<< Главная страница

Энн Маккефри. Колокол Дельфинов



Часть 2.
Колокол Дельфинов
Когда Джим Тиллек отбил на Большом; Колоколе в Заливе Монако сигнал тревоги, команда Терезы оказалась на месте сбора через несколько минут: ее ведомые, Кибби и Амадеус, следовали за лидером, то ныряя, то выпрыгивая из воды. В течение часа прибыли команды Афро, Китаянки и Чаровницы - всего семьдесят дельфинов, считая трех самых молодых, родившихся в этом году. Молодые самцы и одиночки отовсюду мчались к месту встречи, издавая характерные свистящие и скрежещущие звуки, щелкая и фыркая, проделывая по пути поразительные акробатические трюки. Немногим дельфинам доводилось слышать этот сигнал Большого Колокола, и они спешили узнать, что он означает.
- Почему тревога? - спросила Тереза, высунув голову из воды прямо перед Джимом. Тот, широко расставив ноги, стоял на плоту, пришвартованном к пристани Монако.
Нос Терезы был весь в шрамах и царапинах - говоря о преклонном возрасте, а равно и достаточно агрессивном и неуживчивом характере. Она претендовала на роль Глашатая Дельфинов и зачастую говорила от имени всего их племени.
Плот был широким и длинным, он находился почти у самого края пристани; именно здесь, как правило, люди говорили с дельфинами и дельфиньими командами. Сюда же дельфины приплывали, чтобы доложить Страже Залива о необычных происшествиях - и иногда, очень редко, для того чтобы получить медицинскую помощь. Крайние бревна были почти шлифованными: дельфины имели привычку тереться и чесаться о плот.
Над плотом висел Большой Колокол, укрепленный на массивном пилоне из литого пластика. К языку колокола была прикреплена цепь, дельфины дергали за нее, когда возникала необходимость вызвать людей; сейчас она просто болталась без толку.
- У нас, жителей суши, беда. Нам нужна помощь дельфинов, - сказал Джим. Он указал в глубь материка, где над двумя или тремя прежде дремавшими вулканами поднимались в небо зловещие облака серого и белого дыма. - Мы должны оставить эти места и забрать отсюда все, что можно увезти с собой. Остальные группы приплывут?
- Большая беда? - спросила Тереза после того, как лениво проплыла под плотом, чтобы взглянуть в направлении, указанном Джимом. Она приподняла верхнюю часть тела над водой, изучающе поглядела на дымящиеся вулканы сначала одним, потом другим глазом, оценивая ситуацию. На ее боках виднелись метки, оставленные самцами - слишком агрессивными или слишком страстными. - Большой дым. Хуже, чем Юная Гора.
- Самый большой, какой только может быть, - на мгновение Джиму захотелось, чтобы с "лица" дельфина исчезло это вечно улыбчивое выражение: сейчас оно казалось на редкость неуместным. Центральное поселение колонии, лаборатории, дома, склады, все, что было создано за без малого девять лет, - все это грозил засыпать вулканический пепел. И это еще не худший из возможных вариантов: если им не повезет, Поселок погибнет под потоками лавы.
- Куда вы идете? - Тереза проплыла под плотом в обратном направлении и вынырнула перед Джимом; теперь все ее внимание, жизнерадостное, несмотря на серьезность ситуации, было сосредоточено на стоящем на плоту человеке. - Назад, в мир больного океана?
- Нет, - Джим решительно затряс головой. Поскольку дельфины провели пятнадцать лет, которые занял перелет на эту планету, в анабиозе, они не знали, сколько времени были в пути. Из Океанического Центра в Атлантике они сразу попали в наполненные водой камеры для транспортировки и проснулись только тогда, когда были выпущены в Залив Монако на Южном континенте Перна. - Мы отправляемся на север.
Тереза выставила из воды удлиненную морду и окатила Джима фонтанчиком воды, тем самым выразив свое согласие. Потом, снова плюхнувшись в воду, издала серию звуков на языке дельфинов, обращаясь к ведомым. Ее речь была слишком быстрой, чтобы Джим успел что-либо разобрать, хотя за восемь лет, проведенных на Перне, он успел неплохо изучить дельфиний словарь.
Кибби и Чаровница подплыли к Терезе с боков, и все трое пристально уставились на Джима.
- Шутник, Орегон, - отчетливо проговорила Чаровница, - сейчас в Западном течении. Они разворачиваются; вернутся так быстро, как только смогут.
Затем прибыли Алета и Максимилиан; рядом с ними почти одновременно появился Фа, который не любил оставаться в стороне от событий.
- Эхо от Касс. Они возвращаются. Новое солнце увидит их здесь, - сообщил Фа и выпустил из дыхательного клапана струйку воды, чтобы подчеркнуть важность своих слов.
- Да, им добираться дальше всех, - подтвердил Джим.
Эта команда обитала аж у самой Юной Горы, помогая команде сейсмологов; однако дельфины могут плыть день и ночь напролет, а Касс - самая старшая и самая надежная из дельфиних.
Когда дельфинеры начали собираться у Колокола, Залив Монако буквально был нашпигован дельфинами. Тео Форс, со свойственной ей суховатой иронией, заметила, что при желании люди могли бы перейти через широкий залив по дельфиньим спинам, не замочив ног.
Обычно девять дельфинеров и семь учеников прибывали намного позднее, чем их морские друзья. По счастью, сорокафутовый шлюп Джима Тиллека "Южный Крест" и ялик Пера Пагнесьо "Персей" уже стояли в порту. Андерс Седжби радировал, что "Ландыш" идет под всеми парусами и прибудет к вечеру, а Пит Веранера передал, что приведет свою "Деву" с ночным приливом. Где находились "Авантюристка" и ее капитан Каарван, оставалось неизвестным: капитан еще не выходил на связь. Его двухмачтовая шхуна была самым большим судном Перна, с солидным водоизмещением, но двигалась гораздо медленнее, чем остальные четыре корабля.
Когда собрались все люди, Джим сжато объяснил, что в самое ближайшее время должно начаться извержение одного из вулканов, потому Поселок следует эвакуировать, и как можно скорее, перевезя максимум грузов в безопасное место за мысом Кахрейн. Потребуется помощь всех, кого только возможно. Большие корабли доставят грузы в холд на Райской реке; для маленьких кораблей это расстояние слишком велико, однако следует использовать все имеющиеся в наличии суда, чтобы перебросить грузы хотя бы до Кахрейна.
- Нам придется перетащить все это? - горестно возопил Бен Бирн, махнув рукой в сторону пристани, где громоздились штабелями готовые к отправке ящики.
Бен был молодым парнем, крепко сбитым, невысокого роста; его светлые, коротко подстриженные волосы выгорели на солнце и казались почти белыми. Его поддержала Клэр, работавшая вместе с мужем на Райской реке:
- У нас почти нет судов с приличной грузоподъемностью; если ты думаешь, что дельфины могут...
- Груз нужно доставить только до Кахрейна, Бен. - Джим успокаивающим жестом положил руку на плечо парня.
Тереза издала несколько пронзительных щелчков, чтобы привлечь общее внимание:
- Мы это сделаем, сделаем!
Амадеус, Фа и Кибби оживленно закивали.
- Глупые рыбьи плавники, вы же надорветесь! - закричал Бен, размахивая руками.
Дельфины повернули к нему любопытные морды.
- Мы можем, можем, можем! - Добрая половина дельфинов, собравшихся у плота, почти синхронно выпрыгнула из воды, демонстрируя энтузиазм и готовность. При этом они умудрились не задеть своих товарищей, которые также почти синхронно ушли на глубину и в стороны, избежав столкновения. Дельфины, плававшие в отдалении, повторили маневр вслед за товарищами.
- Поглядите-ка, капитан, что вы устроили! - с притворным отчаяньем вскричал Бен. - Проклятые водяные хулиганы, хотите мозги друг другу повышибать?
Иногда, подумал Джим Тиллек, Бен становился таким же невозможным, как и те излишне впечатлительные и эмоциональные дельфины, которыми он должен "командовать".
Все взрослые дельфины тренировались с партнерами-людьми и научились помогать попавшим в беду пловцам и морякам - даже могли спасти небольшое поврежденное судно. Тот факт, что им представился случай продемонстрировать свои умения, вызывал у дельфинов искреннюю радость. После тренировок еще сохранилась дельфинья упряжь; вероятно, следовало подготовить дополнительные комплекты, чтобы "оснастить" всех дельфинов - тогда они смогут впрячься в небольшие плоты или лодки. Большая упряжь для целой команды дельфинов была испытана уже давно - дельфины несколько раз приводили баржу с рудой от озера Дрейка к морю. Однако необходимости задействовать всех дельфинов у колонистов никогда не возникало.
- Мы знали, что надвигается что-то серьезное, - заговорила Яна Реган; она говорила очень ровно и спокойно, как и подобает старшей среди дельфинеров. Рассмеявшись фыркающим смешком, она взмахом руки указала на заполонивших залив дельфинов: - Они свистели и трещали как сумасшедшие, рассказывая об изменениях, которые происходят под водой. Но вы же знаете, как они любят преувеличивать!
- Xa! Когда над вершиной Пикчу столбом встает дым каждый понимает, что надвигается что-то серьезное, - заявил Бен, успевший, видимо, восстановить душевное равновесие - Вопрос в том, сколько у нас времени до того, как взорвется Пикчу. - Взорваться должен вовсе не Пикчу, - очень "мягко возразил Джим. Он подождал, пока уляжется всеобщее удивление, вызванное его словами, и продолжил: - Это Гарбен.
- Я так и знал, что нельзя называть гору в честь этого мерзкого старого сморчка! - пробормотал себе под нос Бен.
- Есть более существенное обстоятельство, - продолжал Джим. - Патрис не может назвать точное время, когда это произойдет. Она предупредит нас только перед самым началом извержения. Когда уже практически будет на пороге.
Это поразило всех - даже невозмутимого и флегматичного Бернарда Шаттэка. - Перед самым началом?! И за сколько же? - спросил он.
- За час или два. Подскочит содержание серы, и это будет означать, что магма поднимается. У нас есть дня два, может быть, три: пока идет только сернистый дым и пепел...
- Ничего не имею против пепла. Что меня раздражает, так это сера, - закашлявшись, проговорила Хельга Дафф.
- Проблема на самом деле в том... - Джим замолчал, потом продолжил: - Монако находится в зоне, которая может подвергнуться пирокластической бомбардировке.
- В какой зоне? - Яна поморщилась, услышав незнакомый термин. О дельфинах она знала все, что только может знать человек, но делала вид, что не понимает технического жаргона.
- На территории в пределах досягаемости тяжелых предметов, которые выбрасывает вулкан, - почти извиняющимся тоном пояснил Джим.
- Это еще хуже, чем пепел и дым? - спросил Эфраим. Хотя они стояли на пристани не слишком долго, их мокрые гидрокостюмы уже стали серыми от вулканического пепла.
- Камни, расплавленные куски породы...
- Но этим вечером у озера Маори ожидается Падение Нитей, - вставил молодой Гуннар Шульц; казалось, спор, возникший между старшими, смутил его.
- Мы должны доставить все, что только можем, в Кахрейн и сделать это максимально быстро; первостепенная задача, ребята. Нитям придется дождаться своей очереди, - заметил Джим со своим обычным суховатым юмором. - Мы используем все доступные средства; владельцы судов должны либо привести их сюда, либо назначить промежуточную точку встречи. А пока что мы должны объяснить лидерам дельфиньих команд, что нужно делать и что нам от них требуется.
Он принялся раздавать людям копии плана эвакуации, которые сорок минут назад вручили ему адмирал Пол Бенден и Эмили Болл, губернатор колонии; покончив с этим, с тревогой глянул поверх голов - туда, где едва не столкнулись три скутера.
- Черт бы их побрал! Вот что, пока прочтите общий план, а я пойду разберусь с воздушным движением.
Все принялись за чтение, за исключением Яны, которая направилась к растущим на берегу грудам ящиков. Упаковки отличались цветными штрих-кодами. Красные и оранжевые метки означали особо важные грузы, которые следовало доставить в Кахрейн немедленно, причем в ящиках, помеченных красным, находились хрупкие и бьющиеся предметы. Желтые следовало перевозить на судах; зеленые и синие, водонепроницаемые, можно было тащить на буксире. Джим выглянул из окна командного пункта:
- Лилиенкамп посылает нам дерево, веревки и всех людей, которых можно снять с работы на складе, чтобы они строили плоты. По крайней мере, погоду обещают хорошую. Решите, кому из дельфинов можно доверить тянуть...
- Любому, кого ты об этом попросишь! - возмущенно перебил его Бен.
- Нам еще нужно несколько достаточно спокойных и ответственных дельфинов, которые будут сопровождать малые суда... о черт, да что ж делает этот пилот!... - Почти целиком высунувшись из окна, Джим замахал своими длинными руками, указывая в сторону берега: один из тяжелых скутеров едва не столкнулся с двумя меньшими, собиравшимися зайти на посадку. Надо признать, посадочные площадки на берегу были не слишком удобными - и, несомненно, слишком маленькими.
- Сделайте все, что сможете! -крикнул он своей Команде, после чего снова втянулся в окно, явно намереваясь заняться регулировкой движения.
- Яна, ты, Эф, и я - мы будем объяснять, - заговорил Бен. - Бернард, займись красными и оранжевыми ящиками: их нужно погрузить на "Южный и "Персея". Пусть одно из средних судов подойдет к пристани - и начнем погрузку. К тому времени, как она закончится, лидеры команд уже будут знать, что делать и какой эскорт назначить этим судам. Остальные пусть займутся парусными судами и выяснят, сколько груза они могут нести. Старайтесь запомнить, какие грузы кто перевозит... - Он сбился, представив себе эту непосильную задачу. - Нам придется вести записи. Начинайте, ребята. Посмотрим, может, я смогу освободить несколько человек, которые займутся писаниной. Хоть кто-то должен найтись... - Его голос затих в отдалении; поднявшись по лестнице, Бен скрылся в здании Стражи.
- Как только мы расскажем этим рыбьим плавникам, что они должны делать, нам придется организовать что-то вроде морской полиции, точно? - проговорил Бернард.
- Именно так! Именно! - от всего сердца согласился Эфраим. - А теперь давайте коротко расскажем им, что же от них нужно...
Пройдя вдоль плота, дельфинеры отыскали свои команды, жестами попросили дельфинов посторониться, а затем попрыгали в воду. Проще всего объяснять дельфинам что-либо в их родной среде, находясь с ними в непосредственном контакте.
Вода вокруг людей забурлила; каждый лидер искал своего привычного партнера-человека. Несмотря на суету и кажущуюся неразбериху, царившую в воде, Тереза вынырнула возле Яны Реган, Кибби - рядом с Эфраимом; Амадеус окатил водой Бена, шлепнув плавником по волне.
- Перестань, Амми. Это серьезно, - одернул его Бен.
- Не баловаться? - удивленно щелкнув, уточнил Амадеус.
- Не сегодня, - ответил Бен и тут же почесал дельфина между нагрудными плавниками, смягчая невольно проскользнувший в его голосе упрек. Потом трижды свистнул в свисток, резко и пронзительно.
Головы людей и дельфинов повернулись к нему. Придерживаясь рукой за морду Амадеуса, покачиваясь на волнах рядом с ним, Бен обрисовал проблему и рассказал, какая помощь понадобится людям для ее разрешения.
- Кахрейн рядом, - заявила Тереза, выпуская из клапана фонтанчик воды.
- Но придется плавать туда и обратно много раз, - заметила Яна, указывая на все растущие горы ящиков, коробок и мешков всех видов и размеров, громоздящихся на берегу.
- Ну и что? - ответил Кибби. - Начнем!
Эфраим схватил Кибби за ближайший плавник:
- Нам нужны списки - прибыло, убыло... Нужно сопровождение для малых судов. Нужны команды, чтобы тащить плоты и баржи.
- Две, три команды - чтобы сменяться, чтобы быстрее. - Стрела толкнула Тео Форс под руку. - Я знаю, кто думает: он самый сильный. Я за ними. Ты достань упряжь.
Стрела взвилась в воздух, развернулась и, перелетев через нескольких дельфинов, ушла под воду. Двигалась она с поразительной скоростью, оправдывая данное ей имя.
- Я - достань упряжь, - повторила Тео, скорчив остальным дурацкую гримасу. - Ладно, я достаю упряжь... - С этими словами она поплыла к ближайшему трапу. - Почему она всегда опережает меня, по меньшей мере, на шаг?...
- Потому что плавает быстрее, - крикнул в ответ Тоби Дафф.
- Мы, Кибби, я, мы - полиция, - немедленно объявил Орегон, ставя Тоби в известность о своих действиях. - Нужны флажки?
Яна захихикала.
- И зачем нам руководить дельфинами? - проговорила она. - Они и без нас все прекрасно знают!
- Бакены с флагами, - Тоби поплыл к трапу, находившемуся ближе всего к складу, где бакены и хранились. - Зеленые для прибывающих, красные для отбывающих.
- Там их вроде достаточно, - крикнул последовавший за ним Эфраим. - Должны были остаться зимней регаты.
- Больше кораблей нет? - Тереза поднялась на хвосте, оглядывая гавань.
- Еще десяток шлюпов, может, даже больше придут с побережья и спустятся по рекам, - ответила Яна. - Самые большие могут доплыть даже до Райской реки; но нам главное добраться до Кахрейна, а это достаточно далеко отсюда.
- Дело, дело! - довольно объявила Тереза. Он; выглядела необыкновенно довольной. - Новое дело, новая вещь. Отличное веселье!
Яна ухватила ее за плавник:
- Это вовсе не веселье, Тереза. Не веселье! - Она потрясла указательным пальцем перед левым глазом дельфинихи. - Опасно. Тяжело. Много часов.
Выражение "лица" Терезы соответствовало недоуменному пожатию плеч - настолько способен дельфин
- Мое веселье - не ваше веселье. Это мое веселье. Ты держись на плаву. Слышишь?...
К тому моменту, когда Джиму Тиллеку удалось организовать воздушное движение и упорядочить перемещение скутеров, уже были готовы две "дорожки", обозначенные рядами красных и зеленных бакенов; три команды, в которые вошли сам крупные самцы, "впряглись" в большую баржу, нагруженную красными ящиками - меткой хрупко груза, - и отправились в путь. Первая флотилия мелких парусных судов последовала за баржей также в сопровождении дельфинов: те должны были довести флотилию до выхода из гавани, где небольшие суда могли рассредоточиться и спокойно следовать к Кахрейну.
- Нам никогда не удастся учесть все это добро, - вполголоса заметил Бен, обращаясь к Клэр. Она готовила еду для людей, пока ее друг-дельфин Тори руководил своей командой, переправляя груз с синими и зелеными метками на самые хлипкие суда.
Даже небольшие лодки, каяки и единственное церемониальное каноэ были задействованы в перевозках. За ними нужно было пристально наблюдать, поскольку управляли ими сравнительно неопытные моряки, многим из которых не исполнилось еще и тринадцати лет.
Джим Тиллек проследил за тем, чтобы все он были снабжены спасательными жилетами и оборудованием и твердо усвоили, как позвать дельфин на помощь. Свистков на всех не хватило, что изрядно обеспокоило самых неопытных детишек, но, по просьбе Тео Форс, Стрела показала им, как быстро дельфин приходит на помощь человеку, если тот сильно шлепнет обеими ладонями по воде.
- Эти бестолковые сухопутные жители доставляют нам больше забот, чем все остальное, - бранился Джим, шагая по пристани в сторону берега. По пути он гнал прочь всех, кто пытался добавить особо ценные предметы домашнего обихода к штабелю "красных" грузов первостепенной важности. Некоторые колонисты, постоянно жившие в Поселке, полагали, что это дает им какие-то особые права; похоже, они решили, что им позволено больше, чем остальным. Да и ладно бы - но ведь не сегодня же!... Терпение Джима было на пределе; он подскочил к ближайшему приземлившемуся скутеру, вытряхнул водителя с его места и приказал ему немедленно побросать в багажный отсек ту дрянь, которую он только что выгрузил. Когда приказ был выполнен, Джим перелетел на дальний берег залива и вывалил груз на кучу вещей, не представлявших ценности ни для кого, кроме их владельцев. После чего, несмотря на протесты и жалобы хозяина скутера, забрал кораблик себе и до конца дня сам летал на нем, следя за тем, чтобы все грузы, п!
ривезенные из Поселка, попадали именно туда, куда и должны. Кроме того, у него появилась возможность следить за всей акваторией.
Дувший с моря легкий ветерок не позволял дыму вулканов достигнуть Залива Монако; однако, время от времени поглядывая в глубь материка, Джим с удивлением наблюдал за белыми и серыми облаками, клубящимися над вершинами Гарбена и Пикчу. Вероятно, эти облака содержали также ядовитые газы. Когда Джим прикинул, сколько осталось вещей, которые необходимо эвакуировать, его охватила паника. Им понадобится целая армада, чтобы перевезти все это... неужели нельзя перебросить больше грузов по воздуху?...
Однако он видел, как носятся над заливом скутеры всех размеров, и понимал, что по воздуху и без того перемещают огромное количество грузов. Даже на молодых драконов что-то навьючивали, прикрепляя мешки к седлам всадников.
Вытирая пот со лба платком, который едва ли был чище его лица, Джим наблюдал за изящными существами, величественно скользившими по воздуху в сторону Кахрейна. О, если бы у них было больше драконов, больше кораблей, больше...
Кто- то потянул его за рукав. Это оказался Тоби Дафф, желавший обратить внимание Джима на тонущий плот.
- Кретин проклятый, он неправильно распределил груз... - начал Тоби. Дельфины тем временем ловили тюки и бочки, не позволяя им уплыть в океан.
- Я не могу быть везде! - застонал от отчаянья Джим.
- Однако именно такое впечатление у всех и создается, - суховато заметил Тоби. - Тебя видят везде; скоро появятся люди, которые станут утверждать, что тебя видели сразу в нескольких местах... Послушай, успокойся: все уже под контролем.
- Но они же не собираются возвращать весь этот груз на берег?... - беспомощно спросил Джим.
- Погляди в бинокль, Джим. Там уже работает Гуннар. Похоже, он занялся ситуацией вплотную... а я искал тебя вовсе не за этим. Скажи, как ты полагаешь, можем мы запаять кое-какие из "красных" и "оранжевых" упаковок в пластик и поручить их доставку молодым дельфинам, которые не справляются с более тяжелыми грузами?
Джим задумался, глядя на горы грузов на пристани. Пожалуй, если их количество и уменьшилось, то ненамного.
- Надо попробовать. Лучше рискнуть - иначе, боюсь, все это попросту сгорит.
Тоби неуверенно усмехнулся, потом рассмеялся от души, подбежал к краю пристани и с разбегу прыгнул в воду, чтобы переговорить с дельфинами и дать им новое задание.
Слишком быстро спустились тропические сумерки; пришлось выяснять, сколько судов с малолетними командами благополучно добралось до Кахрейна, скольким потребуется освещение, чтобы они не сбились с пути, а также есть ли потери среди людей, дельфинов или грузов.
К удивлению Джима, никаких особенных потерь не было: кое-кто из людей и дельфинов получил царапины, синяки и ссадины; самым серьезным оказалось растяжение. После того как Бен тщательнейшим образом проверил все по списку, выяснилось, что потери груза крайне малы и, что важнее, не утрачен ни один из "красных" или "оранжевых" ящиков.
Лидеры дельфиньих команд доложили Страже Монако, что они собираются поесть и вернутся к рассвету. Джим уже не в первый раз позавидовал существам, которые могли "отключить" половину мозга, оставив ее пребывать в состоянии сна, а сами продолжали действовать и сохраняли прежнюю активность.
Кто- то заботливо поставил на длинный стол в "штабе эвакуации" котелок с тушеным мясом, нарезанный хлеб, а рядом высыпал гору бисквитов. Усталые и голодные люди без лишних слов принялись за еду, а затем, закутавшись в одеяла, пальто и все, что оказалось под рукой, устроились спать прямо на полу. Некоторым из них в свое время удалось запечатлеть одну или нескольких огненных ящерок-файров -тех самых волшебных существ, которые упоминались в отчете команды ГРИО. Сейчас, когда их люди спали, ящерки устроились на пирсе неподалеку. Их глаза сияли, соперничая со светом Аварийных ламп, горевших вдоль длинного ряда ящиков, тюков и бочек...
Большой Колокол поднял спящих и заставил Джима и Эфраима выбраться из здания. Они спотыкались от усталости; но необходимо было выяснить, произошло. В воде кружились Кибби и Стрела, явно не подели - чья очередь дергать за цепь.
- Утро, утро, утро! - пропели в унисон несколько сотен дельфинов; все они были совершенно свежи, жизнерадостны и готовы продолжать веселье, начатое вчера: поистине, их сухопутные друзья Придумали замечательное развлечение, чтобы порадовать своих друзей-дельфинов!
Джим и Эфраим одновременно застонали, прислонившись друг к другу. День начинался не лучшим образом: сегодня ветер дул с континента, глаза ел серный дым - жег горло, забивался в ноздри. На дельфинов, впрочем, все это, к счастью, не особо действовало, а вот большинство пловцов-людей к середине дня были вынуждены надеть маски и кислородные баллоны, которые не снимали и на берегу. Кроме того, многим в этот день требовалась медицинская помощь: сказывалась усталость и перенапряжение мышц от непривычной работы и отчаянных попыток превысить достижения вчерашнего дня.
"Южный Крест" под завязку нагрузили драгоценными медицинскими средствами; после того как судно отправилось в путь, Джим большую часть времени висел на связи: отдавал приказы, выдвигал предложения, старался сдерживать растущее раздражение и не срываться из-за ошибок, которые могли бы показаться незначительными в любое другое время... но не теперь. Морской путь между Монако и Кахрейном был буквально забит множеством кораблей, плотов и лодок, пытавшихся перевезти в безопасное место разнообразное имущество, объем которого явно превышал грузоподъемность этих ненадежных суденышек. "Крест" дважды натыкался на лодчонки, которые поддерживали на плаву дельфины.
Утром третьего дня Джим приказал отвести от Кахрейна все суда длиной менее семи метров. Большая часть команд, по его распоряжению, была оставлена на берегу для разгрузки крупных судов и дельфинов: Джим решил, что дельфины справляются с доставкой мелких и средних грузов лучше и быстрее.
- Очень умно, Джим, - заметила Тео Форс вечером того же дня, когда они собрались на борту "Южного Креста", направлявшегося на восток. - Ребята просто в восторге, они хвастаются друг перед другом тем, сколько рейсов сделали "их" дельфины. Они даже начали ловить для дельфинов рыбу, чтобы подкинуть им пару вкусных кусочков. Конечно, в этих водах сейчас особенно много рыбы не поймаешь...
- Правда, отлично придумано, - поддержала Клэр. - У меня прямо сердце не на месте было при мысли о том, что могло случиться с ребятами, плывшими в этих скорлупках.
- Погода ухудшается, - заметил Бернард Шаттэк.
- Семиметровые не справятся? - спросил Джим, проглядывая списки грузов, все еще остававшихся в Заливе Монако. Стало очевидно, что ценой чудовищных усилий этого дня удалось существенно сократить завал.
- Более опытные команды, - подумав, ответил Шаттэк, - справятся. Но я чувствовал бы себя спокойнее, если бы их сопровождали дельфины. Как, кстати, они?
Джим фыркнул. Тео издала слабый смешок.
- Они? - с глубоким отвращением переспросил Эфраим. - Они наслаждаются игрой, которую мы придумали специально для их развлечения!
Бен широко ухмыльнулся и подался вперед, упер локти в колени, держа в руках кружку с горячим питьем:
- А вы слышали, что их команды устроили что-то вроде соревнования?
- Какого соревнования?
- Кто перевезет больше грузов, - суховато усмехнувшись, ответил Бен. - Видели, как они иногда приподнимают носами отдельные ящики и тюки? Взвешивают.
- Надеюсь, от этого вреда не будет, - заметил Джим, пытаясь говорить сурово, хотя было видно что сама идея такого соревнования изрядно позабавила его.
О, эти дельфины! Это природные комики!... Стоит только что-нибудь поручить им - и, будьте уверены, они превратят любую рутину в настоящее представление. Жаль, что к моменту колонизации Перна на Земле не осталось выдр: эти существа тоже умудрялись извлекать массу забавного для себя из самых неожиданных ситуаций и предметов...
Джим вздохнул.
- Мы не можем позволить себе потерять даже малую часть из того, что нам поручено доставить в Кахрейн в целости и сохранности.
- А что будет после Кахрейна, капитан? - устало поинтересовался Гуннар.
- А тогда, мои дорогие, у нас будет время решить, что мы в первую очередь переправим на север самыми быстроходными и надежными судами.
Ответом ему были страдальческие стоны. Джим успокаивающе улыбнулся:
- У нас будет больше свободного времени для выбора.
- В любом случае все надо будет перевезти на север, туда, куда они решат, - спокойно заметил Андерс Седжби. Это был крупный флегматичный человек, удивительно при том ловкий и подвижный, с большими руками, широкими плечами и мускулистыми ногами, похожими на две каменные колонны. Он предпочитал ходить в рубахе нараспашку и босиком, но на планете не было моряка, который не согласился бы отправиться с ним в плавание (включая и Джима Тиллека).
- Там есть какой-нибудь пирс? Или нам придется перегружать весь груз с больших судов на лодки и таким образом доставлять на берег?
Джим озадаченно воззрился на Андерса:
- Не знаю. Надо будет выяснить.
- Ты хочешь сказать, - начал Бен с разгорающимся в глазах гневом, - что мы тут надрываемся, стараясь разобраться с перевозкой, а потом нам придется...
Джим поднял руку, жестом заставив Бена прервать гневные излияния.
- Там для нас все будет подготовлено.
- Но раньше ты этого не говорил, - ядовито заметил Бен.
- Не будь таким малодушным, Бен, - проговорил Джим, жестом благословения возложив ладонь на просоленные морем волосы Бирна. - К тому времени, как мы туда доберемся, там уже построят пристань. Добрый адмирал Бенден клятвенно заверил меня в этом.
Бен фыркнул; он явно не раскаивался в сказанном.
- А теперь, - продолжил Джим, - давайте разбираться, что мы будем перевозить завтра.
Все началось с Гарбена. Предупреждение пришло за два часа - вместе с распоряжением о немедленной эвакуации. Позднее никто не мог толком вспомнить этот отрезок времени. На пристанях кипела лихорадочная деятельность, однако к тому моменту, когда прозвучал сигнал тревоги, ни "Южный Крест", ни "Персей" не были полностью загружены. Их поспешили вывести из опасной зоны. Если после извержения от пристани хоть что-то останется, корабли вернутся и закончат погрузку.
Всем запомнилось извержение Гарбена - величественное, великолепное зрелище, которое людям довелось наблюдать с безопасного расстояния, вне досягаемости вулканических бомб. Это зрелище пробуждало священный ужас; все, что люди создавали несколько лет, в считанные минуты было засыпано! пеплом, забросано сгустками огня, залито лавой и скрыто густыми серыми облаками пепла и пара.
- Там никого не осталось? - крикнула Тео, выныривая у борта "Южного Креста".
- Так нам сказали, - ответил Джим. - Не хочешь перебраться на палубу?
Тео приподняла брови и многозначительно посмотрела на переполненную палубу.
- О господи, конечно, нет, Джим! Со Стрелой я в большей безопасности.
Дельфин тут же оказался рядом с Тео и легонько толкнул плавником ее руку.
- Видишь, что я имею в виду?...
Голос Тео звучал все тише; маленький дельфин решил унести ее подальше от корабля и от Залива Монако.
Наконец на берегу осталось лишь несколько догорающих или полузасыпанных обломками и пеплом, ящиков, и Джим приказал уводить "Южный Крест" из Залива Монако; корабль покидал гавань последним.
- А как же Колокол? - поинтересовался Бен. Джим прищурился, критически оглядывая Колокол:
- Оставь его. Дельфинам так нравится в него звонить!
- Даже когда его некому слышать? Джим тяжело вздохнул.
- По чести сказать, Бен, у меня сейчас просто нет сил им заниматься. - Он оглядел палубу, уставленную ящиками и тюками, покачал головой. - Черт побери, куда нам поставить такую здоровенную штуковину?... В конце концов мы можем за ними вернуться. Эзра захочет проверить, что уцелеет после извержения... Да, так мы и сделаем: заберем его в следующий раз.
Она заметил, как опечалился Бен, когда пристань и Колокол скрылись из виду. Даже веселый эскорт, состоявший из двух команд дельфинов, не мог развеять его грусти. Райская река стала для Бена настоящим домом - и вот теперь он должен был бросить родной дом. Позади оставался не только Поселок, не только Колокол Дельфинов: они оставили очень и очень многое - но Колокол был своего рода символом...
Они плыли вперед, сквозь облака тумана и вулканического пепла, извергнутого Гарбеном и Пикчу...
Организация в Кахрейне была ненамного лучше, чем в Монако; однако здесь людей ожидала еда и горячая ванна, а после - отдых и сон. Эвакуация прошла без особых проблем благодаря прозорливости Эмили Болл. Единственной потерей был, к сожалению, один молодой всадник и его бронзовый дракон, столкнувшиеся со скутером, - вернее, рассказала Эмили ровным, лишенным выражения голосом, попытавшиеся избежать столкновения, уйдя в Промежуток, точь-в-точь как ящерки-файры. Инстинкта молодого дракона оказалось недостаточно для того, чтобы вывести их из Промежутка, чем бы ни был этот самый Промежуток; прочие всадники и их драконы тяжело переживали случившееся.
- Я разрешила им немного отдохнуть, - откашлявшись, сказала она, игнорируя тот факт, что это Шон, предводитель драконьих всадников, совершенно недвусмысленно объявил ей: вплоть до следующего дня ни его люди, ни драконы не способны вернуться к работе.
- Но дракон - что же, он действительно ушел в Промежуток? - изумленно спросил Джим.
Эмили коротко кивнула. Моргнула, чувствуя, как против воли глаза ее наполняются влагой.
- Я видела... как Дулут' сделал это. Они с Mapко - они были там, в воздухе, а скутер падал прямо на них, и тут в мгновение ока они исчезли! - снова откашлялась. - Если из этой трагедии можно извлечь хоть какую-то полезную информацию, вот она. Драконы могут делать то же, что и файры. И, если их всадники сумеют выяснить, как это делать... и вернуться, - тогда, может быть, у нас еще появится своя воздушная армия.
- Но сейчас нам следует заняться не воздушными силами, а флотом, - заметил Пол, включая экран своего рабочего терминала. - По счастью, Райской реке есть хороший склад; там мы можем оставить менее важные грузы и вернуться за ними позже.
- Значит, нам снова придется использовать не большие суда? - спросил Пер Пагнесьо, капитан "Персея".
Пол кивнул.
- Эти суда ценны сами по себе, даже без учета груза, который мы намереваемся на них перевозить. - Он повернулся к дельфинерам. - Как все это смотрят ваши друзья?
Тео коротко хохотнула; Бен фыркнул.
- Они думают, что мы изобрели для них новую занятную игру, - ответила Тео.
- Я рад, что хоть кто-то получает удовольствие происходящего, - невесело усмехнувшись, пробормотал Пол.
- Можешь мне поверить, в этом дельфины лучшие специалисты, - широко и искренне ухмыльнулась Тео, отчего улыбка Пола стала чуть более жизнерадостной. - Ну, для того чтобы добраться до Райской и доставить туда грузы, нам уже не придется устраивать бешеные гонки, верно? А значит, все будет проще и более безопасно.
- Задействуем весь персонал, который не заберут на следующее Падение, - прибавил Пол, переключая терминал. - Нам пришлось отказаться от обороны на озере Маори, однако ущерб, наносимый Нитями, все-таки нужно свести к минимуму.
- Даже если мы покинем Южный континент? - спросила Тео.
- Мы не покидаем континент; мы никуда не собираемся перебираться окончательно, - возразил Пол. - Дрейк хочет продолжать работы здесь; так же думают семьи Галлиани и Логоридесов; их поддерживают Семинолы, Кей Ларго и остров Йерне. Тарви настаивает, чтобы мы не трогали рудники и мастерские. Поскольку они расположены под землей или в блочных укрытиях, они защищены от Нитей, хотя, скорее всего, им придется рассчитывать на еду из наших запасов.
- Однако, в конце концов, если мы не сможем снабжать их пищей, им все равно придется перебраться на север, - печально заметила Эмили.
- Итак, - коротко бросил Пол, возвращаясь к насущным проблемам, - у Джоэла есть грузы, которые необходимо срочно отправить на север. Каарван, твой корабль самый большой; ты сможешь Уйти в самостоятельное плавание? Остальные проследуют на север позже. Дези, поможешь с рабочей силой?
- Если моя команда возьмется за работу прямо сейчас, мы будем готовы к отплытию с вечерним приливом, - ответил Каарван и, не сказав больше ни слова, вышел.
- Дези, я хочу, чтобы вы составили список всех грузов, которые возьмете, всех "красных" и "оранжевых", - крикнул Джоэл Лилиенкамп вслед своему помощнику; тот знаком показал, что понял. - А теперь, - Джоэл обернулся к остальным с жестом безнадежного отчаянья, - скажите мне, ради всего святого, как вести учет?! Как нам разобраться, где что находится?!...
Впервые за все время, что Джим Тиллек знал этого энергичного и опытного человека, ему довелось увидеть Джоэла настолько растерянным; грандиозный объем задач явно пугал его. В Поселке у Джоэла все было аккуратно зарегистрировано; он всегда точно знал, на какой полке и в каком здании находится каждый конкретный предмет. Но даже его феноменальная память не могла справиться с теперешней неразберихой. Джим глубоко сочувствовал товарищу.
- Джоэл, - твердо и в то же время успокаивающе проговорила Эмили, - никто, кроме вас, не сумел бы справиться с эвакуацией грузов и людей в таких условиях.
Наверное, только Джим заметил, как она расставила приоритеты в этом своеобразном комплименте. Он потер лицо рукой, пряча улыбку. В представлении Джоэла люди могли обойтись своими силами, а вот о грузах следовало заботиться и контролировать их местонахождение в любое время дня и ночи.
Джоэл пожал плечами:
- Меня больше беспокоит то, что происходит теперь. Нужен срочный доступ к базе данных: если У меня не будет списка всех грузов, отправленных из Поселка воздухом, а также тех, которые были переправлены из Залива Монако морем, то категорически невозможно будет...
Тут в разговор вмешался Джонни Грин, крайне усталый, но в то же время и торжествующий.
- Никто в моем присутствии не посмеет больше сказать, что это невозможно! - объявил он во всеуслышанье.
Джоэл вскинул голову и с надеждой посмотрел на Джонни; тот продолжал:
- Генераторы работают, действует десять дополнительных терминалов. Они запрограммированы на то, чтобы принимать списки, визуальную и аудиоинформацию и сводить все воедино. Джоэл, это вам подойдет?
- Несомненно! - Джоэл вскочил на ноги, словно и не было минуту назад приступа глубочайшего отчаянья. - Где терминалы? Проводите меня! - Дойдя до дверей, он обернулся: - Мне понадобятся люди.
- Сим дозволяю вам задействовать для своих нужд всех, кто сейчас свободен; они поступают в ваше распоряжение отныне и до поры, пока не будут составлены списки, - торжественно проговорил Пол, но не выдержал и хихикнул. Однако, когда он посмотрел на экран, улыбка исчезла с его лица. - У нас по-прежнему остается масса серьезных проблем. Эзра, можете снова надеть капитанскую фуражку? Нужно провести небольшие суда к Кей Ларго до того, как мы сделаем последний Рывок к Северному континенту. Не представляю, как еще переправить на север всех людей и оборудование. Большой конвой при поддержке дельфинов, один из крупных кораблей в качестве охраны... а остальные суда будут совершать прямые рейсы с Кахрейна или Райской реки в Форт, вероятно?
- Время от времени нужно будет менять корабль конвоя, - сказал Джим, обменявшись быстрыми взглядами с Эзрой. - Даже если сохранится приличная погода - а после извержения, боюсь, никаких точных прогнозов дать нельзя, - плавание будет достаточно тяжелым испытанием.
- Но это можно сделать? - спросил Пол. Джим дернул плечом:
- Мы добрались сюда. И доберемся туда. Рано или поздно.
- Вот это-то меня и беспокоит, - откликнулся Пол.
Джим вытащил из кармана электронный блокнот и ввел запрос.
- Что ж, посмотрим, что мы можем сделать, Пол, - он загадочно посмотрел на Бендена. - Вы с Эзрой отправитесь на север, - его улыбка была лениво-ироничной, - чтобы подготовить для нас место... Ну что, Эз, будешь ты адмиралом Перинитского флота, или на этот раз короткая соломинка достанется мне?
- Думаю, мы оба капитаны и работаем одной командой, как обычно, - суховато ответил Эзра, но после дружески похлопал Джима по плечу, пока тот просматривал полученные данные.
- Из Поселка вывезли еще не все, - сообщил Джоэл, просунув голову в дверь. - Я собираюсь послать весь свободный воздушный транспорт, чтобы забрать оставшееся. Могу я взять дра...
Эмили предостерегающе подняла руку:
- Они будут готовы вернуться к работе завтра утром, Джоэл! Джоэл зажмурился и скорчил гримасу:
- Прошу меня простить. Завтра меня вполне устроит. И он снова исчез за дверью.
- Некогда, в далекие времена, уже существовал такой флот. - Джим разговаривал с Тео Форс, которая наблюдала за дельфинами, сопровождавшими "Южный Крест" при выходе из бухты Кахрейн.
- Вот такой? - Тео указала назад, на флотилию разномастных суденышек, шедших следом за большим кораблем. Одетая в облегающий гидрокостюм, она полулежала в кресле, вытянув сильные загорелые ноги; дыхательная маска висела у нее на плече, готовая к использованию. Джим не без удовольствия поглядывал на эти длинные ноги; впечатления не портили даже царапины. К тому же он начинал привыкать к лицу Тео, не лишенному привлекательности, хотя и весьма необычной. Тео уже хорошо перевалило за тридцать; она не была симпатичной женщиной в обычном понимании этого слова, однако ее черты выдавали сильный характер и целеустремленность.
- Да, что-то вроде такого вот разношерстного флота, какой собрали мы, - ответил Джим и, прищурившись, посмотрел на главный парус. На его вкус, ветер, поднявшийся в самом начале их путешествия, был слишком сильным. Возможно, исполнять обязанности сопровождающего будет не так легко, как думалось вначале. - Это было очень давно... один из тех ярких моментов человеческой истории, когда людям приходилось преодолевать невероятные трудности.
- Да?
Рассказы Джима Тиллека никогда не казались Тео скучными или утомительными, в особенности когда он вспоминал о прежних днях. Она знала, что в промежутках между рейсами межзвездного грузового корабля Джим плавал по всем морям старушки-Земли и по морям некоторых планет-колоний. За последние несколько дней ей не раз представлялся случай оценить достоинства человека, с которым прежде она почти не была знакома: так, ничего не значащие разговоры, обмен любезностями - не более того. Сейчас он, не забывая пристально следить за флотилией, начал свой рассказ - и Тео слушала его с нескрываемым интересом и удовольствием.
- Половина армии была прижата к берегу, и люди неизбежно погибли бы под налетами вражеской авиации, если бы их не спасли на маленьких суденышках той эпохи, эвакуировав с берега. Дюнкерк - вот как называлось то побережье, где армия попала в ловушку; а всего в каких-то тридцати четырех километрах - на другом берегу пролива - их ждала безопасность...
- Тридцать четыре километра? - Тео удивленно подняла густые темные брови. - Но это же любой может проплыть!
Джим посмотрел на нее с усмешкой:
- В те времена такое расстояние могли проплыть некоторые атлеты: это было чем-то вроде ритуала, испытания - но триста тысяч человек в полной боевой выкладке? Нет, им это было не по силам. И... - он погрозил Тео пальцем, - никаких дельфинов!
- Но дельфины всегда были рядом с людьми!
- Не так, как теперь, Тео. Погоди, на чем я остановился?
Тео вытянулась в кресле, усмехнувшись в ответ на легкий упрек, прозвучавший в словах Джима. Лицо у него было обветренным, загорелым, от глаз разбегались морщинки, отчего он казался старше своих лет; однако его тело было стройным, крепким и загорелым. Как и всегда, когда он выходил на палубу, его ноги с длинными ловкими пальцами были босы. Пару раз Тео доводилось видеть, как этими пальцами он удерживает линь.
- Ах да... Германцы зажали триста тысяч британцев в песках Дюнкерка - это на Европейском континенте; и, поскольку британцы не желали провести остаток жизни в лагере для военнопленных, их нужно было эвакуировать через пролив домой, в Англию.
- А как же они перебрались через пролив в самом начале?
Джим пожал плечами. Плечи у него были широкими, а на груди курчавилось всего несколько волосков; по чести сказать, это нравилось Тео больше, чем густая шерсть, какую она видела на груди многих мужчин.
- Их перевезли военные корабли, но порты, из которых они вышли, были уже в руках германцев. А положение в Дюнкерке осложнялось тем, что это был песчаный пляж, полого уходящий в море, и до глубокой воды было довольно далеко, так что большим кораблям некуда было пристать и негде бросить якорь. Там был только длинный деревянный пирс, который постоянно бомбили германцы. Люди пришли в отчаянье, некоторые пытались самостоятельно доплыть до кораблей, они взбирались на борт по сетям, опущенным в воду вместо трапа. Потом кому-то пришла в голову светлая мысль собрать все небольшие суда на острове, в особенности прогулочные лодки с небольшой осадкой, которые могли подойти почти вплотную к берегу, - и забрать солдат. В летописях говорится, что там были совсем мелкие суденышки, всего три метра длиной, но им удалось справиться с задачей, причем рейсы они совершали не по одному разу, до тех пор, пока люди не падали замертво от усталости. Однако все триста тысяч человек были эвакуированы.!
Это было настоящее торжество мужества моряков.
- Ну да, только нам нужно пройти не тридцать четыре километра, Джим Тиллек; мы пройдем вдоль берегов половину мира, - излишне резко отреагировала Тео.
- Да, но ведь и война вокруг не идет, - жизнерадостно возразил Джим.
- Не идет? - переспросила Тео и указала через плечо на восток, напоминая о Нитях.
- Тут ты права, - признал Джим. - Хотя это: не та война, где люди стреляют друг в друга. Но верю, что в путь надо отправляться с легким сердцем и в хорошем настроении... кстати, может, поищешь Стрелу за тем вон дурацким корытом с пятнистым парусом? Куда, скажи на милость, они плывут? Нужно вернуть их на правильный курс...
Договаривал он уже в пустоту; Тео стремительно перелетела через борт, чисто, без всплеска вошла: воду, как это могли бы сделать ее дельфины, и теперь плыла к злосчастному суденышку, ухватившись за спинной плавник Стрелы.
Просто удивительно, до каких высот может подняться человеческий дух, думал Джим, следя за ними в бинокль. Тео и Стрела добрались до суденышка; Джиму казалось, он почти слышит, как Тео отчитывает молодого шкипера, сопровождая выговор энергичными жестами, чтобы недвусмысленно пояснить, в чем его ошибка. Затем она снова скользнула в воду и поплыла к главному кораблю, а суденышко развернулось, возвращаясь на нужный курс. Убедившись, что Тео и Стрела направляются к "Южному Кресту", Джим отложил бинокль.
Прищурившись, он разглядел высокую мачту пятиметрового ялика, который был отдан в распоряжение Эзры Керуна, возглавлявшего конвой. Эзре не слишком много доводилось плавать по морю, однако он был прекрасным лоцманом, а Джим сам составлял карты побережья и хорошо знал эти воды, так что на пути им не должно было встретиться ни рифов, ни непредвиденных опасностей. Если корабли не зайдут слишком далеко в море и не попадут во власть Великого Восточного течения, опасности не предвидится никакой. К тому времени, когда они доберутся до Кей Ларго, даже начинающие мореходы наберутся достаточно опыта, чтобы доплыть до Форта через оба Великих Течения, не подвергая особой опасности ни себя, ни корабли, ни груз.
Береговую линию от Садрида до Бока он знал похуже, но рассчитывал на рыбаков Малэ и Садрида, а также на Джу Аджай-Бенден в Боке: они должны хорошо знать все особенности местного фарватера. Моряки в холде Кей Ларго также делали подробные карты прибрежных вод. Если погода будет подходящей, путь до Северного континента - пусть и не так быстро, как хотелось бы, - удастся преодолеть.
Однако погода, подумал он, наклонившись к барометру и постучав по нему пальцем, может стать серьезной проблемой. Вулканические выбросы существенно повлияли на погодные условия. Им уже пришлось столкнуться со шквалами, необычайно высокими приливами и неожиданными вихрями, но залив Кахрейн защитил флотилию от самого худшего. Возможно, они прибудут на север как раз к тому времени, когда поднявшийся в атмосферу вулканический пепел, разнесенный ветрами над всей планетой, начнет вновь оседать на землю. Интересно, повлияет ли вулканическая активность на Падение Нитей?
Двумя часами спустя он отдал команду вытащить на берег небольшие ялики и лодки; большие корабли встали на якорь в заливе. Снова поднялся ветер, постоянно менявший направление и потому особенно опасный для мореходов-новичков; кроме того, ветер нес пепел и гарь, так что видимость серьезно ухудшилась.
Если Джим и Эзра и были недовольны тем, что за первый день после выхода из залива Кахрейн они прошли совсем небольшое расстояние, они ничем не выдавали этого, успокаивая тех, кого встревожила малая скорость флотилии. Не стоило подрывать дух экспедиции, да еще в первый же день пути. Днем раньше они смогли проверить все грузы и обдумали, как защитить суда во время Падения Нитей. Большая часть из сорока прогулочных лодок была сделана из фиброгласа; мачты и все прочие детали корпусов также были из пластика, что делало лодки практически неуязвимыми для Нитей. Однако оставалась проблема защиты людей на маленьких судах, где зачастую отсутствовали даже каюты, чтобы укрыться на время Падения. Кислородных баллонов и масок, которые позволили бы людям нырнуть под днища судов и там переждать Падение, также было недостаточно.
В этот вечер Эзра и Джим устроили серию совещаний по вопросу спасения от Нитей, покуда новоявленные моряки разводили костры и готовили пойманную днем рыбу. День был тяжелым и утомительным, так что, когда сумерки сгустились, люди в большинстве уже отдыхали, забравшись в спальные мешки.
На следующий день пошел маслянистый грязный дождь, что в совокупности с переменчивыми ветрами еще больше замедлило продвижение флотилии; однако им все же удалось добраться до устья Райской реки, где они и остановились на ночь.
Джим и Эзра созвали собрание, чтобы обсудить возможность разделения флотилии на несколько групп: это, по их мнению, могло ускорить движение. Большим кораблям периодически приходилось спускать паруса или даже вставать на якорь, чтобы не слишком обгонять лодки и ялики. Разумеется, грузы, которые предназначались для складов Райской реки, будут выгружены, а остаток перераспределен в соответствии с водоизмещением и грузоподъемностью судов; самые ненадежные останутся здесь как отслужившие свою службу. Дельфинеры были довольны передышкой: их команды мужественно, из последних сил сохраняли свои места в конвое, а потому измучились до крайности.
Было принято решение, что, как только окончится разгрузка, Эзра поведет более крупные суда вперед со всей возможной скоростью, на которую только способны они сами и две дельфиньи команды сопровождения, а Джим последует за ним вместе с медленными малыми судами и многочисленным эскортом дельфинов. Самые маленькие лодки придется оставить в дельте реки.
Погода держалась скверная, и только самые опытные моряки справлялись с управлением, так что остальным пришлось на время остаться в устье Райской реки.
Хорошего в задержке было то, что эксперты по пластику, Энди Гомес и Ика Кашима, использовали это время, чтобы максимально защитить корабли от возможных встреч с Нитями. Ика решила проблему для людей - в общей сложности пятисот пассажиров и членов экипажа. Она сконструировала пластиковые шлемы в виде больших конусов с широкими "полями"; под подбородком шлемы застегивались ремешками. Люди, поддерживаемые на плаву спасжилетами, переждут Падение за бортом, а Нити будут соскальзывать по этим "китайским шляпам" в воду, где почти мгновенно погибнут и их съедят рыбы. Даже дельфины не пренебрегали тем, что считали "необычной едой".
Жители холда Райской реки тут же объявили, что конусы-шлемы, придуманные Икой, гораздо лучше, чем металлические листы, которыми они пользовались, если Падение Нитей заставало их вне укрытия. Смущенная похвалами, хрупкая азиатка отнекивалась: мол, она не является первооткрывательницей этого дизайна.
- Ну, это просто чертовски хорошая вариация на тему... как это называется? - шляпы китайского крестьянина, - пояснил Энди, - и она не подведет. Как только мы изготовим образец, наладить производство будет несложно.
- Это просто счастье, что у нас тут собрались люди столь разного происхождения, - ласково сказал Джим смущенной Ике. - Кто бы мог подумать, что такая простая вещь, как шляпа из рисовой соломы, придуманная давным-давно на Земле, сможет спасать жизни на Перне! Вы хорошо мыслите, Ика! Взбодритесь, девочка моя. Вы только что спасли нас!
Девушка смущенно улыбнулась и исчезла, отправившись к своему мужу, Эбону Кашиме, в поисках необходимых материалов.
- Следующая проблема - как-то убедить наших бравых мореходов собраться с мужеством и смириться с мыслью о том, что во время Падения Нитей им придется находиться вне укрытий, так что Нити будут валиться им прямо на головы, - мрачновато заметил Эзра. - Думаю, очень хитро сконструированные шляпы на головах их не слишком утешат.
- Послушайте, капитан, - заговорил один из садридских рыбаков, - когда дойдет до дела, когда Нити начнут падать прямо на них и единственным безопасным местом будет вода, они все сами попрыгают в воду. Я точно так же поступил, когда мы угодили в одно из первых Падений. Кроме того, вокруг крутится туча огненных ящериц. Думаю, если они примутся за дело вместе со своими дикими родичами, которые всегда собираются в местах Падения Нитей, ни одна Нить не долетит до этих прекрасных шляп.
- Немного практической психологии и "живой пример", - заметил Джим, - и они согласятся. В конце концов, у них не будет особого выбора.
- Это точно, - сумрачно отозвался Эзра.
- При необходимости проведем беседы, - сказал Бен, переглянувшись с остальными дельфинерами, и они всей компанией отправились промывать мозги будущим героическим мореходам.
К тому времени, когда "китайские шляпы" были готовы к раздаче, большая часть моряков флотилии охотно согласилась ими пользоваться.
- Я бы, конечно, предпочел оказаться в воздухе с огнеметом, - тихонько признался один из них своему другу; оба стояли неподалеку от Джима.
- Да, но у баржи далеко выступающие и достаточно плоские нос и корма. Мы должны просто укрыться там, и все будет в порядке.
Джим и Эзра издали приказ: всякий, кто будет замечен без защитного костюма и "китайской шляпы", подвергнется суровому наказанию и, если он имеет какой-либо чин, будет понижен в звании. Они также обязали каждого отработать двухчасовую смену по изготовлению защитных костюмов.
Прежде чем небо расчистилось и погода наладилась, люди успели разместить грузы на складах и подготовить почти две трети оборудования, необходимого для защиты от Нитей, так что две группы смогли отправиться в путь. Большие корабли, используя окрепший ветер, вскоре обогнали медлительные малые суда.
- Похоже на "людей в лодках", - заметил Джим, обращаясь к Тео и указывая назад, на нестройную линию мелких суденышек.
- "Люди в лодках"?
- Хм, да. Жертвы войны двадцатого века. Это были азиаты, которые пытались покинуть свою страну на самых невероятных, совершенно не подходящих для этого скорлупках, которые назывались джонками и сампанами. - Он сокрушенно покачал головой. - Совершенно неподходящие... Многие погибли, пытаясь спастись. Многие прибыли туда, куда стремились, но были отправлены назад.
- Отправлены назад?... - Это привело Тео в ярость.
- Я не помню историко-политической ситуации тех времен. Это было еще до того, как Земля объединилась ради единой глобальной цели. Думаю, лучшая из их лодок уступала худшей из наших посудин.
Тео вздохнула, ткнула пальцем в одну из четырехметровых лодок, только что выбросившую сигнальный флаг, означавший просьбу о помощи, и прыгнула в воду. Едва она коснулась поверхности воды, рядом с ней оказалась Стрела, готовая доставить ее к попавшему в беду судну. Джим занес происшествие в свой электронный дневник. Похоже, сломалась рея... о господи, хватит ли у них упорства, чтобы справляться с постоянными авариями и поломками?... Кажется, этот случай обойдется ему сегодня в очередную лекцию по морскому делу.
- А, это была экспедиция Хейердала! А я все никак не мог вспомнить... - сказал он сам себе. - Только Хейердал плавал на примитивных судах, которые строил сам, и делал это намеренно. На наш случай совсем не похоже.
Нужно запомнить и рассказать Тео. Он улыбнулся. Ему нравилось рассказывать ей о прежних днях: она всегда внимательно и с интересом слушала его. Иногда она рассказывала ему какие-нибудь истории тех времен, когда была пилотом. Впрочем, Джим полагал, что ей больше нравится плавать с дельфинами. Возможно также, что она просто извлекала максимум пользы и удовольствия из любого дела, которым занималась.
Жаль, подумал Джим, что об этом путешествии будем знать только мы, жители Перна. Наше Второе Переселение во многих отношениях гораздо более примечательно, чем космический перелет через пятьдесят световых лет на трех старых, но вполне пригодных к путешествию кораблях в этот пустынный уголок в секторе Стрельца.
В этот день было еще два происшествия. Первое - Падение Нитей, впрочем, только краем зацепившее флотилию. Эзра заметил впереди уже знакомое серое облако; они могли выбрать - повернуть в сторону или проверить, насколько надежна их защита от Нитей. Джим и Эзра провели короткое совещание с кораблями, снабженными передатчиками, и было принято единодушное решение продолжать путь. В конце концов, рано или поздно, защиту все равно придется испытать, и лучше это сделать сейчас, когда им предстоит провести под дождем Нитей только полчаса.
Дельфины и дельфинеры передали приказ на те корабли, с которыми не было связи. Паруса свернули, установили щиты; огненных ящерок-файров разослали на поиски диких сородичей, а поверхность моря расцвела множеством пластиковых конусов-шляп.
Джим, его пять матросов и четверо дельфинеров могли переждать Падение в каюте, но решили подать пример тем, кто пребывал в нерешительности, страшась Нитей. Надев "китайские шляпы" и ухватившись за пластиковые страховочные канаты, они попрыгали в воду. Это придало смелости остальным. Четыре дельфина оставались под водой, сколько возможно, потом стремительно выныривали, чтобы вдохнуть воздуха и издать пронзительный свист.
- Скоро будет много хорошей еды, - радовалась Стрела.
- Не переешь, обжора, - предупредила ее Тео. - Они очень нравятся Стреле, в особенности когда раздуваются от воды, - пояснила она остальным.
Джима передернуло, но никто не заметил этого, поскольку его "китайская шляпа" уже коснулась воды, скрыв лицо. Он хотел было приподнять поля "шляпы", чтобы взглянуть на Тео, но та заставила его опустить голову.
- Если по твоему великолепному носу пройдутся Нити, боюсь, ты больше никогда не будешь выглядеть так привлекательно, - заметила она; ее голос звучал из-под пластикового защитного убора приглушенно.
Джим ощупал свое лицо: раньше ему никогда не приходило в голову, что у него такой уж выдающийся нос.
- Все равно ничего не видно, кроме "китайских шляп" и Нитей, - сообщила Тео.
- А ты откуда знаешь?
- Я уже посмотрела. Падение Нитей ужасно раздражает меня, если я нахожусь на земле. Гораздо забавнее было летать на скутерах.
Вероятно, она пожала плечами: Джим ощутил легкое движение воды.
- Что тебе больше нравится? Я имею в виду, летать или плавать с дельфинами?
- Я уже достаточно летала, хотя во время Падения это и было весьма увлекательно, - задумчиво проговорила Тео, медленно дрейфуя по направлению к Джиму. Их ноги соприкоснулись; он отстранение отметил, что его ноги длиннее. Они отплыли в сторону от остальных на всю длину страховочных тросов. - Работа с дельфинами - это нечто новое, нечто совершенно иное. Стрела просто великолепна, - сказала Тео; Джим слышал в ее голосе гордость и глубокую привязанность к партнеру-дельфину. - Никакого сравнения с обычными домашними животными - хотя от своего пса, который был у меня на Земле, я была в восторге. Но работа со Стрелой - это другое; это просто великолепно!
- А с драконом ты пробовала?
- Нет, - фыркнула Тео. - Им нужны наездники помоложе. Кроме того, как я уже сказала, я достаточно полетала.
- Но ты не старая...
Тео рассмеялась от всего сердца:
- Может, с твоей точки зрения, и нет, дедуля!
Джим не обиделся на подтрунивание. В конце концов, ему уже шел седьмой десяток; он действительно мог быть дедом... если бы не выбрал профессию, которая не позволяла ему ни жениться, ни завести детей. Шестнадцать или семнадцать месяцев в космосе - и всего месяц отпуска... этого времени недостаточно для жены и детей. Он никогда ни с кем не позволял себе серьезных отношений.
Джим почувствовал, как на его "китайскую шляпу" упала Нить, и невольно отшатнулся, однако Нить уже соскользнула по гладкому пластику и с шипением сползла в море. Джим быстро отвел в сторону ноги, чтобы Нить не коснулась их; она погружалась все глубже - там, в глубине, ее уже поджидала Стрела, или кто-то еще из дельфинов, или какая-нибудь рыба. Рыбы во множестве собрались вокруг на нежданное пиршество, бывшее для них настоящей манной небесной. Голод сделал их бесстрашными; Джим то и дело чувствовал прикосновение холодной чешуи к своей коже. В первый раз это заставило его вздрогнуть, что вызвало у Тео понимающий смешок - она-то привыкла к таким прикосновениям. Однако море защищало людей не хуже, чем изготовленные людьми "доспехи"; море - и пятерка файров. Следуя указаниям Тео, он посмотрел сквозь полупрозрачную секцию своего шлема и увидел, как первая из огненных ящериц, круживших над ними, атаковала Нить, защищая палубу "Южного Креста". Поскольку палуба была сделана из дере!
ва, Джим очень обрадовался.
Прошло, казалось, совсем немного времени, когда громкое фырканье и восторженное щелканье дельфинов дали понять, что опасность миновала.
- Мы быстро осмотрим все, - сказала ему Тео, протягивая руку: Стрела немедленно подплыла под нее, подставляя плавник. - Пери, - крикнула женщина ближайшему дельфинеру, - отправляйся в порт, а я пока проверю все в море!
- Сообщите мне, если кого-то задело, а в особенности если какие-то корабли повреждены, - крикнул им вслед Джим.
Размышляя о том, как удачно избежали они недавней опасности, Джим снова взобрался на палубу, снял "китайскую шляпу", положил ее в пределах досягаемости и, принявшись вытираться, приказал снова развернуть и поднять парус.
- Если враг не сдается, его... съедают, - пробормотал он, усмехнувшись перифразу. Они шли курсом, уводящим наискось от места Падения; как ни странно, Джим был благодарен судьбе за эту небольшую встряску - и за возможность быть рядом с Тео. Она была очень удобным человеком, если можно так выразиться. Он снова усмехнулся. Вряд ли найдется женщина, которой понравится такой комплимент.
Второе происшествие дня оказалось гораздо опаснее: шестиметровое судно едва не затонуло из-за пробоины ниже ватерлинии. Все обошлось только благодаря дельфинам, которые буквально вынесли суденышко на берег на своих спинах. Поскольку грузом пострадавшего судна были в основном незаменимые ящики с оранжевым кодом, всем перинитам просто повезло, что оно было спасено.
В этот день они бросили якорь рано, чтобы успеть починить пострадавшее судно, использовав материалы, которые они прихватили на Райской реке, а также чтобы проверить, целы ли паруса и канаты. Ни один человек не был ранен, и даже те, кто сомневался в надежности "китайских шляп", после сегодняшнего Падения перестали беспокоиться.
Хотя команда пострадавшего судна работала всю ночь вместе с экспертами по пластику, флотилия тронулась в путь только к полудню следующего дня. Хороший ветер помог наверстать упущенное время, отчего у Джима стало полегче на душе. Он жалел об отсутствии Тео - но это был ее первый день отдыха, так что она отсыпалась. Просто позор пропускать лучшую часть такого прекрасного дня, подумал Джим. Ничто в мире не может сравниться с этим - идти под парусами на хорошем корабле при добром ветре по чистой сине-зеленой искристой глади моря. Интересно, понимает ли это Тео?...
Тропический шторм, неожиданно обрушившийся на них возле Бока, отбросил флотилию назад, к Садриду.
Природное чутье Джима с раннего утра предупреждало о приближении опасности. Один из садридских рыбаков вечером говорил ему, что у этих берегов шквалы налетают внезапно, так что теперь Джим внимательно следил за теми почти неприметными признаками ухудшения погоды, которые известны каждому опытному моряку. Он подмечал все: и темную дымку, возникшую на горизонте, и внезапное падение давления, и изменение цвета воды, и воздух, внезапно ставший вязким и душным. Затем он увидел, что вода за кормой из сине-зеленой превратилась в серо-свинцовую, тяжелую, а рисунок волн изменился.
Обернувшись к Тео, снова занявшей свое место подле него, он начал было:
- Тео, мне кажется...
Шторм обрушился на них с внезапной яростью, какой Джим не встречал еще никогда. Ему показалось, что краем глаза он заметил, как стремительная фигура в облегающем гидрокостюме, перелетев через леер, нырнула в воду. Он едва успел развернуть корабль, чтобы волны, вздымавшиеся на пятиметровую высоту, не ударили в борт. Его команда сражалась с парусами, пытаясь спустить их, а разбушевавшаяся стихия норовила вышвырнуть матросов за борт; зачастую их спасали только страховочные леера. Молния, почти надвое расколовшая мачту на две трети длины, едва не ударила в молодого Стива Даффа. Джиму с трудом удавалось справляться с кораблем; "Южный Крест" то взлетал к небесам, то обрушивался в бездну. Сердце Джима замирало от Ужаса при мысли о сохранности наиболее хрупких грузов - до тех пор, пока все не пересилил страх за жизнь людей.
Время от времени он видел дельфинов, взлетавших над волнами, собранных и целеустремленных, как никогда; очень редко удавалось разглядеть пловцов, цеплявшихся за их спинные плавники, но, как правило, дельфины действовали сами по себе, хотя и в строгом соответствии с тем, чему их учили.
Дважды команда "Южного Креста" бросала за борт канаты и вытягивала на палубу людей, спасенных дельфинами. Один раз корабль натолкнулся на опрокинувшуюся лодку, и киль с отвратительным скрежетом прошелся по пластиковому корпусу.
Шторм окончился так же внезапно, как и начался, и унесся к горизонту черным вихрем, пронизанным вспышками молний.
Измученный и изумленный тем, что ему удалось остаться в живых, Джим внезапно осознал, что у него сломана правая рука и что оба его предплечья, грудь и ноги изрезаны в кровь. В той или иной степени пострадали все члены команды. У одной из спасенных девушек был перелом ноги; мальчик получил травму головы - половина лица была обезображена кровоподтеком, ссадина легла через волосы на голове, как новый пробор. Море все еще было неспокойным; множество людей цеплялись за обломки мачт, тюки и перевернутые лодки. Окинув взглядом картину разрушения и бедствия, Джим ощутил, как к его глазам подступают бессильные слезы.
Не обращая внимания на свои раны и на жалобы команды, Джим взял из каюты мегафон; он отдал приказ запустить мотор, чего обычно не делал, экономя топливо, а сам принялся подбадривать пострадавших и отдавать приказы спасателям - как людям, так и дельфинам, - стараясь ничем не показать, что на самом-то деле тревожит его сейчас только одно: всем ли удалось пережить этот ураган. Следующая мысль была о грузе, часть которого, возможно, была утрачена безвозвратно.
- Он появился из ниоткуда, - безжизненным от усталости голосом доложил Джим, когда Форт вышел на связь.
Зи Онгола откликнулся на просьбу флотилии о помощи. К этому времени большая часть потерпевших крушение уже была доставлена на берег. Команды дельфинов все еще осматривали обломки в поисках людей; однако Джим поторопился вызвать дополнительное подкрепление, предвидя, что оно понадобится в самом скором времени. Он оглядел раненых, обломки лодок и драгоценные ящики, выброшенные на берег, и поспешно отвел глаза. Шторм более-менее благополучно пережил "Южный Крест", пять больших яликов и две лодки поменьше.
- Меня предупредили, что в этом районе случаются шквалы, так что я был настороже. Однако это мне не слишком помогло. Он обрушился из ниоткуда. Цвет волн изменился, а потом... Мы не успели ничего сделать, нам оставалось только надеяться, что мы выживем. Некоторые даже не успели убрать паруса. Если бы не дельфины, мы потеряли бы и людей.
- Есть раненые?
- Да, и слишком много, - ответил Джим, рассеянно потирая повязку на руке. Он не помнил, когда и как сломал руку. В основном его раны оказались неглубокими; зашивать пришлось только одну - и Тео сделала это, а также наложила заживляющую мазь на сломанную руку. Затем Джим смазал порезы на обнаженных руках и ногах Тео: она получила их, пробираясь в разбитые каюты и спасая людей. Затем, прихватив аптечки, они поодиночке отправились оказывать первую помощь остальным пострадавшим.
Врач, сопровождавший их часть флотилии, обнаружила двенадцать больных с множественными переломами и повреждениями внутренних органов, которым не могла оказать должную помощь из-за отсутствия нужных медикаментов. Несколько аппаратов по поддержанию жизнедеятельности, которые нашлись среди груза "Южного Креста", были отданы больным-сердечникам.
- Вы можете выслать воздушный транспорт за самыми тяжелыми ранеными?
- Разумеется. Один корабль вылетает в течение шестидесяти секунд; он загружен всеми необходимыми приборами и медикаментами. Дайте мне еще раз ваши приблизительные координаты.
- Где-то к востоку от Боки, но к западу от Садрида, - устало проговорил Джим. - Вы нас не пропустите. В море масса обломков и перевернутых лодок. Каарван прибыл к вам?
- Еще вчера.
- Хорошо, если "Авантюристка" заберет спасенные грузы и доставит их в Форт вместе с людьми, у которых больше нет кораблей.
- Каково состояние Эзры?
- Я еще не пытался с ним связаться. Он опередил нас на несколько дней, и, возможно, шторм его не задел, иначе он уже вышел бы на связь с вами. Нет смысла посылать его назад: все его корабли загружены под завязку. Его группе лучше продолжить путь.
Кто- то остановился рядом с Джимом и протянул ему кружку горячего кла и жареную рыбу на прутике.
- А как "Южный Крест", Джим? - с искренней тревогой спросил Онгола.
- Здорово потрепан, но держится на плаву, - ответил Джим. Придется заменить мачту и грот-штаги, подумал он, но все остальное, по счастью, цело. Энди уже поклялся, что первым делом сделает новую мачту; ему придется изрядно потрудиться, если мы хотим отсюда выбраться. - Кстати, попутно вспомнил: у нас несколько случаев поражения молнией. Три баржи затонули; но дельфины уже занялись спасением грузов. Сейчас для меня основная забота - раненые.
- Так и должно быть. Ах да... - Онгола умолк на несколько мгновений. - Джоэл срочно хочет знать, сколько единиц груза потеряно безвозвратно и какие именно грузы.
В голосе Онголы слышалось сожаление: он прекрасно понимал, что этот вопрос задан не ко времени. Однако таков уж был Лилиенкамп, а Джим слишком устал, чтобы злиться.
- Черт возьми, Зи, я еще не всех людей успел пересчитать! У Дези Арфида сломаны ребра, его пришлось с того света вытаскивать, а у Корри, похоже, сердечный приступ... Но ты передай Джоэлу, что записи Дези были у него под спасжилетом, на сердце. Возможно, это его порадует, - в словах Джима прозвучал сарказм. - Мне пора идти.
- Помощь уже в пути, Джим. Мои соболезнования. Я немедленно доложу обо всем Полу. Есть кто-нибудь, кого ты мог бы оставить на связи?
Джим обвел окружающих мутным взглядом. Здоровые ухаживали за пострадавшими, и работы им хватало с избытком; но тут Джим заметил, что у поваленного дерева сидит Эба Дар. Вытянув сломанную и уложенную в лубки ногу, он доедал зажаренную на прутике рыбу.
- Эба? Ты как себя чувствуешь? Сможешь поддерживать связь с Фортом? - спросил Джим, вглядываясь в иссеченное порезами лицо Эбы. Особенно его интересовало, не получил ли тот заодно и сотрясение мозга. Впрочем, желтоватое от природы лицо мужчины не побледнело, а порезы на его груди и плечах были уже обработаны.
- Конечно. С моим ртом и мозгами все в порядке, - кривовато ухмыльнувшись, ответил Эба и, отбросив прутик, потянулся к передатчику. - Кто на связи?
- В данный момент Зи Онгола. Они посылают большой транспорт за ранеными, а Каарван приведет сюда "Авантюристку", чтобы забрать те грузы, которые нам удастся спасти.
Эба взглянул на вновь успокоившееся море; на волнах покачивалось множество обломков, ленивый прибой временами прибивал их к берегу. Джим понимал, что вскоре прибрежный пляж будет весь завален этими обломками - а ему придется выбирать людей, которые смогут перенести грузы, а также пригодные для починки оставшихся кораблей доски подальше от линии прибоя, чтобы их снова не унесло в море. Прикрыв глаза здоровой рукой, он стал вглядываться в море, туда, где между перевернутыми лодками то и дело мелькали плавники дельфинов, взрезавшие морскую гладь: вместе со своими партнерами-людьми они по-прежнему выискивали спасшихся.
- Черт бы ее побрал, - пробормотал он тихо, разглядев среди прочих дельфинов и людей Стрелу и Тео. Должно быть, ссадины и царапины на теле Тео немилосердно жгло соленой водой. Что она, с ума, что ли, сошла, что полезла в море в таком состоянии?
- Дельфины прекрасно справляются, верно? - заметил Эба. - Я думаю, возможно, мы были бы в большей безопасности, если бы находились вместе с ними в воде во время шторма...
- Дельфины-то в порядке... чего не скажешь об их партнерах, - ответил Джим. - К тому же ваши фермеры не умеют надолго задерживать дыхание, как это делают дельфины: тут нужна особая подготовка.
Он сжал плечо Эбы и захромал прочь: возможно, на этот раз ему удастся пересчитать тех, кто пережил шторм, более точно. Пятерых еще не нашли; трое из них дети. Джим напомнил себе, что на всех были спасательные жилеты: это позволяло надеяться на лучшее.
Эба был не так уж и не прав, говоря, что находиться в воде вместе с дельфинами безопаснее. Пловцы, оснащенные дыхательными аппаратами и способные вместе со своими партнерами-дельфинами нырнуть на глубину, куда не достигало волнение моря, практически не пострадали - по крайней мере, во время шквала. Однако сейчас они рисковали гораздо больше, спасая раненых или потерявших сознание людей. Еще до того как закончился шторм, команды приступили к работе, следуя за тонущими кораблями и спасая тех, кто остался на борту. Многие были обязаны жизнью быстроте и слаженности действий дельфинов и их партнеров-людей; иногда дельфинерам приходилось снимать маски, чтобы дать тонущим глотнуть кислорода.
Именно в первые часы после шторма дельфинеры и получили большую часть ран. Спеша доставить на берег Гуннара Шульца, которому требовалась немедленная медицинская помощь - он глубоко распорол себе бедро, когда пробирался в каюту, чтобы вытащить оттуда ребенка, - Фа выбросился на песок, и Эфраиму, Бену и Бернарду пришлось стаскивать его в море, причем процесс этот сопровождался возмущенными протестами дельфина, переживавшего, что они повредят ему его мужское достоинство.
К тому времени, как прибыл грузовой скутер из Форта, Джим уже знал, что по какой-то поистине чудесной случайности никто не погиб. Пятеро пропавших пришли к месту импровизированного лагеря сами: их лодку выбросило на берег в некотором отдалении от места катастрофы. У девушки-подростка была сломана рука, у другой вывихнуто плечо: ими обеими немедленно занялись прибывшие на транспортнике медики. Ходячих раненых усадили и напоили восстанавливающим силы "коктейлем", который врачи привезли с собой. Жизнь некоторых пациентов все еще оставалась под угрозой: два сердечных приступа, три инсульта от перенапряжения, - но лечение и уход должны были помочь больным встать на ноги.
Дельфинам удалось обнаружить все затонувшие корабли и лодки и отметить их положение буйками. Большую часть судов можно было поднять, но три небольшие лодки, выброшенные на берег штормовыми волнами, пострадали слишком сильно, чинить их бессмысленно. Баржи, плохо слушавшиеся руля, затонули так быстро, что почти не испытали ударов волн. Эфраим и Кибби, Яна с Терезой и Бен с Амадеусом доложили, что груз затонувших барж находится в сохранности и надежно закреплен. Поскольку на баржи грузили то, что не представляло большой ценности, их можно было пока оставить в покое.
Да и вообще, никто не обращал внимания на то, что именно вытаскивали из воды и сваливали в кучи на берегу вне досягаемости прилива: некогда было разбираться. Джим почти все время оставался на связи: сидя у груды вымокших ящиков и тюков, он разговаривал с Фортом, когда увидел идущих по берегу врачей.
- Послушай, Пол, мне очень жаль, что я создал тебе лишние проблемы, - устало проговорил Джим.
- Конечно, такой проблемы я не ожидал, - странным голосом ответил Пол.
Джим услышал в его голосе нотки уныния и немедленно постарался исправить положение, рассказывая о происходящем в самых оптимистических тонах.
- Знаешь, Пол, глядя на то, как волны прибивают все это к берегу, я начинаю думать, что большую часть грузов нам удастся спасти, - закончил он, потирая горящее от соли лицо. - Правда, кое-что вымокло настолько, что определить степень повреждения сейчас нельзя, но в основном грузы были упакованы вполне надежно. Что до кораблей, Энди уже выясняет, какой ремонт потребуется...
- Нечего меня утешать, Джим! До Кей Ларго еще много лиг пути, а Каарван сообщил мне, что пересечь два Течения очень сложно. Это тебе не воскресная прогулка по морю!
- Я не намерен отправляться в путь прежде, чем все суда будут отремонтированы как следует, - убежденно проговорил Джим и даже улыбнулся, чтобы Пол не подумал, что он пал духом.
Врачи приближались; их фигуры заслоняли свет заходящего солнца, и Джим отвернулся чуть в сторону - ему не хотелось, чтобы кто-то еще слышал его слова:
- Черт побери, к этому времени и грузы уже высохнут. Упаковка почти вся уцелела. Завтра команды дельфинов начнут вытаскивать на берег то, что слишком тяжело, чтобы поднимать в одиночку. Ты даже представить себе не можешь, на что способны эти существа! Я свяжусь с тобой позже, Пол. Не беспокойся за нас. Помощь уже прибыла.
Он отключил связь и тут услышал, как рядом кто-то покашливает, прочищая горло. Джим поднял глаза и увидел Коразон Сервантес, Бет Иглз и Бэзила Томлинсона, которые разглядывали его, как нечто крайне забавное.
- Он все еще не упал, - сказала Коразон. Она выглядела измученной, и это напомнило Джиму о том, что он тоже вымотался до предела.
- Только потому, что он прислонился к этой горе тюков, - со свойственным ей прагматизмом заметила Бет. Она тоже выглядела не лучшим образом.
- Старые моряки не умирают, они просто истаивают, - торжественно провозгласил Бэзил. - Ну ладно. Тео, однако, была права, - заметил он, указывая на повязку Джима. - Гель размазал, пластыри сбил... Каков ваш вердикт, коллеги?
- Наложить новую повязку и прописать постельный режим, - ответила Бет, и, прежде чем Джим успел что-либо возразить, прижала инъектор к его предплечью.
В глазах у него потемнело, и словно бы издалека до него донесся голос Бет:
- Знаете ли, мне кажется, он просто не понимает, когда надо сделать перерыв.
Его разбудил запах жаркого, но при попытке встать он понял, что тело отказывается повиноваться. Он лежал на спине; над ним была крыша, сделанная из переплетенных ветвей, покрытых густой листвой - что уже само по себе было достаточно странно. Под ним, однако же, обнаружился обычный надувной матрас, застеленный покрывалом, чтобы не было холодно в тени. Он решил перекатиться на правый бок, но немедленно осознал свою ошибку: вес тела обрушился на больную руку. Джим застонал от боли.
- А, и ты тоже проснулся? - произнес голос слева от него.
Он рывком повернул голову и увидел насмешливо улыбающееся лицо лежавшей рядом с ним Тео.
- Это ты на меня спустила ту несвятую троицу! - тоном обвинителя заявил он, не принимая во внимание, что и сама Тео находится здесь неспроста.
- Стрела доложила обо мне, - пожала плечами Тео, - так что я позаботилась о том, чтобы, по крайней мере, оказаться в хорошей компании.
Она подняла правую руку, и Джим заметил на ней четыре длинных шва, прекрасно обработанных.
Он потянулся к Тео, осторожно взял ее за руку и присмотрелся пристальнее: Как ты заполучила такое?
- Как ты заполучила такое?
Она тоже посмотрела на свою руку; на ее лице отразилось удивление и задумчивость:
- Я не очень хорошо помню. Кажется, мы проверяли ту пятиметровую лодку, на которой плавал Брюс Оливин. Стрела пыталась сунуть мордочку в носовой люк, но тут лодка сдвинулась с места и что-то ободрало мне руку.
- А как твои ноги?
Она высвободила из-под легкого одеяла одну ногу, тоже блестевшую от ранозаживляющей мази; спокойно оглядела длинную свежую ссадину, тянувшуюся от бедра до колена - с внутренней стороны нога была покрыта синяками, но там не было ни одной царапины.
- Мне всегда лучше удавалось протискиваться в узких местах. С полным гидрокостюмом было бы, конечно, лучше. Но в любом случае мне придется всего лишь нарастить новую кожу взамен содранной. Так что мы еще проведем некоторое время на этом очаровательном приморском курорте.
- А кто же возглавит операцию спасения, пока мы тут прохлаждаемся?
- Медики, - рассмеялась она, явно без всякого пиетета к несчастным врачам, и позвала: - Эй, кто-нибудь! Мы тут здорово проголодались!
- Иду! - откликнулся жизнерадостный голос.
Джим снова вернулся в горизонтальное положение, невольно застонав: любое усилие причиняло ему боль.
- Слушай, они действительно идут, - встревожено проговорила Тео, садясь на своем импровизированном "ложе".
Джим, предприняв неимоверные усилия, поднялся, намереваясь направиться к густым зарослям позади их временного пристанища.
- Ого! Я всегда полагала, что в подобных обстоятельствах вы действуете лучше всего, ребята!...
Джим Тиллек уже понял, что сил у него не больше, чем у тростинки на ветру. Чтобы справиться с последствиями вчерашнего происшествия, понадобится много времени. Гораздо больше, чем он располагает в настоящий момент.
- Вчерашнего? - рассмеялась Тео, и Джим понял, что заговорил вслух. - Джим, дружочек мой, ты проспал полных тридцать шесть часов. Сегодня - уже послезавтра.
- О господи ты боже мой, но кто же тогда...
Она взяла его за руку и легонько потянула к себе - и этого небольшого усилия оказалось достаточно, чтобы колени подогнулись. Надувной матрас смягчил падение, однако Джим осознал, что повреждения не ограничились сломанной рукой.
- Пол послал еще один транспорт: там достаточно людей, чтобы разобраться с грузами, и к тому же прибыла команда людей Джоэла, которая проверит по своим записям все штрих-коды. Разумеется, там, где эти штрих-коды еще остались.
Джим застонал; в этот момент сквозь открывшийся в сплетенной из ветвей стене проем решительно вошла Бетти Масгрейв с нагруженным подносом в руках. Поднос она аккуратно поставила между Джимом и Тео.
- Ну что, как вы себя чувствуете? Джим? Тео? Получше? - В ее голосе, к счастью, не было той приторной напускной жизнерадостности, которая всегда раздражала Джима.
- Что касается Джима - прекрасный долгий сон и прекрасный долгий... - Тео хихикнула, когда Джим прервал ее на полуслове сдавленным рычанием.
- Очень хорошо; все будут рады это слышать, - с искренним облегчением проговорила Бетти. - И мне не придется пристраивать разные полезные вещи, которые умолял меня забрать Джоэл, чтобы освободить место для тела. Ешьте. Вам сегодня повезло: еда подается прямо в номер.
Бетти уселась на пятки; Джим понял, что она не сдвинется с места, пока они не съедят и не выпьют все, что было на подносе: непременный кла, ломтики свежих фруктов и сдобные рулеты, явно только что испеченные и еще теплые. Запах сдобы проник в ноздри - и Джим набросился на аппетитную еду как коршун на добычу. Благодарность он пробормотал уже с набитым ртом.
- Да, мы тут несколько окультурили ваш лагерь поскольку, судя по всему, вам придется пробыть здесь достаточно долго, чтобы вы успели оценить некоторые... - она скорчила смешную гримасу, - удобства.
- Что происходит в Форте? - спросил Джим устремив на Бетти суровый взгляд.
Та подняла брови и развела руками; ее жест явно говорил о том, что она не утруждала себя деталями.
- Есть кое-что хорошее: в Форте мы в безопасности и в целом все в порядке. Есть кое-что плохое у нас недостаточно силовых аккумуляторов для воздушного транспорта, чтобы можно было оказать достойное сопротивление Нитям. - Бетти пожал плечами. - Так что будем отсиживаться в укрытие По счастью, сквозь скалу Нити проникнуть не мо гут.
- Эмили?...
Бетти склонила голову набок и скривила рот в горестной гримасе. После того как скутер, на котором эвакуировали людей из Поселка, потерпел аварию, искалеченное тело Эмили Болл восстанавливалось крайне медленно, хотя врачи сделали все, что возможно (а возможно было многое). Ничего удивительного в том, что голос Пола звучал так утомленно и печально: они с Эмили были прекрасной командой и великолепно сыгрались. Без ее активного участия Полу Бендену придется нелегко - даже с учетом усилий, которые прилагает Онгола, чтобы ему помочь.
- Ей немного лучше, - проговорила женщина-пилот, - но выздоровление будет долгим. Пьер прекрасно заботится о ней. Онгола тоже работает великолепно, и если Джоэл перестанет стенать, что мы теряем слишком много груза...
- Но мы его не потеряли!... - хором воскликнули Джим и Тео.
Бетти хихикнула:
- Если вы двое не сдаетесь, не думаю, что Пол опустит руки. Так я ему и передам, - она взглянула на часы и поднялась. - Мне пора идти. Я рада, что к вам вернулся аппетит.
Кивнув каждому по отдельности, Бетти собралась уходить. Джим успел разглядеть кусочек пляжа и работающих людей, это зрелище принесло ему некоторое утешение.
- Оставь дверь открытой, ладно, Бетти? - попросил он.
- Конечно. - Бетти разыскала веревочную петлю, прикрепленную к плетеной ширме, и зацепила ее за какой-то сучок. - Присмотри за ним, Тео, - посоветовала она на прощание.
- С радостью, - ответила женщина с низким грудным смешком.
- О, кстати, последняя новость, Джим, - вспомнила Бетти. - Каарван вышел на своей "Авантюристке" из Форта со вчерашним ночным приливом. Он будет здесь буквально через пару дней.
Вскоре оба услышали свист двигателей скутера и, высунувшись наружу, успели увидеть хвост удаляющегося транспортника, направлявшегося на северо-запад, к Форту.
Джим как раз собирался встать, когда появилась Бет Иглз.
- Нужно было отправить вас обоих в Форт этим рейсом, - заявила она без всяких предисловий, оглядев обоих больных. Лицо ее при этом не выражало никаких чувств. - К сожалению, Стрела отказывается работать с Анной Шульц...
Кажется, Тео обрадовалась дельфиньему упрямству. Бет обратилась к Джиму:
- ...а Пол говорит, что вы, скорее всего, распнете любого, кто попытается управлять вашим драгоценным "Южным Крестом"; так что придется вас подлечить - ведь должен же кто-то вести судно? Каарван подвезет еще припасов и достаточное количество техников, чтобы этот нелепый флот снова смог выйти в море.
- Он вовсе не нелепый, - откинувшись назад и облегченно вздохнув, возразил Джим.
- Ну, как бы то ни было, - продолжала Бет, наклонившись к нему и проводя каким-то медицинским приборчиком вдоль его тела, - думаю, что, чем скорее вы выйдете в море на этой лодке...
- На корабле, - автоматически поправил ее Джим.
- Значит, на корабле; так вот, чем скорее вы сделаете это и прибудете на место, тем скорее сможете отдохнуть.
- Но я должен... - он указал на людей на пляже.
- Вы должны отдыхать, так же, как и Тео, или проку от вас не будет никакого. Да и Полу хватает неприятностей, чтобы еще тревожиться о том, насколько быстро идет на поправку капитан Джеймс Тиллек! - Она занялась обследованием Тео. - А вы отправитесь на борт "Южного Креста" вместе с ним, чтобы это ваше маленькое млекопитающее могло вас видеть. Но учтите: Тереза, Кибби, Макс и Фа получили приказ следить за тем, чтобы она не затащила вас в воду, пока все ссадины не заживут. Вы слышите меня, Тео Форс?
- И хотела бы не слышать - и то не смогла бы. - В хрипловатом голосе дельфинерши прозвучали насмешливые нотки.
Этим же вечером в сопровождении эскорта - они оба категорически отказались путешествовать на носилках, хотя Тео с трудом передвигала ноги какой-то деревянной походкой, и даже под темным загаром было видно, как побледнело ее лицо, - Джим и Тео добрались до лодки, которую затем Стрела и Фа доставили к борту "Южного Креста". После того как при помощи Эфраима и одного из матросов его подняли на борт, Джиму удалось самостоятельно спуститься в каюту, что оказалось нелегким и весьма утомительным делом. Он обнаружил, что после шторма кто-то навел здесь порядок. Тео все же пришлось нести: она не могла согнуть колени, а потому не сумела самостоятельно спуститься по трапу.
- Мы спим на борту, - сказал Эфраим, протягивая Джиму рацию, - если у вас будут проблемы, свяжитесь с нами.
- Или позовите эту вашу Стрелу, - прибавила Анна Шульц, просунув голову в дверь. Она скорчила гримасу, в которой, впрочем, не было обиды или злости. - Она патрулирует море вокруг корабля. Надеюсь, ей не придет в голову будить Тео, долбя носом в обшивку.
Оба дельфинера получили немало синяков и ссадин в тех местах, где их не сумел защитить гидрокостюм, однако Эфраиму и Анне досталось куда меньше, чем Тео.
- Я - кок, - продолжала Анна, - но мне дали инструкции не будить вас к завтраку; так что завтрак будет ждать вас в дежурке, когда вы сами проснетесь.
Когда прибыла "Авантюристка", она бросила якорь рядом с "Южным Крестом", и Каарван явился поприветствовать Джима Тиллека, который пытался составить расписание ремонтных работ и дежурств на следующий день. Каарван довольно долго стоял на пороге, потом, рассмотрев, чем занимается Джим, фыркнул:
- Насколько я слышал, ты сейчас должен находиться на положении выздоравливающего, но, глядя на тебя, в это верится с трудом.
Джим рассмеялся:
- Старые моряки не умирают...
- Но они истаивают, друг мой, - с мягкой настойчивостью Каарван снял со стола ноутбук. - Пока что это моя работа.
Поскольку даже мелкие решения, которые Джиму приходилось принимать в течение дня, утомляли его, он махнул рукой и жизнерадостно улыбнулся загорелому шкиперу. Передать всю власть в руки Каарвана было вполне разумным решением. С этого дня каждый вечер мрачный Каарван поднимался на борт "Южного Креста", чтобы доложить, что было сделано за день и сколько грузов подняли со дна команды дельфинов, и обсудить расписание ремонтных работ на завтра. Джим ценил внимание Каарвана: таким образом он не чувствовал себя бесполезным - он словно бы сам принимал участие в работе, словно бы понемногу возвращался к активной жизни.
Днем он поднимался на палубу, наблюдал за работой дельфинов и глазел в бинокль на временную пристань. Поскольку Тео утверждала, что солнце и свежий морской воздух способствуют выздоровлению, она тоже как-то умудрялась вскарабкаться наверх - устраивалась рядом с Джимом, свешивала руку за борт, чтобы Стрела могла, подпрыгнув, ткнуться в нее носом (Тео уговорила ее "временно сотрудничать" с Анной).
Дельфины, казалось, не знали усталости: они отыскали одеяла и сети, унесенные отливом довольно далеко в море, и вернулись, требуя, чтобы на них надели упряжь - иначе им трудно было доставить свои находки на берег.
- Они нас выматывают, - однажды вечером признался Джиму Эфраим; он устал настолько, что ему тяжело было даже поднести вилку ко рту.
- Вам всем надо немного передохнуть, - сурово проговорила Анна. - Дайте нам, подмастерьям, возможность посмотреть, как дельфины занимаются подводными работами. Нам это необходимо.
Вечером Джим переговорил с Каарваном, и все опытные дельфинеры, до того работавшие без перерыва, получили три дня отдыха на берегу. Анна, которой не коснулось это распоряжение, поскольку она значилась "во втором составе", продолжала жить на борту "Южного Креста", в то время как остальным пришлось сойти на берег. Приготовлением еды занялся Джим, чрезвычайно гордившийся тем, что может состряпать пристойное блюдо из имевшихся у них скудных запасов.
- Где ты научился так хорошо готовить? - спросила Тео, по достоинству оценившая рыбные рулетики Джима. - Ты был женат?
- Я? Нет. Потому-то я и умею готовить, - ухмыльнулся он.
Эти дни принесли ему огромное удовольствие. Он ловил рыбу, а Стрела доставляла им свежие фрукты с берега. Нетребовательное общество Тео также нравилось ему - особенно после того, как она попросила у Джима на время его аппарат для чтения и ту историческую пленку, которая рассказывала о Дюнкеркской эвакуации.
- Правда, похоже, мы все перевернули с ног на голову в этой истории, - заметила она. - У нас-то люди и дельфины спасали флотилию... но, должно быть, эти солдаты испытывали такое же чувство удивления и потрясения от того, что им удалось выжить!
Джим усмехнулся, глядя на Тео сверху вниз: он прекрасно понимал, что она имеет в виду. По правде сказать, ему уже почти хотелось, чтобы их выздоровление растянулось на более долгий срок. Но он уже достаточно окреп для того, чтобы выполнять кое-какие работы на борту "Южного Креста" самостоятельно, несмотря на то что не до конца залеченный перелом давал о себе знать, да и двигался он все еще неловко. Иногда он даже отваживался плавать вокруг судна. Бет заметила, что он успел нарастить немного мяса на своих старых костях и что перелом прекрасно срастается. По настоянию Тео врач сменила повязки на ее ранах на более надежные и позволила ей присоединиться к Джиму. Стрела выражала свою радость громкими щелчками, высовывая из воды улыбающуюся морду.
- Стрела лучше, чем "Крест", - однажды заметила Тео, после того как осторожно, медленно взобралась из воды на борт. На суше раны мешали ей двигаться, но в воде она отчасти обретала прежнюю грацию движений.
- Почему это? - удивленно поинтересовался Джим.
- Стрела отвечает мне, - усмехнулась Тео, устраиваясь на палубе и утомленно вытягиваясь на подушках.
- А ты полагаешь, что мой корабль не разговаривает со мной?
- Неужели разговаривает?
- По-своему. Вот как сейчас, - ответил он, ощутив, как изменилось движение судна, покачивавшегося на волнах. Джим постучал ногтем по барометру, и в этот самый момент прозвучал сигнал вызова на связь.
- Надвигается шквал, Джим, - сообщил Каарван. - По моим оценкам, он разразится через час, плюс-минус пять минут. Вам нужна какая-нибудь помощь?
Внезапно из воды вертикально вылетела Стрела; она прошлась на хвосте и заговорила так быстро и горячо, что Джиму не удалось разобрать ни слова. Зато Тео поняла ее прекрасно.
- Она сказала, - Тео ухмыльнулась, - что море меняется и скоро станет злым. Будет шторм.
- Теперь мы знаем, что так оно и есть, - ответил Джим, старательно скопировав ухмылку Тео. - Я закрою носовые люки. Мы надежно стоим на якоре и сумеем выдержать шквал.
- Помощь нужна?
- Нет. Иди вниз, пока море не стало злым.
Тео поморщилась, но перебросила ноги через край люка и принялась спускаться.
Закрыв люки и проверив оснастку, Джим заметил, что люди на берегу также готовятся к шторму. Волны разрезали десятки спинных плавников: дельфины помогали людям свернуть работы. Группа дельфинов - Джиму показалось, что во главе он различил Кибби, - направилась навстречу шторму, чтобы доложить Каарвану обстановку.
- Я бы чувствовала себя более надежно и спокойно, если бы оставалась в море вместе со Стрелой, - хмуро заявила Тео, когда Джим присоединился к ней в кают-компании. Она уже успела разогреть немного кла и накрыть на стол.
- Ты знаешь, Эба Дар сказала то же самое, - ответил Джим, усаживаясь, на свое обычное место в конце стола.
- Мы были в большей безопасности, потому что могли уйти на глубину, туда, где вода спокойнее. У меня в баллонах было достаточно кислорода. - Тео отхлебнула кла. Ее правая рука понемногу восстанавливала подвижность, но поднести кружку ко рту все еще оставалось проблемой. - Я знаю, у вас тут наверху было тяжко, но мы несли дозор под водой...
Джим накрыл ее правую руку своей, погладил нетерпеливо подрагивающие пальцы:
- Я знаю, так оно и было. Именно благодаря вам мы не потеряли ни одного человека!
- Это наша работа. - Она улыбнулась уголком губ, не отнимая руки.
"Южный Крест" все сильнее раскачивался на волнах. Снова раздался сигнал вызова.
- Каарван на связи. Дельфины доложили, что шторм будет недолгим, но сильным. Вы к этому готовы?
- Как всегда, - ответил Джим, выключил рацию, повернулся к Тео, одновременно поймав в рассеянности свою чашку кла, скользившую к краю стола. - Тебе будет удобно на койке? Она может оказаться слишком жесткой, у тебя ссадины толком не зажили...
Тео странно взглянула на него и, загадочно улыбнувшись, ответила:
- Может быть.
Она пошла в обход стола, Джим поддержал ее под локоть: корабль сильно качало. Было слышно, что ветер усиливается; корпус "Южного Креста" содрогался от ударов волн.
Придерживаясь здоровой рукой за стену, Тео добралась до своей каюты на носу судна: здесь стояла двойная койка, на которой было значительно удобнее, чем на обычных узких. Джим последовал за ней, боясь, как бы Тео не упала или не ударилась о стену. Качка все усиливалась. Он прижал правую руку к телу и выставил вперед левую, на случай, если ему самому придется ловить равновесие.
Едва Тео добралась до каюты, "Южный Крест" поднялся на волне, задрав нос, и женщину швырнуло прямо на Джима. Он инстинктивно поймал ее и прижал к себе: только опыт моряка позволил ему удержаться на ногах. Тео обхватила его за талию левой рукой, прижавшись к нему. Джим ощущал ее дрожь, прикосновение гладкой кожи и невольно крепче обнял женщину, охваченный давно забытыми чувствами.
- Все не так плохо... - сказал он, чтобы успокоить ее. Как будто Тео нуждалась в его ободрении!
- Я вовсе не боюсь, старый глупец, - ответила Тео полушепотом. Левой рукой она обняла Джима за шею, заставила его наклониться и поцеловала так крепко, что голова его закружилась; в этот момент "Южный Крест" качнуло вперед, и они оба влетели в каюту, но Тео так и не отпустила Джима: они вдвоем рухнули поперек койки.
- Твои ноги?... Твоя рука... - начал Джим, не отпуская ее. - Я причиню тебе боль...
- Есть способ избежать этого, черт бы тебя побрал, Джим Тиллек!
Несмотря на качку (которая, впрочем, иногда была им только на пользу), Джим выяснил, что такие способы действительно существуют - причем почти не причинявшие Тео неудобств. В конце концов Джим решил, что следующий час можно определить как "час интенсивной терапии"; на ум ему пришло еще несколько определений, которые он не использовал уже давно.
- Мы оба немолоды, - проговорила Тео, когда качка улеглась: "Южный Крест" снова надежно стоял на якоре, - но тебе, друг мой, явно нет до этого никакого дела.
- Абсолютно, - подтвердил Джим; в его голосе прозвучала плохо скрытая гордость и легкое удивление. - И я рад доказать это тебе. Особенно тебе!
Он нежно поцеловал Тео.
Зазвучал сигнал связи; с тяжелым вздохом Джим поднялся, чтобы включить передатчик.
- Знаешь ли, ты нравишься Стреле, - сказала Тео ему вслед.
Джим хмыкнул, хотя в душе почувствовал себя польщенным. Дельфины изумительно разбирались в людских характерах.
Бет Иглз дала Джиму позволение заниматься легкой работой.
- И когда я говорю "легкой", это значит "легкой", Джим Тиллек, хотя вы и выглядите отдохнувшим! - заявила она.
- Я и чувствую себя отдохнувшим, - ответил он и отправился к Каарвану, чтобы подыскать себе подходящее занятие.
Он знал достаточно много о строительстве и оснащении кораблей, а потому Каарван доверил ему надзор за ремонтными работами. Шквал не причинил особого ущерба их импровизированной верфи; правда, еще несколько тюков унесло в море, но дельфины быстро разыскали их и доставили назад.
Тео также жаловалась на то, что бездеятельность сводит ее с ума, и Бет пришлось позволить ей ежедневно переправляться на берег и расшифровывать полусмытые штрих-коды на грузах, значившихся пока как "неопознанные".
Джим и Тео предпочитали проводить вечера на корабле вдвоем, но никто не видел в этом ничего странного; к тому же их сопровождала Стрела.
- Они что, полагают, что Стрела состоит при тебе в должности дуэньи? - поинтересовался Джим.
Тео удивленно подняла брови, но, когда Джим пояснил ей, что значит "дуэнья", рассмеялась:
- Только не она! Вот увидишь, она никогда не проплывет между нами, - с хитрой улыбкой ответила она.
- Я рад, поскольку, если бы она встала между нами, это было бы ужасно, - рассмеялся Джим, пряча смущение, которое вызывал у него даже такой безобидный намек на их отношения. Впрочем, он ничего не имел бы и против продолжения разговора в таком духе, но Тео явно не знала, что еще сказать.
- У тебя есть "Южный Крест", - промолвила она наконец. - У меня есть Стрела.
- Но у нас также есть мы?...
Это был не вполне вопрос - но и не утверждение. Внезапно он ощутил волнение, удивительное для человека его лет, и понял, как много значит для него ответ Тео.
- Да, это так, - проговорила она ровным голосом, задумчиво глядя на "Южный Крест".
Облегченно улыбнувшись, Джим налег на весла.
Счастливое событие, каким стало рождение детеныша у Каролины, помогло поднять дух мореплавателей, усердно занимавшихся устранением последствий шторма. Малави и Италия были у нее повитухами; все трое принесли новорожденную поближе к берегу, чтобы показать ее людям. Дельфиньи няньки и мать пребывали в радостном возбуждении; среди треска и щелчков то и дело раздавалось какое-то имя. Тео пришлось остаться на берегу, но Бетанн, напарница Каролины, сумела подплыть достаточно близко, чтобы разобрать дельфиний щебет.
- Атланта! Атланта! - кричала Бетанн, подплывая к берегу. - А когда я говорю, что мой дельфин не хуже людей знает историю Земли, мне не верят!
Стоявшие на берегу замахали руками и хором прокричали имя новорожденной, чтобы выказать дельфинам свою радость.
- Очень подходящее имя. Я даже удивлен, что нам раньше не пришло в голову назвать так кого-нибудь из них, - сказал Джим, когда Бетанн присоединилась к ним с Тео. - Это ты помогла Каролине выбрать имя?
Девушка усмехнулась, тряхнув длинными волосами:
- Отчасти. Каролина хотела назвать свою малышку в честь чего-нибудь большого и мокрого. - Джим фыркнул, и девушка снова улыбнулась. - Ну, в конце концов, это звучит похоже на "Атлантику". Я предлагала ей названия стран и штатов, заканчивающиеся на "а", потому что не могла вспомнить ни одного большого озера с таким окончанием. Даже в колониях нет океанов и озер с названиями женского рода.
- Ты нашла хороший компромисс, - с одобрением заметил Джим.
На следующий день команда дельфинов и их партнеров-людей доставила к "Южному Кресту" новую мачту. Со всеми надлежащими церемониями - и с немалым трудом, - ее подняли на палубу и Установили на место, укрепили реи, а затем подняли сшитый из полос парус, хлопавший на свежем ветру.
Джима подсказывал, что события случаются, как правило, по три. О третьем сообщил Пол Бенден, весьма несвязно рассказавший о возвращении семнадцати драконов и их всадников. После того как они помогли в эвакуации Поселка, Шона, Зорку и остальных всадников попросили переправить некоторые грузы через Южный континент в Кей Ларго, пока флотилия Джима везла все остальное морем. Однако по каким-то причинам связь с всадниками прервалась, и это вызывало тревогу за судьбу ребят и их бесценных драконов. Джим принял сообщение в своем временном офисе, где он пытался просчитать, что и как загружать на корабли, которые скоро должны были продолжить путешествие на запад.
- Они только что появились в небе над Фортом, Джим, - говорил Пол: в его голосе слышалось такое изумление и ликование, что Джим переключил передатчик на громкую связь, чтобы Пола могли слышать все, кто находился рядом. - Драконы выдыхали пламя и сжигали Нити, они появлялись и исчезали - а у всадниц, летавших на королевах, были огнеметы!... Драконы жевали огненный камень и выдыхали пламя, пока камень у них не закончился - а к этому моменту Нити падали уже над скалами, где они ничему не могли повредить. А потом, - продолжал Пол звенящим голосом, - эти молодые разбойники, эти воздушные хулиганы приземлились и потребовали бальзам из "холодилки" и медикаменты для своих драконов и только после этого соизволили выслушать мои распоряжения и дать отчет о полете!
Джим улыбнулся; заулыбались и другие слушатели. Моряк сначала думает о корабле - и лишь потом о своей безопасности; пловец - о своем партнере-дельфине; всадник - о своем драконе. Он обменялся многозначительными взглядами с Тео.
- А потом этот паршивец Шон Коннел подвел всю шайку ко входу в холд, после чего имел наглость представить их мне как "Всадников Перна"!
Джим рассмеялся и наклонился к микрофону:
- Что ж, они и есть Всадники Перна, разве не так, Пол?
- Конечно! Теперь я уверен, что мы справимся, Джим!
- Мы тоже. - Джим махнул рукой, и собравшиеся вокруг разразились приветственными криками. - Передай им наши поздравления. Такие новости - радость и для нас!
Он с удивлением заметил, что Тео вытирает слезы; позже, когда они лежали рядом на двойной койке, он спросил ее, почему она плакала.
- Понимаешь... плавать со Стрелой - это самое лучшее, что есть в мире... ну, почти что самое лучшее, - поправилась она, заметив взгляд Джима. - Но мне кажется, что летать на сражающемся драконе - возможно, даже лучше...
Все работы, казалось, были завершены одновременно; Каарван заявил, что это результат хорошего планирования, а Джим был уверен, что все дело в душевном подъеме. Они загрузили на "Авантюристку" последнюю партию самых важных грузов, а остальные, в том числе и с нечитаемыми штрих-кодами, распределили между другими кораблями, готовыми к плаванию на запад. "Авантюристка" могла совершить плавание на север и вернуться через некоторое время, чтобы сопровождать флотилию Джима через оба Великих Течения.
Достигнув наконец Кей Ларго, Джим побеседовал с Полом: тот не хотел рисковать и отправил все четыре больших корабля - "Авантюристку", "Ландыш", "Деву Моря" и "Персея" - навстречу флотилии. Для приобретших серьезный опыт шкиперов было делом чести привести маленькие суденышки в новый порт, однако не всем удалось бы преодолеть Великие Течения, если бы не помощь эскорта из четырех быстроходных кораблей. Джим долго обдумывал маневр, который помог бы им преодолеть этот сложный отрезок пути, и был доволен, когда остальные капитаны поддержали его план. Решено было плыть от Кей Ларго, держась более спокойных прибрежных вод, миновать точку максимального сближения Западного и Восточного течений, войти в Восточное течение и позволить ему унести корабли на расстояние дня пути от цели, чтобы потом войти в спокойные пограничные воды между двух течений. Затем, используя подвесные двигатели (большие корабли должны были взять на буксир не оснащенные такими двигателями лодки), следовало пере!
сечь Западное течение. Тогда они достигли бы полуострова Болл и снова оказались в спокойных прибрежных водах. Последующее путешествие к гавани Форта стало бы, по сравнению со всем остальным, детской забавой.
Дельфинов выслали вперед, чтобы узнать, какая их ожидает погода. Затем, получив подтверждение, что погода прекрасная, флот двинулся вперед. На этот раз им повезло: переход не сопровождался никакими опасными приключениями и неожиданностями; они успешно достигли спокойных вод у берегов Северного континента. У многих моторок даже остался небольшой запас горючего. Команды дельфинов сопровождали корабли бессменным эскортом - на случай поломки. В прибрежных водах суда шли уже на парусах.
"Какое странное нарушение всех географических законов, - подумал Джим, когда "Южный Крест" торжественно вошел в северные воды, приближаясь к своей последней стоянке. - Впрочем, не к последней", - поправился он.
Во время передышки в Кей Ларго он долго обсуждал с другими шкиперами планы на будущее и то, как защитить корабли от Нитей.
- Для нас построили нечто вроде ангара возле пристани, - говорил Каарван, делая набросок. - Корабельный навес. Разумеется, мачты придется снять. Там поместятся три больших корабля - таких, как "Авантюристка", - или четыре корабля поменьше.
- Этого будет достаточно, чтобы снабжать Форт свежей рыбой, когда Нити перестанут падать, - проговорил Седжби, задумчиво потирая подбородок и поглядывая на Джима.
Джим понял, что хотел сказать Седжби. Подняв больную руку, он криво усмехнулся:
- Ну что ж, вот это еще некоторое время будет удерживать меня на берегу.
- Есть и хорошие новости, Джим, - быстро проговорил Веранера. - Оззи упомянул, что с восточной стороны Большого Острова есть огромная пещера, имеющая выход в море. Он сказал, что пещера достаточно велика, чтобы в нее мог войти корабль. Там сохраняется приличная глубина даже во время отлива, а свод настолько высок, что не придется снимать мачты. Мы тут немного подумали и решили, что будем ставить свои корабли в пещеру по очереди. Один-два корабля будут в работе, а остальные можно поставить на прикол в пещере.
Джим пододвинул к себе карту, на которой было отмечено местонахождение пещеры.
- У меня нет возражений. Для меня и для "Южного Креста" это прекрасный, очень разумный выход. Это будет хорошее плавание.
- После того пути, который вы проделали? Еще бы! - с несвойственным ему легкомыслием заметил Пер Пагнесьо. - И я смогу провести немного времени на берегу, а то меня моя хозяйка живьем съест.
Они решили, что "Южный Крест", "Дева" и "Персей" проведут в пещере первый год; "Авантюристка" отправится с ними, чтобы отвезти назад экипажи. Каарван хотел лично выяснить, достаточно ли велика пещера, чтобы вместить его корабль: из четырех он был самым большим. Если пристанище окажется подходящим, на следующий год он поставит туда свое судно.
- Поскольку верфь сможет принять небольшие суда, больше моряков будет при деле, - сказал Каарван. - Значит, больше людей будут довольны.
- Значит, ты укладываешь "Южный Крест" в... как это называлось? - спросила Тео, когда он изложил ей план.
- В нафталиновые шарики.
- А что это такое?
- Ну, они помогают против коконов. Из коконов вылупляется моль. Моль - это такие мошки, которые летят на свет. - Джим не особо задумывался о смысле собственных слов: близость Тео в ночной тишине каюты действовала слишком маняще.
- Тебе будет не хватать плаваний, Джим. Он знал, что это правда, но оба понимали, что принятое решение - самое правильное. В последнее время он слишком уставал, даже делая то, что было ему больше всего по душе.
- Конечно. Но тем приятнее будет, когда мы вернемся к ним вновь.
- Мы?
- Ну, думаю, Стрела не станет возражать, если ее назначат в официальный эскорт "Южного Креста", верно?
- Не-ет, - протянула Тео и пригладила его волосы, заправив за уши длинные пряди. - Тебе надо подстричься.
- Возможно. - Такие мелкие и вроде бы незначительные замечания почему-то делали Тео еще дороже для Джима. - Два человека и Стрела вполне могут управлять "Южным Крестом" по дороге к Большому Острову, - продолжал он, в душе с болью переживая необходимость "уложить в нафталиновые шарики" любимое судно.
- Медовый месяц? - хихикнула Тео.
Он обнял ее и на мгновение притянул к себе:
- Тогда в следующем году...
- Нас будет трое, Джим...
Джим отпустил Тео и уставился на нее так, словно увидел в первый раз.
- Не хочешь же ты сказать...
Она рассмеялась, наслаждаясь его удивлением:
- Я же говорила, что ты не так уж стар... правда, я, может быть, и старовата, но, думаю, мне удастся справиться с задачей.
И тут Джим начисто забыл о том, что он собирался обсудить с Тео, а заодно понял, что решение поставить "Южный Крест" на стоянку в пещере было на редкость разумным и своевременным.
День был пасмурным, и над водой стлался туман - что не мешало "Южному Кресту" продвигаться к пристани, до которой, как объявил по связи Каарван, было уже недалеко. Ветер почти стих, но слабое течение помогало кораблям плыть вперед.
Внезапно над водой разнесся колокольный звон - и тут же все дельфины, сопровождавшие корабли, принялись подпрыгивать, необыкновенно высоко взлетая над водой, а парочка даже прошлась на хвостах, выражая этим восторженную радость. Даже Джиму удалось разобрать, как они выкрикивают на множество голосов одно слово:
- Колокол! Колокол! Колокол!
Тео посмотрела на Джима озадаченно и изумленно:
- Но ведь ты же не стал брать с собой Колокол Монако! Откуда...
- На борту "Буэнос-Айреса" был не один колокол, - ответил Джим, обнимая ее за плечи.
- Вот черт... - Тео хлюпнула носом; по щекам у нее текли слезы. - Кто-то оказался чертовски предусмотрительным. Посмотри, как они радуются! Только послушай, какой шум они подняли!...
Джим уже начал различать, когда дельфины "поют": и сейчас был именно такой случай.
А еще он понимал, что каким-то необъяснимым образом они добрались через все моря Перна - домой.
Энн Маккефри. Колокол Дельфинов


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация