому же Падение Нитей... - с глубоким сожалением проговорил он. - Людям нужно время, чтобы пережить горе.
- Это самое лучшее, что могло случиться, - ответил Шон, снова промокнув глаза и пряча платок. - Это поможет отвлечься...
- Да, возможно, ты и прав, - медленно проговорила Маири.
- А теперь возвращайся, сынок, - сказал Рэд, слегка подтолкнув Шона к Каренат'у. - Ты хорошо сделал, что проведал нас и помог нам с быками. Скоро мы с Маири тоже переберемся через реку и отправимся в путь. Завтра мы будем уже в Холде, так что не беспокойся за нас. - Тут в голову Рэду пришла новая мысль. - У тебя достаточно людей для наземных команд на завтра?
Шон слабо улыбнулся тестю:
- Насколько понимаю, Рэд, эта река обозначает границу между землями Форт-холда и вашими землями. Вы не обязаны высылать наземную команду... если кто-то из вас собирался это сделать. Отправляйтесь в путь и постарайтесь добраться до укрытия прежде, чем наступит рассвет. Это - лучшее, чем ВЫ можете помочь мне и Зорке!
- Так мы и сделаем, - ответила Маири, передавая Шону укутанного спящего Райана и взбираясь в седло своей Пай.
- Значит, это и есть младший дядя моего сына, - проговорил Шон, откидывая угол одеяльца и вглядываясь в личико спящего младенца.
- Определенно^ - ответил Рэд. - Давай его мне, - распорядился он, сев в седло. - Король повыше твоей Пай, Май. Ты можешь вымокнуть.
Маири коротко рассмеялась:
- Не вымокну, если заберусь в седло с ногами, - ответила она. - Передай Зорке, что я очень ее люблю, хорошо, Шон? И наши глубочайшие соболезнования всем в Вейре.
- Обязательно, Маири. И... благодарю вас!
Предводитель Вейра отступил в сторону; Маири направила кобылку вперед. Пегая была на удивление спокойным животным и вошла в холодную воду без колебаний и страха - только повела точеными ушами, когда вода поднялась ей до бабок и закрутилась водоворотами вокруг ног.
- Мы все скорбим вместе с Вейром, Шон, - проговорил Рэд, прощальным жестом поднимая руку.
Оглянувшись через плечо, он увидел, как Каренат' опустил крыло при приближении Шона; драконий всадник сильно сутулился, словно физически ощущал тяжесть постигшего их горя. Рэд вздохнул.
Король, как он заметил, следовал за кобылкой Маири, не нуждаясь в понуканиях, да и в воду вошел без принуждения. Жеребец тянул шею, обнюхивая ее хвост. Рэд усмехнулся, чувствуя, что Король стал двигаться гораздо энергичнее: должно быть, у кобылки скоро начнется брачная пора... А в этом году, подумал Рэд, каждая кобыла сможет принести по жеребенку!
Разлив реки продолжался, вода поднималась все выше, бежала все быстрее, и Рэд крепче прижал к себе сына. Он видел, что Маири действительно взобралась на седло с ногами, подтянув колени к самому подбородку; Пай, однако, шла уверенно, упорно продвигаясь вперед. Рэд с облегчением вздохнул; одновременно с ним вздохнул и Король, выбираясь на высокий берег в последний раз за эту ночь.
- Давай оставим новости Шона на завтра, Маири, - сказал он, прежде чем они добрались до остальных.
- Конечно. Люди и без того устали, лишние печали им сейчас ни к чему. Я не хочу, чтобы что-либо омрачало наш приезд домой... - После недолгого молчания она прибавила: - Может, это эгоизм с моей стороны, Питер?..
Он знал, что она называет его именем, данным при крещении, только когда не уверена в себе.
- Нет, только доброта. Нам и без того было довольно печали и страданий. Не стоит торопиться добавлять к ним еще одну.
Когда люди из Холда присоединились к переселенцам, чтобы помочь им доставить грузы к месту назначения, Рэд позволил уговорить себя пересесть на повозку; Короля вели в поводу позади. Рэд даже позволил себе лечь, благо в темноте его никто не мог видеть. Однако в повозке с избытком хватало ящиков и свертков с острыми углами и твердой поверхностью; Рэд долго возился, пока сумел устроиться более-менее удобно, не рискуя сломать ребро или отбить почки на очередном ухабе. Он уже жалел, что не задержался и не переоделся в сухое: пришлось удовлетвориться одеялом, которое бросила ему Маири: по крайней мере, в нем было не так зябко. Кусака появился снова и устроился у Рэда на плече, обвив его шею хвостом; Рэд гладил файра, ощущая его скорбь и понимая, насколько тот нуждается в утешении. Однако вскоре даже на это у него не осталось сил; он только прижался щекой к теплому гибкому тельцу маленького драконника. От этого тепла ему стало так уютно, что, несмотря на все свои благие намерения, Рэд Ханрахан уснул и не проснулся, даже когда повозка въехала в круг яркого света перед входом в его Холд.
- Маири собиралась оставить тебя спать здесь, отец, - сказал Брайан, когда Рэда разбудил плач усталого ребенка, - но у этой повозки только два колеса, и нам нечем было ее подпереть.
Рэд немедленно стал рычать на всех окружающих: почему его не разбудили, почему позволили ему пропустить зрелище торжественного прибытия в Холд?.. Несмотря на все усилия, загнать его внутрь и уложить спать так и не удалось. Он лично хотел проследить за тем, чтобы всю живность разместили в отведенных для нее помещениях.
- Шон сказал, что Падение Нитей будет завтра рано утром над рекой, - объяснял он тем, кто пытался отправить его спать, - а он, как правило, не ошибается в таких делах. Но я все-таки хочу, чтобы все животные были к утру под крышей. Вдруг на этот раз Шон ошибся, и Нити будут падать над нашим Холдом!
С этими словами он решительно направился в пещеры, где должны были разместить животных.
Половина лошадей и быков спали, подогнув ноги и улегшись на песчаный пол; остальные дремали стоя. Рэд пошел прямиком к стойлу Короля - одному из последних в ряду лошадиных стойл. Конь посмотрел на него мерцающими в неярком свете глазами, тихонько фыркнул и опустил веки.
- Даже у лошадей больше здравого смысла... - возмущенно начала Маири.
- Я должен был проверить их, - устало пробормотал Рэд. - Я должен был увидеть их в безопасности в их новом доме - именно так, как я все и представлял, когда впервые увидел это место и понял, что оно прямо создано для нас...
- И для них, - закончила за него Маири, подталкивая мужа к выходу и уводя его в Холд.
Ей пришлось тащить его почти силком - да и то, прежде он убедился, что самая большая повозка, в которой везли внешнюю дверь, стоит неподалеку от входа.
- А если вы думаете, что сперва обойдете тут все и выясните, что мы успели сделать за время вашего отсутствия, - объявила Мэдди, уперев руки в бока, - то лучше подумайте как следует! Оззи уже предлагал одолжить мне резиновую дубинку: если вы немедленно не отправитесь к себе и не ляжете спать, придется стукнуть вас по голове и отнести туда на руках!
Предназначенное для него помещение находилось слева от главного входа; Рэд направился туда и остановился в дверях - держась за косяк, чуть пошатываясь от усталости. При свете свечей он разобрал, что в его комнате что-то изменилось; но что?.. - Его измученный мозг отказывался осознавать перемену.
- Что ж, как мы ни старались, кровать, достаточно большая для вас с Маири, сюда не поместилась, - проговорила Мэдди, - так что ее мы поставили в соседней комнате. Поскольку теперь у вас есть соседняя комната.
С этими словами она чуть подтолкнула Рэда вперед, и Маири, все еще державшая мужа за руку, ввела его в новое жилье.
Дверь плотно закрылась за ними; Маири тут же начала расстегивать и стягивать с мужа куртку и рубаху, потом подтолкнула его к кровати. Рэд приподнял ноги, чтобы она могла, как было заведено за долгие годы супружества, снять с него сапоги, потом непослушными пальцами расстегнул ремень и стянул брюки...
Проснулся он через много часов.
Сперва он кричал и гневался на то, что его обманом заставили лечь, когда предстояло сделать еще так много; однако Брайан немедленно прикинулся, что смертельно обижен - как же, отец не доверяет ему заботу о своих драгоценных животных! - и Рэд волей-неволей утих.
Маири поставила перед ним чашку дымящегося кла и положила рядом ломоть хлеба с (тут его глаза вспыхнули) кусочком масла - настоящего масла, которое ему больше не придется ни у кого выпрашивать!.. Это окончательно успокоило его, он принялся расспрашивать, как устроились его люди, и заявил, что готов выслушать их жалобы вечером.
Уже была организована общая кухня, где по очереди готовили еду. В главном зале, который пока еще не был толком обустроен, могло поместиться впятеро больше людей, чем сидело за столами во время вечерней трапезы.
Прежде чем подали ужин, Рэд поднялся со своего места во главе общего Т-образного стола.
- Многие из вас, возможно, уже знают от своих файров, что Алианна, всадница золотой Черет'ы, умерла при родах, а ее дракон погиб вскоре после этого... - Он помолчал, чтобы те, кто еще ничего не знал, могли оправиться от потрясения и боли. - Сейчас мы все встанем и почтим их минутой молчания.
Объявление Рэда омрачило начало общей трапезы, однако к концу ее, когда были внесены великолепные пирожки Маделейн, приготовленные специально к прибытию переселенцев, большинство уже поуспокоились.
- Никогда не думал, что драконы настолько привязаны к своим всадникам, - заметил сидевший неподалеку от Рэда Кес Дук. - Я хотел сказать, я знаю, что Запечатление - это на всю жизнь... но королева ведь была такой молодой... Неужели никто другой не мог стать ее всадником, не мог принять ее?
- Не мог, - ответил Рэд, вертя в руках кружку квикала. Сейчас не помешал бы глоток вина; может быть, Рене Малибу удастся когда-нибудь высадить на южных склонах драгоценные лозы, все еще ютившиеся на гидропонике. - Как только свершается Запечатление, дело сделано: дракон не может существовать без своего партнера-человека.
- Но Вейр ведь разыскивает тех, кто мог бы стать кандидатом. Наверняка кто-то из них мог бы заменить королеве ее всадницу, - настаивал Кес.
- Может, просто все случилось слишком быстро, - предположила Бетти Соуперс; ее глаза покраснели от слез. Она очень хорошо знала Алианну. - Так мало женщин умирает при родах...
Она с надеждой взглянула на двух медиков, сидевших на противоположном конце стола.
На лице Колии Логоридес читалось сочувствие; Акис Андриадус кивнул, подтверждая слова Бетти.
- Я не знаю, что именно случилось с Алиан-ной, - заговорила Колиа. - У нее двое... у нее было двое детей, до сих пор все было благополучно; но, разумеется, я запрошу отчет.
- А я родила девятерых, - тоном, не терпящим возражений, заявила Маири, - так что не дергайся без причин, Бетти Соуперс!
- В особенности когда тебе до беременности еще далеко, - прибавил Джесс Патрик с легкой усмешкой; все прекрасно знали, что между ним и Бетти уже давно установились теплые дружеские отношения.
- Разумеется, да, - твердо ответила Бетти, хотя ее смуглые щеки окрасились румянцем. Она замолчала, потом, опечалившись, прибавила: - Но она была такой молодой, а драконы такие... сильные...
- Я рад слышать об этом в нашем Холде, - заметил Рэд. - Без драконов и их всадников вряд ли мы были бы здесь сейчас.
- А как Шону удалось сдвинуть с места быков? - спросил Кес. - Было уже слишком темно, и я ничего не видел.
Рэд рассмеялся, радуясь тому, что можно сменить тему.
- Быки, конечно, упрямы, но не глупы. И когда позади них возник дракон, они бросились вперед со всех ног!
- А как Шону удалось направить их в нужную сторону? - поинтересовался Петр Чернов. - Я из кожи вылез, чтобы просто не отстать от них, не говоря уж о том, чтобы управлять ими.
- Как я и говорил, Шон был позади них, но чуть справа, так что они, разумеется, кинулись вперед и влево, - ответил Рэд. - И вот мы здесь, живые и невредимые. Пат, сынок, сбегай за моей скрипкой и за другими инструментами. Акис, ты помнишь, где твоя флейта? Я знаю, отец научил тебя с ней обращаться.
- А у меня неплохой барабан, - объявил Оззи, поднимаясь из-за стола.
Пат, получив от матери подробные объяснения, где искать музыкальные инструменты, выбежал из зала; Акис последовал за ним.
За несколько минут посуда была убрана, скамьи и стулья расставлены вдоль стен; вскоре в зале зазвучала музыка. Так счастливо закончился первый день переселенцев в Холде Рэда Ханрахана.
Следующее утро было совершенно другим. Рэд поднялся с первыми лучами солнца, разбудив Бетти, Джесс, Федора и Десси, чтобы те покормили животных. Когда они вернулись на кухню, Лиция Дук, Эмили Шульц и Сэл Вонг уже готовили завтрак под пристальным надзором Маделейн.
После завтрака и кружки свежего кла Рэд устроил собрание, на котором обсуждались работы первостепенной важности. Было составлено расписание на начало весны: необходимо наметить места для пастбищ и посевов, разбить сады, но в первую очередь использовать переданное им во временное пользование оборудование, которое позволит им расширить пещеры и сделать их более удобными.
Ханрахан никогда не чурался тяжелой работы и проводил не меньше времени на обустройстве пещер, чем в полях или в стойлах коней. Своих драгоценных коней он поручил в основном заботам Брайана, Джесс и Бетти; под их начало были отданы почти все, кто не был занят на строительстве. Работы хватало, однако Рэд руководил своим хозяйством разумно; он прекрасно понимал, что отдых и развлечения важны не меньше, чем работа. Однако же и из развлечений он умел извлечь пользу для Холда.
Конечно, по сравнению с работами по обустройству пещер, равно как и с пахотой, корчевкой и севом, поездки по землям Холда и составление карт были подлинным удовольствием. Разумеется, сперва приходилось выяснять в Вейре, есть ли у них хотя бы несколько спокойных дней, чтобы не опасаться Нитей; затем Рэд собственноручно намечал маршруты команд разведчиков и их цели. Земли, которыми мог владеть по закону он сам, в соединении с наделами, полагавшимися тем, кто следовал за ним, представляли собой обширные владения, пока лишь примерно обозначенные на картах. Теперь следовало тщательно исследовать их и нанести на карты Холда.
По форме земли Холда немного напоминали пирог: северная часть была самой узкой, посередине же находилось расположенное высоко в горах ледниковое озеро. К югу владения Рэда расширялись, границами им служили две реки: с юго-востока - та, которую они пересекли с таким риском, с северо-востока - широкая и более спокойная река, отстоявшая от юго-восточной на два дня пути. Рэду также необходимо было узнать, сколько пригодных для жилья пещер находится в его распоряжении: ведь со временем население Холда увеличится.
Постройки, возведенные из вырубленного из скалы камня, возводили вдоль подножия скалы, вплотную к помещениям, отведенным для животных. По плану Рэда здесь должны были разместиться мастерские: большому и процветающему сообществу, которым, он не сомневался, скоро станет его Холд, необходимы были самые разные мастера.
Он очень любил Брайана, они легко находили общий язык; Рэд надеялся, что и с младшими отношения у него сложатся не хуже... Однако его сыновьям нужны будут собственные земли, где им не придется принимать решения, постоянно советуясь с отцом. По счастью, земли Холда были достаточно обширны. Необходимо также, чтобы и потомкам нынешних обитателей Холда нашлось где жить. Когда окончится Падение Нитей, пусть Рэд и не доживет, быть может, до этого славного времени, его потомки расселятся по всему Холду... Теперь будущее представлялось Рэду еще более величественным и прекрасным, чем в те времена, когда они с Маири еще только планировали присоединиться к колонистам Перна.
Итак, Рэд посылал разведчиков во все уголки земель Холда, чтобы они разведали все возможные богатства, и в первую очередь - места, пригодные для заселения. Иногда он и сам отправлялся в путь, чтобы осмотреть обнаруженные месторождения руд: им понадобится много угля, гораздо больше, чем имелось в их распоряжении сейчас, чтобы поддерживать работу созданной Игендом системы обогрева пещер.
Игенд был гениальным инженером. В Форт-Вейре он сумел добраться до каверны, заполненной остывшей, но все еще горячей магмой, что обеспечило обогрев всех помещений, в особенности же - той пещеры, где находилась площадка Рождений: драконьим яйцам, покоившимся до времени в горячем песке, требовался жар, чтобы их скорлупа могла затвердеть. Многие недели драконы переносили в пещеру лучший песок с пляжей Болла, но усилия того стоили: теперь в Вейре были созданы почти идеальные условия, которые, как полагала Китти Пинг, необходимы драконам. Конечно, кладки можно было с успехом разместить и на площадках с искусственным подогревом, но королевам больше нравился песчаный пол пещеры. И, подобно тому, как в Форте постоянно рождались дети, в Вейре, в пещере Рождений, постоянно находились драконьи яйца на разных этапах созревания.
Когда выпадала возможность на время возложить заботы по обустройству Холда на плечи соратников, Рэд обязательно присутствовал на церемониях Рождения; Маири же умудрялась посещать их все и безошибочно определяла, какого цвета дракон появится из того или иного яйца.
Игенд без особых усилий решил проблему отопления в Ходде; вдоль складов Джоэла он установил панели солнечных батарей, мощности которых вполне хватало для подогрева воды - нет ничего лучше горячей ванны и возможности смыть с себя грязь и пот после тяжелого трудового дня. Им всем долго приходилось мириться с грязью и отсутствием чистой одежды, и теперь удобства нового Холда казались настоящей роскошью.
Приемный сын Рэда, молодой Али Арфид, в достаточной мере изучил инженерное дело еще при жизни родного отца, чтобы установить и поддерживать работоспособность различных механических систем, в чем ему немало помог Джонни Грин. Эта парочка вообще прекрасно справлялась с приспосабливанием механических устройств к условиям Холда. Рэд намеревался послать их вскоре на экзамены к Фулмару Стоуну, который был их наставником.
Обучение молодых - вот задача, которой необходимо было заниматься постоянно, чтобы выжить, чтобы не допустить угасания и вымирания ремесел.
Что ж, подумал Рэд в то утро, когда они наконец занялись главным входом в Холд и установкой шлюзовой двери, - теперь, когда основная часть работы сделана, может быть, не придется работать с такой лихорадочной быстротой... Успехи, которых они достигли в первый год существования нового Холда, были крайне важны по многим причинам - и не последней было то, что им удалось доказать: новые Холды можно обустроить в сжатые сроки. На трех засеянных выгонах уже выросла трава; на щедро удобренной земле прорастали первые побеги люцерны. В огороженном стеной саду, который был укрыт от Нитей прозрачными пластиковыми щитами, высадили фруктовые деревья. Огород, также обнесенный стеной, уже дал первый урожай; кроме того, грядки можно было быстро укрыть все теми же пластиковыми щитами.
Рэд с радостью отметил, что это весеннее утро выдалось ясным и солнечным, - тем более кстати, что сегодня он ожидал гостей. Пол Бенден и еще несколько специально приглашенных из Форта людей должны были присутствовать при торжественной установке двери Холда...
- Ах ты, черт побери, - пробормотал Рэд, натягивая подбитые железными подковками рабочие ботинки. Он до сих пор так и не придумал имя для своего Холда!..
Маири не слишком понравилась идея назвать Холд Керуном или даже Керри, хотя Рэду казалось, что ей это должно прийтись по вкусу.
- О нет, это должно быть что-то наше, что-то, что будет говорить о нас самих, - говорила она; на лице ее отражалось усилие - она никак не могла объяснить, что именно имеет в виду.
- Ханрахан-холд? - поинтересовался он полушутливым тоном.
- О боже, конечно, нет!.. Это отдает феодализмом...- Подумав, она усмехнулась. - Хотя, если подумать, ты и вправду владетельный лорд всего этого... - Она указала за окно спальни.
День, когда они перенесли кровать из конторы Рэда (которая немедленно и окончательно превратилась именно в контору) в расположенную наверху "трехкомнатную квартиру" с окнами, врезанными в камень утеса, - о, это был ее день! Рэд никогда не забудет ту радость, которая отразилась на ее лице, когда она отправляла Брайана и Саймона за своим "наследным сундуком", который после второго Переселения склеили заново. Установив его на том самом месте, где она хотела, Маири удовлетворенно и счастливо вздохнула, после чего выгнала всех из новых апартаментов четы Ханраханов, чтобы отполировать дерево сундука до нужного теплого блеска.
Она занималась этим так долго, что в конце концов Морин пришлось самой накормить своего брата-младенца.
- Это не похоже на маму, - буркнула она отцу, укачивая на руках Райана.
- Это только на сегодня, Морин, - ответил Рэд, взболтав в кружке остатки кла и делая последний глоток. - Когда сундук был установлен на приличествующее место, твоя мать окончательно и бесповоротно стала считать этот дом своим.
- Первое, что у меня спросила мама, когда мы высадились на Северном материке, было: где клей, которым можно склеить сундук, - сообщил Брайан младшей сестре, подмигнув при этом отцу.
- Это самая древняя вещь в нашем Холде - исключая разве что те камни, на которых мы стоим, - заметил Рэд несколько сентиментальным тоном. - Он хранился в семье твоей матери и передавался от поколения к поколению...
- И, несомненно, будет передаваться из поколения в поколение и здесь, - закончил Брайан с понимающей усмешкой. - Итак, когда же мы собираемся поставить на место входную дверь, па?
- Приглашения приняты, - ответил его отец, - так что ждем гостей и готовимся...
Сейчас все было готово: оставалось только установить огромную тяжелую дверь на ее законное место. По этому поводу Рэд надел новые брюки, почти полностью скрывавшие рабочие ботинки, и прекрасную новую рубаху, а поверх нее, по настоянию Маири, кожаную куртку, в которой было так удобно работать.
- По крайней мере, пока эта штука не будет установлена, - сказала она. - У нас достаточно ткани, но пока еще не было времени заняться шитьем, так что побереги рубаху.
Сегодня на празднование должны были прибыть Шон и Зорка с их новорожденным сыном. Один-два дракона очень пригодились бы, чтобы доставить гостей, но Рэд ни за что не стал бы просить об этом. Драконы должны заниматься в первую очередь тем, ради чего их создали. Он знал, как горько было Шону, когда драконам приходилось служить вьючными животными. Разумеется, это было еще в те времена, когда они не научились летать через Промежуток и жевать огненный камень, позволявший им изрыгать убивающий Нити огонь. Возможно, теперь, заняв особое положение среди жителей Перна, Шон вел себя немного надменно - но Рэд не мог винить его. Он, как и другие молодые всадники, рисковал своей жизнью и здоровьем ради того, чтобы не допустить Падения Нитей в единственном регионе Перна, где только и могли жить люди. К тому же этот парнишка - нет, этот мужчина - был подлинным Предводителем всадников и прекрасно управлялся как с драконами, так и с делами Вейра. Ночь, когда умерли Алианна и Черет'а, была единственной, когда он позволил другим увидеть, как тяжела ответственность, которую он взвалил на свои плечи. В каком-то смысле чувства, проявленные Шоном, были в глазах Рэда признаком подлинного возмужания: мужчина может позволить себе плакать от горя, и никто не смеет упрекнуть его в этом. Рэд искренне восхищался Шоном в тот момент - впрочем, как и всегда, даже в те времена, когда Шон был всего лишь мальчишкой, гордым обладателем пары коричневых файров.
Восхитительный запах говядины и баранины, жарившихся на углях, плыл над дорогой, ведущей меж полей к Холду. Рэд слышал доносившиеся из кухни голоса: Маири, Морин и большая часть его приемных детей занимались приготовлением праздничной трапезы для гостей, которые соберутся здесь в торжественный момент.
Необходимые механизмы уже были отлажены. Ожидали только прибытия гостей. В окне над дверью установили надежно закрепленный подъемник, который должен был на цепях извлечь дверь из большого "вагона". Сверхпрочную сталь двери отполировали так, что на поверхности не осталось ни единой царапины. Рэд на секунду задумался о том, где и как были получены эти царапины и с какого корабля была снята дверь. В свое время, довольный тем, что ему удалось выбить ее у Джоэла Лилиен-кампа, он не удосужился спросить об этом, не желая раздражать пожилого человека лишними вопросами. Сам он полагал, что дверь сняли с "Юджисана", того корабля, на котором Саллах Телгар и Барр Амил доставили семейство Ханраханов на планету, ставшую для них новым домом; и кто бы стал спорить с ним? В конце концов, все корабли-"челноки" были построены одинаково...
Внезапно в окно стремительно влетел бронзовый файр и резко застрекотал, требуя внимания Рэда. Рядом немедленно объявился Кусака, и две огненные ящерки вступили в им одним понятный разговор. Затем бронзовый подлетел к Рэду, предусмотрительно подставившему файру руку, чтобы тот мог приземлиться. Кусака же устроился на плече Рэда, ревниво наблюдая за новоприбывшим файром с явным намерением не допустить никаких вольностей. Бронзовый снова застрекотал и вытянул лапу, к которой, как рассмотрел Рэд, была прикреплена капсула с письмом.
Он осторожно отвязал ее, поблагодарил файра и развернул послание.
"Где, черт побери, тот брод, по которому ты велел нам ехать? П. Б."
-162-
Рэд рассмеялся; в широком размашистом почерке писавшего чувствовалось неподдельное отчаянье. Он высунулся в окно и крикнул:
- Кто-нибудь, оседлайте для меня Короля! Пол не может отыскать мой брод.
Когда он спустился вниз, Король был уже оседлан и ждал его - вместе с десятком сопровождающих.
- Может, нам привезти лодку, чтобы Адмирал чувствовал себя как дома? - с широкой ухмылкой спросил Брайан, придерживая возбужденно приплясывающего на месте Облачко.
- Нет, просто поедем к переправе и заберем его, иначе нам так и не удастся сегодня поставить дверь на место, - ответил Рэд, взлетая в седло.
- Если сегодня вы не поставите на место мою входную дверь, никакого праздничного ужина не будет, так и запомни, Питер Ханрахан! - крикнула Маири, показавшись в дверях кухни.
- Тогда вперед, ребята, - иначе нам грозит лечь спать голодными!..
Едва Рэд отпустил поводья, Король взял с места в галоп, и дождь мелких камешков из-под копыт жеребца обдал замешкавшихся всадников.
Переправа находилась менее чем в часе быстрой езды на хорошем коне; повозка одолела бы это расстояние за четыре часа. Рэд надеялся, что кони его гостей еще достаточно свежи и что им удастся вернуться быстро. Может быть, Пол занялся-таки верховой ездой. Горж Логоридес тоже разводил коней, способных скакать достаточно быстро и долго, однако эта порода больше подходила для равнин; Рэд полагал, что его кони лучше приспособлены к условиям Северного материка.
Они остановились только однажды, чтобы дать коням короткую передышку - и своим внезапным появлением немало удивили застрявших на противоположном берегу гостей.
- Эй там, Адмирал Бенден! Неужели какая-то речушка способна вас остановить? - крикнул Рэд, приложив руки рупором ко рту. Его конь тяжело дышал после долгой скачки, но не слишком вспотел, и дыхание его вскоре вернулось в норму: Король был в прекрасной форме.
- Эй вы, - поднявшись на ноги, откликнулся Пол Бенден, - как, по-вашему, мы должны перебираться через вот это?
Он с отвращением указал на бурный поток мутной воды, разделявший их.
- Я же говорил, что нужно найти кучу камней и держаться вешек, - откликнулся Рэд, указывая вправо, а затем на ясно видный ему стальной прут по его сторону реки. - Избави меня бог от космо-летчиков, которым для навигации нужен компьютер, да еще и маяк в придачу! Эй вы там, Джу, Зи!.. - прибавил он, заметив жену Пола и высокого чернокожего мужчину, выделявшегося среди десятка людей, обступивших Адмирала.
Громко, так, чтобы его было слышно на другом берегу, Рэд объяснил Бендену, как отыскать приметную кучу камней. На прошлой неделе прошли дожди, и вода в реке поднялась довольно высоко - однако это не шло ни в какое сравнение с разливом, который пришлось преодолеть в ту ночь, когда Рэд вел свой караван.
- Река несколько разлилась, верно, отец? - с некоторой тревогой заметил Брайан. - Может быть, и камни размыло?
- Надеюсь, что нет. Ведь ты же укрепил их цементом, когда возвращал назад повозки, разве нет?
- Да, и даже написал там свои инициалы; но на той стороне разрослась зелень, так что, может, пирамиды и не видно, - ответил Брайан, направляя Облачко вперед.
- Ладно, мы просто теряем время, - проговорил Рэд, направляя Короля вперед и чуть влево, по самому центру брода. - Думаю, проще будет самим проводить слепых в королевство зрячих.
Брайан хихикнул; Рэд обернулся и увидел, что его спутники растянулись строем по всей ширине брода, демонстрируя гостям их ошибку. Вода едва доходила до колен Королю, и жеребец был явно готов возглавить парад.
- Я ее нашел! - крикнул один из спутников Пола, поставив ногу на каменную пирамиду.
- Значит, так вот ты прячешь метки, показывающие границы твоих владений? - крикнул Пол. - Подумать только, как он задирает нос, демонстрируя свое умение ходить по воде!..
Он стоял, уперев руки в бока, и откровенно ухмылялся, наблюдая за торжественным шествием.
Перебравшись на противоположный берег, Рэд наклонился с седла и крепко сжал руку Пола.
- Вода несет много песка и грязи, иначе вы бы увидели отмель, по которой можно перейти на ту сторону, - сказал он и отправился вместе с Брайаном осматривать каменную пирамиду и вешки.
- Мог бы покрасить ее, что ли, - заметил Пол, когда ему подвели коня - одного из питомцев Цезаря Галлиани. Девушка, державшая коня за повод, оглядела Короля и одобрительно улыбнулась Рэду-
- Внесу это в список неотложных дел, как только мы вернемся, - ответил Рэд, - и, может, построю пирамиду повыше, чтобы ее уже никто не проглядел.
Девица из семейства Галлиани, чьего имени Рэд никак не мог вспомнить, помогла Полу взобраться в седло и поправила стремена.
- Вы так быстро добрались сюда; наверное, уже немного осталось? - с затаенной надеждой спросил Пол.
- Немного, если ехать с той скоростью, с какой обычно езжу я, - усмехнувшись, с легкой иронией ответил Рэд. - Но даже если мы поедем медленнее, все равно это займет час с небольшим. Как вы добрались?
Рэд ясно видел, что Пол сидит в седле отнюдь не так, как люди, привыкшие к подобным упражнениям. Когда гнедой мерин перешел на очень ровную, но быструю рысь - вероятно, самый привычный для него аллюр, - Адмирал слегка поморщился и привстал в стременах. Несомненно, верховая езда навсегда останется для Бендена лишь неизбежным злом. И все-таки он приехал, поэтому Рэд решил воздержаться от замечаний. Зи Онгола, по всей видимости, чувствовал себя в седле более комфортно, как и Джу Аджай-Бенден. Последняя, кажется, была даже довольна путешествием и с оживленным интересом оглядывалась по сторонам, изучая раскинувшиеся вокруг земли.
Сесилия Радо приехала посмотреть, как Рэд воплощает в жизнь ее архитектурные разработки. Увидев среди прибывших лысеющего и немного полноватого Аркадия Стурта и худого седеющего Франческо Вассело, Рэд подумал, что теперь ясно, кто собирается осваивать западный полуостров вместе с Зи Онголой. Кроме них, в экспедицию входили трое отпрысков многочисленного семейства Дафф и двое младших Шульцев.
Обратный путь кавалькада действительно проделала с гораздо меньшей скоростью, но вскоре перед ними предстал грандиозный фасад Холда, сложенный из оранжевого и оранжево-красного камня различных оттенков. Прокладывая дорогу, ведущую к Холду, Рэд как раз и рассчитывал произвести такое впечатление и сейчас с гордостью выслушивал восторженные отзывы.
К нему подъехала девица Галлиани, ловко сидевшая в седле маленькой каштановой кобылки.
- Папа послал меня вместе с ними как шпиона, - заявила она с милой улыбкой. - Я Терри, на тот случай, если вас интересует мое имя.
- Добро пожаловать, Терри; шпионьте, сколько хотите, - дружелюбно улыбнувшись в ответ, ответил Рэд.
- Это жеребец - один из потомков Крикета, принадлежавшего Шону? - спросила она. Видно было, что ей приятно смотреть на Короля, двигавшегося с уверенной силой и грацией.
- Именно так.
- А мне папа уступил только эту, - не без отвращения заметила девушка. - Иногда он просто невыносим.
- Он - твой отец! - Ответ Рэда прозвучал немного сурово, хотя, заметив неровную тряскую рысцу кобылки, он не мог не посочувствовать девушке.
- Это верно, - не похоже было, что Терри раскаивается в своих словах. - Но, если у человека есть собственные мысли и идеи и он хочет воплотить их в жизнь, почему бы не позволить ему сделать это? Планета достаточно велика...
В ее тоне явно слышался упрек.
- Отправляешься на новое место с Зи Онголой? Она кивнула.
- Хотелось бы. Ему понадобятся более выносливые кони, чем те, которых разводим мы. - Она снова окинула одобрительным взглядом Короля и других коней Холда. - Очень может быть, что Зи станет вашим постоянным клиентом.
Она снова улыбнулась Рэду и, развернувшись, направилась к Сесилии, чтобы продолжить путь вместе с ней.
- Ванна подождет, Маири, - твердо повторил Пол Бенден, когда Маири в очередной раз предложила ему отдохнуть, чтобы горячая вода расслабила напряженные после скачки мышцы. - Лучше уж я займусь этим после того, как эта проклятая дверь встанет на свое место. А пока мне хватит и кла.
На кружку горячего кла и несколько свежеиспеченных сладких булочек его все-таки удалось уговорить.
Во дворе Холда уже были расставлены столы с кла и легкими горячими и холодными закусками; готовившееся тут же во дворе жареное мясо предвещало роскошное пиршество.
- Маири, теперь, когда мы немного освежились с дороги, - заговорила Сесилия, - почему бы тебе не познакомить меня и Джу со своим хозяйством?
- Мы предупредим вас, прежде чем запереть снаружи, - жизнерадостно воскликнул Рэд, демонстрируя Полу, Зи и Франческо сделанные приготовления и то, как удачно Петр Чернов установил дверную коробку в каменный проем.
Рэд прищурился на солнце, и Пол вопросительно посмотрел на него.
- Зорка и Шон сказали, что прибудут сюда посмотреть, как мы установим дверь, и останутся с нами на праздничный ужин. И... - Рэд помолчал, переводя взгляд с Онголы на Бендена. - Как только мы начнем собирать достаточный урожай, я планирую отсылать Вейру часть всего, что мы выращиваем и производим. У них хватает дел и без того, чтобы заниматься хозяйством.
- О да... - Пол потер затылок, стараясь ни с кем не встречаться глазами. - Пока что они доставляют нам свежее мясо и плоды, когда летают на юг кормить драконов. Я не знаю, сколько времени еще продержатся островитяне Йерне, - Пол суховато усмехнулся, - но, как вы понимаете, это не слишком удобно.
- Скажи мне, Пол, - заговорил Рэд, наклоняясь к уху Бендена; в его глазах поблескивали смешливые огоньки, - а островитяне сейчас на собственном обеспечении, или Логоридесы и Галлиани периодически чего-то недосчитываются в своем хозяйстве?
- Ну, понимаешь ли, я никогда не спрашивал об этом, - ответил Пол, глядя на Рэда с самым невинным видом.
- Однако ж, как бы то ни было, - продолжал Рэд, - крылатые всадники не должны сами добывать для себя продовольствие. Холд должен снабжать тот Вейр, который его защищает.
- Я тоже буду платить свою десятину, - проговорил Зи Онгола; его глубокий голос прозвучал так торжественно, словно он давал клятву.
- Смерть Алианны показала всему Форту, как много мы требуем от этих молодых мужчин и женщин, - продолжал Пол. - Они же, со своей стороны, прекрасно справляются с трудностями. Я уже имел случай обсудить с Шоном проблему обслуживающего персонала; он предложил, чтобы мы послали к ним старших воспитанников, и те смогли бы взять на себя хозяйственные заботы. Они также станут новыми кандидатами на Запечатление. Я заставил Джоэла выделить достаточно припасов, чтобы новые люди не стали обузой для Вейра. У них есть место. У нас - множество людей... - Он снова усмехнулся. - Мать Алианны останется там, чтобы помочь в воспитании внуков. Она вдова, а Вейр, по ее уверениям, нуждается в твердой хозяйской руке. У всадниц королев не слишком много времени, особенно когда их королевы заняты будущим выводком...
- Мне кажется, что хотя бы одна королева обязательно находится в пещере Рождений со своими драгоценными яйцами, - хмыкнул Рэд.
- А это означает, что количество драконов растет, так что они вполне смогут защитить четыре Холда, - с оправданной гордостью ответил Пол. - Может быть, и больше, если понадобится. Телгар говорит, что хотел бы обосноваться поблизости от рудных залежей Восточного хребта. Он сделал все, что мог, улучшая кроличьи садки Форта.
Голос его звучал ровно, но он улыбнулся, давая понять, что слова о "кроличьих садках" были шуткой.
Рэд задумался о том, было ли его переселение благом для Форта и станет ли таковым грядущее переселение Онголы.
- Полагаю, ты и Онгола дали всем нам надежду и вдохновили нас. Несмотря на то что Джоэл боится, как бы не истощились запасы Форта, большая часть его запасов и оборудования не понадобилась бы никогда, если бы не вы, - снова усмехнулся Пол, - и вряд ли понадобится снова. Мы переключаемся на более низкий технологический уровень, базирующийся на том, что есть в наличии здесь, а не на том, что было у нас прежде. В конце концов, именно в этом и состояла задача колонии на Перне. Тебе, как и Пьеру, удалось с минимальными ресурсами создать вполне достойные условия: стоит только посмотреть, чего ты добился здесь за один год. - Пол жестом обвел великолепный фасад. - Определенно пришло время, когда мы не можем больше прятаться в Форте; нам следует начать расселяться по планете. Я буду рад увидеть новые свидетельства мужества и отваги наших людей, в особенности после тягот, принесенных Падением Нитей, и ужасных потерь, которые мы понесли в год Лихорадки.
- Похоже, вас решили посетить не только Шон и Зорка, - заметил Онгола, прикрыв глаза ладонью от солнца и вглядываясь в небо.
Обернувшись, собравшиеся увидели драконов - золотых, бронзовых, коричневых, синих и зеленых драконов, опускающихся на скалы Холда; Рэду оставалось лишь надеяться, что они сделают это достаточно осторожно, чтобы не повредить солнечные батареи.
- Чем больше, тем веселее, - рассмеялся он. - Прекрасное зрелище, не правда ли?
- Но где же всадники? - спросил Зи.
- Не хотел снова пугать ваших животных, Рэд, - проговорил Шон, приближаясь к Холду вместе с Зоркой, несшей на руках младенца. Позади них шли другие всадники. - Мы хотели приветствовать вас, и половина крыла показалась нам достаточным эскортом.
Последними появились женщины: Маири и те, кого она увела посмотреть на обустройство Холда.
- Теперь я понимаю, почему ты настаивал на том, чтобы мы вырубили лестницы в камне, - говорила Маири, пытаясь забрать своего внука у Зорки. - Не только для того, чтобы обслуживать солнечные батареи. Обычные деревянные лестницы такого не выдержали бы. - Она обернулась к Сесилии. - Мы только-только все вычистили, и тут он занялся своей каменной лестницей, так что пришлось заново убирать каменную крошку и пыль... Ну, разве он не прелесть, Зорка? Как вы его назвали?
- Эзремиль, - ответил Шон, слегка выделив первый ударный слог. В имени сына он решил объединить имена двух героев колонии.
На глаза Маири навернулись слезы:
- Какая прекрасная память о них!..
- Воистину! - Джу Аджай-Бенден всхлипнула, потом рассмеялась. - Так гораздо лучше, чем если бы малыша просто назвали в честь Эзры или Эмили. Нам следует чаще использовать такие, истинно пе-ринитские, имена!
Пол обнял жену за плечи и нежно улыбнулся ей:
- Можно вообще отказаться от фамилий. Эзремиль из Форт-Вейра! Райан из... - Пол повернулся к Рэду. - Так как же ты все-таки решил назвать это место?
Рэд пожал плечами:
- Название придет само. Правильное название. А теперь - почему бы нам, наконец, не поставить дверь?
Убедившись, что никто из животных не увидит драконов, Рэд послал Брайана за быками, которых следовало впрячь в подъемник, чтобы поднять дверь из повозки и поставить ее на место. Это послужило сигналом: все гости и обитатели Холда собрались перед входом. Рэд отметил, что Маири внимательно присматривает за детьми: кое-кто из них любил везде пролезать первым, а на выволочку отвечал, что никто не говорил ему, что этого нельзя делать.
Под щелканье хлыстов четыре упряжки волов двинулись вперед. Тяжелая металлическая дверь медленно поднялась в воздух; затем помощники Петра Чернова помогли развернуть ее так, чтобы можно было посадить на петли. Отчетливый щелчок показал, что дверь встала на место.
- Стойте! - крикнул Чернов, подняв обе руки; погонщики остановили быков. Последовал ряд новых металлических щелчков. - Отпускайте!
Быков заставили попятиться назад на шаг, затем на два, пока не стало ясно, что дверь укреплена надежно. Зрители разразились восторженными криками.
- Погодите! - крикнул Рэд. - Мы должны удостовериться, что она... - тут он налег на дверь, - закрывается.
Бывшая шлюзовая дверь послушно закрылась, причем произошло это так быстро, что кому-то пришлось отскочить в сторону, чтобы не оказаться на пути стальной громады. Петр попытался придержать ее, и его протащило вперед на шаг; только с большим трудом ему удалось удержать дверь, чтобы она не закрылась полностью.
Под приветственные крики Петр вытер со лба пот, обернулся к Рэду с широкой усмешкой и низко поклонился:
- Мой господин, Лорд Холда, не угодно ли вам будет завершить церемониальное закрытие?
Взяв Маири за руку и подождав, пока она передаст Эзремиля матери, Рэд направился к двери. Оба внимательно осмотрели результат работы Петра. Ему прекрасно удалось приспособить шлюзовую дверь для нужд Холда. Сейчас самое важное - не допустить попадания Нитей в Холд, - так же, как раньше было важно поддерживать герметичность корабля во время космического полета. Рэд пропустил Маири вперед. Войдя внутрь, положил руку на шлюзовое колесо. Рука Маири легла поверх его руки, и вдвоем они закрыли дверь. Затем Рэд с силой повернул колесо и услышал отчетливый щелчок, когда штыри запора вошли в пазы. Теперь Холд был закрыт.
- Они здорово удивятся, если мы не откроем, верно? - спросил Рэд, обнимая все еще изящную Маири.
- Да - и я буду в ярости, потому что не попробую ни кусочка этого великолепного мяса, которое мы жарим с полуночи! - Маири поднялась на цыпочки и поцеловала своего мужа.
- Да. Это хороший довод...
Рэд с силой повернул колесо, и штыри вышли из пазов, отперев дверь. Рэд толкнул ее. Ничего.
- Что ж, по крайней мере, наш внучок-дьяволенок не сумеет открыть эту дверь...
Он толкнул посильнее, и дверь легко и бесшумно распахнулась.
Рэд и Маири вышли во двор под бурные аплодисменты. Рэд немало удивился, когда к людским овациям присоединили свои глубокие звучные голоса и драконы, сидевшие на скалах.
- Адмирал, Предводитель, всадники Вейра - добро пожаловать в...
Рэд умолк; внезапно на его лице возникла широкая улыбка - кажется, на него снизошло вдохновение.
- Добро пожаловать в Холд, Что За Бродом Рэда. На древнем языке - Руа Ата.
- Pyama! - воскликнула Маири своим чистым голосом, подняв глаза на мужа; их взгляды встретились, и Рэд понял, что его жена в этот миг совершенно счастлива. - О, это прекрасное имя, Руа Ханрахан!
- За Холд Руата! - крикнул он.
- За Холд Руата! - подхватило сразу множество голосов.
И впервые над Руат-холдом подняли головы драконы Перна и затрубили, разделяя общую радость людей.

Энн Маккефри. Брод Рэда Ханрахана


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация