ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. АЛЬТАИР И КАЛЛИСТО




Такое неожиданное возвращение на станцию Прайм Альтаира, да еще полновластной хозяйкой, кого угодно могло бы выбить из колеи. Ровену же переполняли радость и гордость. Наскоро собранный комитет по встрече включал многих знакомых людей, среди них были и сводные брат с сестрой, что очень порадовало Ровену. Она подавила волну боли от мысли, что Лузена не дожила до этого дня. Как и Сиглен. Пока Ровена сдавала дело на Каллисто после встречи с Рейдингером, старая Прайм умерла.
Возглавляла комитет координатор Камилла. Забыв о протоколе, она обняла Ровену, плача от счастья.
- Девочка моя дорогая, как же мы рады, что ты вернулась к нам. - Отстранившись, она бросила быстрый оценивающий взгляд и затем снова крепко обняла свою бывшую подопечную.
Ровена охотно ответила на объятия, согретая непосредственностью Камиллы. Женщина заметно постарела, но ее мозг был светел, открыт и добр так же, как и раньше, а аура по-прежнему впечатляла ярко-зеленым цветом. Хватило мимолетного контакта, чтобы Ровена узнала и многое другое: что координатор Камилла долго протестовала, когда Ровену еще ребенком отдали под безрадостную опеку Сиглен; что она всегда чувствовала себя виноватой, потому что не смогла поддерживать достаточно тесные личные контакты с осиротевшей девочкой. Ровена поняла еще и то, что координатор узнала об ее возвращении на Альтаир в качестве Прайм с огромным облегчением и гордостью.
- Я только сожалею, что вернулась при таких горьких обстоятельствах, - сказала Ровена, отвечая на многочисленные приветствия.
На лицо Камиллы набежала тень печали.
- Бедная Сиглен... По крайней мере, ее оградили от невыносимой боли, и она не испытала чувства беспомощности, неизбежного в подобных случаях... Какое облегчение, что ты с нами. Лучше и быть не может, когда Прайм Альтаира работает у себя на родине.
Новые мэр и губернатор были назначены совсем недавно, но Ровена узнала их, раньше они занимали менее ответственные посты. Во время знакомства они скрупулезно соблюдали протокол и обменялись с Ровеной уважительными поклонами. Потом вперед вышел Джероламан, сиявший от гордости. По такому редкому случаю он облачился в официальный темно-зеленый костюм ФТиТ. Он представил ей четырех новых Талантов, появившихся на Альтаире за прошедшее время. Остальной персонал станции она приветствовала по именам, чувствуя себя так, как будто и не было последних десяти лет, проведенных ею вдали от Альтаира.
"Бралла?" - незаметно спросила она у Джероламана, заметив ее отсутствие.
"Ей пришлось оставить службу в прошлом году, - раздраженно ответил Джероламан, что дало Ровене повод подумать, что, по его мнению, Сиглен была бы еще жива, если бы Бралла оставалась на своем месте. - И она искренне оплакивает смерть Сиглен".
- Позже мы устроим настоящий прием в твою честь, Ровена, - объявила под конец координатор Камилла и смущенно добавила: - Если ты, конечно, захочешь прийти.
Сиглен редко отвечала на приглашения. И не разрешала принимать их Ровене.
Ровена засмеялась.
- Приду, и с огромным удовольствием. Я слишком долго просидела под куполом Каллисто. Как это здорово - иметь целую планету в своем распоряжении!
- Только после работы, - произнес Джероламан, предостерегающе кашлянув.
- Ох, ну конечно же, - слегка смутилась Камилла. - Это так немилосердно - заталкивать вас в Башню сразу после прибытия. Управляющий станцией с персоналом прекрасно справлялись...
- Вижу-вижу, все переполнено, - усмехнулась Ровена. - Сейчас мы быстренько со всем этим разберемся.
Смущение Камиллы растаяло без следа, она с облегчением улыбнулась.
- Тогда только скажи, как освободишься, Ровена... или мне следует теперь называть вас Прайм?
- Меня зовут Ангарад Гвин, - объявила Ровена, улыбаясь и наслаждаясь удивлением, отразившемся на лице координатора. - Но я предпочитаю по-прежнему зваться Ровеной. Я сообщу, когда закончу устраиваться, - добавила она и быстро зашагала к Башне.
Все Башни, находившиеся в сфере влияния Центральных миров, были сконструированы одинаково, но Ровена сразу же заметила небольшие, но явные изменения, появившиеся за время ее отсутствия. Новая система генераторов была в три раза мощнее прежней. Пульт управления тоже модернизировали, вероятнее всего, чтобы компенсировать убывающую энергию Сиглен. Она заметила усилители во всех системах и поняла, что Джероламан и двое новых Т-2, Бастиан и Махаранджани, всячески помогали старой Сиглен.
Бегло взглянув на экран, чтобы проверить порядок срочности отправлений, Ровена села в кресло и приказала запустить генераторы на полную мощность.
"У вас отличная новая система, Джероламан, - буркнула она одобрительно. Машина разогревалась всего несколько секунд. - Этот проклятый Рейдингер подсунул мне настоящий хлам для работы на Каллисто".
Джероламан хмыкнул, его смешок эхом отозвался в ее голосе.
"Ты не узнала старое оборудование? На Каллисто отослали старую альтаирскую систему".
"Не знаю, почему я работаю на ФТиТ! Контора старьевщиков".
"Одна-единственная в этой Галактике".
Ровена улыбнулась про себя, когда в глубине своего сознания услышала смешок Джеффа Рейвена. Затем, подхватив энергию генераторов, один за другим начала отправлять грузы со взлетных полос.
"Я хорошо тебя обучил", - самодовольно заметил Джероламан и включился в работу.
Чуть позже Ровена привлекла к работе и Бастиана с Махаранджани, чтобы притереться к их сознаниям и методам работы. Получилось очень даже неплохо. Правда, вначале они чувствовали себя довольно скованно, но к концу рабочего дня расслабились. Помогло и то, что все они прошли одну и ту же школу - школу Прайм Сиглен.


Первые шесть дней на новом месте время от времени омрачались небольшими недоразумениями, которые Ровена разрешала бы совершенно иначе, будь она на Каллисто в дни перед первой встречей с Джеффом Рейвеном.
"Ты совсем размягчил меня, любимый", - пожаловалась она ему как-то. Поздняя ночь на Альтаире совпадала с ранним утром на Каллисто, и она легко представляла его лежащим в постели с закинутыми за голову руками и одеялом, натянутым до груди.
"Когда-нибудь, - начал он глубоким, чувственным "голосом", - и я смогу перечислить те колоссальные изменения, которые под твоим влиянием произошли в одном бедном мальчишке с окраины. Какая беда постигла тебя сегодня?"
"Беда? Разве мне когда-нибудь позволят испытать что-то подобное? Просто я наконец-то выбросила весь хлам Сиглен и перекрасила стены. Хватит с меня кошмаров от всех этих стеблей и цветов, так и норовивших слопать меня заживо".
Ровена не хотела занимать апартаменты, предназначенные Прайм. Ей было достаточно одного взгляда на устрашающую обстановку гостиной; Базарные вкусы Сиглен так и не улучшились с годами, и Ровена не могла понять, как больная, страдающая ожирением старуха вообще могла передвигаться среди такого количества столиков, заваленных всяческими безделушками.
Презрительно передернув плечами по поводу дикого смешения цветов и нагроможденных друг на друга вещей, Ровена закрыла дверь и поспешила выйти - настолько удушливым показался ей воздух, пропитанный любимыми мускусными духами Сиглен. Она предпочла бы въехать в свои старые комнаты, но там уже жили Бастиан и Махаранджани со своими двумя детьми. Поэтому было решено вычистить апартаменты Сиглен. Но так как Ровена уже потратила на нужды Денеба большую часть своего заработка даже за будущий год, то не оставалось ничего другого, кроме как содрать отвратительные обои и перекрасить стены.
Она была тронута, узнав, что Джероламан сохранил мебель, которую она не забрала с собой на Каллисто. Однако, несмотря на свежеокрашенные стены и освобожденные от лишней мебели комнаты, Ровена провела несколько весьма неуютных ночей, пока окончательно, не устроилась.
"Ты действительно ничего не хочешь взять отсюда? - спросил Джефф. - Я пришлю тебе все, что захочешь".
"Я буду только рада, если тебе пригодятся мои вещи, Джефф", - с легкой тоской ответила она.
"Еще бы! А твое оборудование на станции - так это вообще предел мечтаний". - Он изобразил себя довольно потирающим руки и елейно улыбающимся.
"Чепуха! Если бы ты видел систему на Альтаире! Хотя по сравнению с Денебом любое оборудование покажется первоклассным. Как ты справлялся, имея в своем распоряжении всего один едва работавший генератор, никогда не смогу понять. Рейдингер просто не понимает, насколько ты силен".
"Я?!" - В его голосе было столько подлинного удивления, что Ровена с трудом подавила вспыхнувшую зависть. Ее возлюбленный на самом деле не представлял себе, насколько уникальны его способности.
Но Рейдингер упрямо говорил о Джеффе только в нелестном тоне, явно не желая признавать его огромный потенциал. Странно, что Прайм Земли, всегда такой чуткий в делах, связанных с Талантом, в этот раз дал маху. Ведь он участвовал в слиянии?
"Да, ты, любимый. Ты один стоишь полутора Праймов. Я понимаю это, хотя другие и не догадываются. Не позволяй им осознать твою силу. Еще не пришло время".
"Это напоминало мне: хорошо, что Афра и Брайан объяснили мне все эти дурацкие тонкости этикета ФТиТ..."
Ровена улыбнулась его отвращению. Джефф считал самым трудным в своих новых обязанностях постичь нюансы взаимоотношений внутри Федерации.
Денеб был слишком молодой и дикой колонией, чтобы тратить время на соблюдение традиций, приоритетов и предпочтений, а также субординации.
"Иначе я бы сломал голову, разбираясь во всем этом".
"Хотела бы я посмотреть на тебя в тот момент!"
Ровена совсем недавно из случайного замечания Афры узнала, что команда на Каллисто решила, что с Джеффом работать легче, чем с ней. Он так быстро освоил порядок работы и тонкости обращения с капитанами грузовых и пассажирских кораблей, как будто его обучали этому с самого детства. Он легко приспособился к работе на Каллисто, чем она к своим более ответственным обязанностям на Альтаире. Хотя, конечно, ему очень помогло невероятное обаяние, присущее всем Рейвенам.
"Ты прилетишь домой в эти выходные?"
"Я не смогу. Я все еще устраиваюсь". - Ровена вспомнила, какое напряженное расписание работы установила себе Сиглен, и в ней заговорила совесть.
"Но ведь это и свело ее в могилу, не правда ли? - заметил Джефф, легко "читая" самые потаенные уголки ее сознания. - Подумай, может, для меня будет полезно посетить Альтаир. Рейдингер так жаждет развить мои способности и расширить обязанности. - Джефф зло усмехнулся. - Я только и жду, чтобы выполнить его желание. Кроме того, в эти выходные у меня будут целых тридцать часов "отдыха", если только я не ошибся в прогнозе движения Каллисто".
Он не ошибся и прибыл, едва она попросила Джероламана выключить генераторы. Джефф произвел на всех то же впечатление, что и на станции Каллисто, когда появился там впервые. Только на этот раз Ровена знала о его приезде. Ей было интересно, как он очаровывает всех встреченных им людей за столь короткое время. Он представил ее себе в виде крошечного талисмана у себя в ухе, пока, разговаривая с Джероламаном, не привел того в доброе и веселое расположение духа. Так же быстро он покорил Бастиана и Махаранджани, хотя они и различили в нем сильный Талант и подозревали, кто он на самом деле.
Наконец она услышала, как Джефф кротко сознался, что Прайм Альтаира посылала за ним, засмеялась в ответ и вышла в операционный зал.
- Если верить всему, что денебианец способен наговорить вам, - объявила она, - то я безумно рада, что только один из них служит в ФТиТ.
Тут она увидела, как вспыхнула Махаранджани, и поняла, что женщина уловила несколько весьма живых и игривых картинок, которые Джефф "нарисовал" в ответ на такое оскорбление.
- Так это ты - Прайм Денеба? - спросил Джероламан, ошеломленный обаянием Рейвена и потому не обратившими внимания на эту маленькую шараду.
- Прайм Каллисто, - поправил Джефф, слегка поклонившись. - Я с восторгом ловлю объедки, которые роняют эти милые ручки. - В его голубых глазах таилась такая лукавая печаль, что даже Джероламан не смог удержать смешок. - Разрешите помочь вам в трудах по обустройству, Ровена? - спросил напоследок Джефф, само воплощение вежливости, беря ее под руку.
- Я думаю, - торжественно произнесла она, - наш рабочий день закончен. Альтаир прекращает операции на тридцать два часа. Отдыхайте! - И они покинули команду станции, ошеломленную встречей, сияя от восторга.


На следующий день ближе к полудню Ровена попросила Джеффа проводить ее. Он знал, куда она собирается пойти, и нежно поцеловал в щеку, всей душой поддерживая ее.
А там... там с трудом дышалось от пряного запаха мятных деревьев, заставившего Ровену поежиться от нахлынувших воспоминаний.
- Довольно интересный запах. Такой трудно забыть, - заключил Джефф, принюхиваясь.
За четверть века, прошедшую со времени разрушительного грязевого оползня, мятные деревья выросли до невероятных размеров в заполненной илом долине, на дне которой когда-то находился поселок Рябиновой компании.
Ровена не нашла здесь ничего знакомого, хотя где-то пятью-десятью метрами ниже Ангарад Гвин прожила целых три года. Несмотря на то, что Джеффу удалось снять блокировку с той части мозга, где хранилось прошлое, она вспомнила только свое имя и какие-то лица, склонявшиеся над ней. Она знала, некоторые из этих лиц должны были быть ее матерью, отцом и братом. Еще она вспомнила только коврик из лоскутков, на котором часто играла перед камином, и проникающий всюду запах мятных деревьев.
- Не слишком много воспоминаний для трехлетней девочки, правда?
- Ей просто не повезло, - нежно сказал Джефф. - Где они нашли тебя?
Она проводила его вниз, в долину Ошони, к скале, где была стоянка ее спасателей. Маленький вертолет давно развалился на куски. За многие годы язык оползня усох, а солнце, дождь и ветер насквозь источили его. Воспоминания о спасении из затонувшего вертолета были более ясными, хотя и очень краткими.
- Должно же вспомниться хоть что-то еще, - бормотала она, боясь показать свою боль. - Я не помню ничего, кроме толчков и головокружения, потом я ударилась и потеряла сознание.
- Это только к лучшему. - Джефф попытался помочь ей выразить чувства. - Плыть посреди медленно текущей грязи было для тебя, испуганной, замерзшей, голодной трехлетней девочки, настоящим ужасом. Но все давно прошло и забылось. - И он обнял ее, прижав серебряноволосую голову к своей груди. - Я не знаю, что ты хотела увидеть или найти здесь, любимая, - ласково добавил он, успокаивая ее душевную боль. - Чудо, что ты сама осталась жива, ведь никто больше в Рябиновом поселке не уцелел. Не оглядывайся в прошлое - его уже не изменишь.
- Я связывалась с иммиграционной службой, ты знаешь. - Ровена никак не могла выбраться-из подавленного состояния. - Там было три семьи с такой же фамилией, что и у меня. Пожилая пара и двое их сыновей с женами, поэтому у меня есть выбор. Рябиновая компания с готовностью предоставила свои материалы для Прайм, - уныло говорила она. - Я могла быть дочерью Ивайна и Мораг Гвин или Матта и Анны Гвин. Ивайн и Матт были инженерами. Чем занимались их жены - неизвестно. Поэтому, хотя я и помню, что моя мать была учительница, я все еще не знаю, были она Анной или Мораг.
- Это так важно для тебя, любимая? - Джефф приподнял ее голову, его голубые глаза лучились любовью.
- Не знаю почему, но мне действительно это важно, и именно сейчас, когда я хоть что-то узнала о своем происхождении. Особенно когда я вижу твою большую семью.
Джефф запрокинул голову и громко засмеялся. Ветер понес отголоски хохота вниз, в долину.
- Уж не большая ли семья заставила тебя улететь с Денеба?
- К вам, Рейвенам, нужно привыкнуть, - согласилась она, уткнувшись к его плечо. - Я хочу иметь столько детей, сколько смогу.
- Это единственный способ восстановить равновесие, - сказал он, усмехнувшись.
- И я хочу, чтобы они знали о моей семье столько же, сколько о твоей.
- Не хочешь ли ты сказать, что собираешься ждать, пока не выяснишь все о своей семье? - Джефф притворился испуганным.
- Я не смогу. - И она открыла свой разум, чтобы он узнал об ее подозрениях.
- Ровена! - Он закружил ее, ошалев от восторга.
"Поосторожнее со мной! У меня и так достаточно причин для головокружения, да еще ты вертишь меня, словно колесо". - Она прижалась к нему и улыбнулась, довольная тем впечатлением, какое произвел на него ее секрет.
Когда он снова осторожно поставил ее на землю и прижал к себе, насколько было возможно, она почувствовала, как его сознание пытается проникнуть к новой жизни, устремившись прямо в ее лоно.
- Еще рано, дорогой, - сказала она с нескрываемым удовольствием, - ему всего три недели, он сейчас не лучше головастика.
Он оттолкнул ее с притворным страхом.
- Мой сын - головастик?
- Мы еще не знаем, сын ли это. Потерпи!
- Я не хочу терпеть.
- Человечество придумало многое, но еще ни одному Таланту не удалось ускорить процесс вынашивания.
- Мой сын, - настаивал Джефф, его глаза засияли, как будто он увидел будущее, - будет новым Праймом на Денебе!
- Оставь ребенка в покое! - запротестовала Ровена.
- А как еще мы заполучим Прайма на Денеб, если не произведем его на свет сами!
Настроение Ровены резко изменилось.
- Именно на это и рассчитывает проклятый Рейдингер. Черт его подери! Я ненавижу себя, потому что выполняю все, что он захочет.
- Разве ты не счастлива, любимая? - Джефф повернул ее к себе лицом. - Я счастлив.
- Да, и я тоже. - Но что-то глубоко-глубоко в ней отнюдь не было так уверено в этом.


- Твоя собственная мать говорила, что никогда не слышала, чтобы у кинетиков бывали проблемы во время беременности, - горячо отстаивала свое мнение Ровена, пытаясь не потерять над собой контроль и не рассердиться. Джефф не заслуживал ее гнева, даже если его мнение и злило ее. - Еще она сказала, что ты ведешь себя точно так же, как твой отец, когда они ждали своего первенца, - таким же собственником, излишне покровительственно и суетливо.
- Как же мне не заботиться о тебе? - спросил Джефф, расхаживая по ее комнате в Башне Альтаира. - Ты худа как щепка, ты много работаешь и стесняешься даже взять лишний выходной, чтобы отдохнуть и расслабиться. А сейчас ты в этом особенно нуждаешься.
- Ты что же, не видел, сколько я съела за обедом? И ты прекрасно знаешь, что мне достаточно четырех часов сна. И я взяла выходной... Ты не заставишь меня сделать больше.
Джефф ненавидел ссоры. Он сжал кулаки, поднял голову, и вдруг чудесная улыбка сменила сердитое выражение лица.
"Ну, почему мы воюем друг с другом?" - И он развел руками.
- Я не знаю. - И она благодарно приняла его объятия, прижавшись щекой к его груди.
Как всегда, он спрятал ее голову у себя на груди и одной рукой ласкал ее волосы.
- Кроме того, почему ты не разрешаешь мне продолжать работать как раньше только потому, что я на пятом месяце? А ребенок говорит мне, что он прекрасно себя чувствует.
- Вы оба дороги мне, знаешь ли, - сказал он, его чувства с силой ворвались в ее мозг. - Эта игра в отцовство в новинку для меня.
- Несмотря на твою мать, теток и сестер, которые "несут" детей, как куры яйца?
- На этот раз беременна моя горячо любимая женщина, а это совершенно меняет дело. Ты знаешь, что они держат пари о времени, когда именно Рейдингер узнает о твоей беременности?
- Кто занимается такими глупостями? - рассердилась Ровена. - Откуда они узнали?
Джефф захохотал, запрокинув голову.
- Дорогая моя, ты редко смотришься в зеркало. Ты просто сияешь. И, кроме того, ребенок довольно шумный. Я уверен, Махаранджани слышала его, а значит, и Бастиан тоже. Джероламан и тот умильно улыбается, когда ты не видишь. Почти весь персонал Башни подозревает, в чем дело, стоит только увидеть, как ты ешь. А Афра прямо спросил меня, когда тебе рожать.
Ровену как громом ударило.
- Так Афра все знает?
- А ты думаешь, он только Т-4? Разве ты не знаешь, что он всегда любил тебя?
- Знаю... - Она глубоко вздохнула. - Я очень люблю Афру, всецело доверяю ему, но... - Она помолчала. - Если бы ты не появился так вовремя...
- Я всегда вовремя появляюсь, - самодовольно заявил Джефф и заразительно рассмеялся. - Ты могла вляпаться и во что-нибудь похуже, чем Афра. - Его объятия заверили ее, что Афра никогда не имел шансов.
- Разреши мне прилететь на Каллисто на следующей неделе. Я не была там с тех пор, как ты приступил к работе.
- Ты не веришь, что я как следует управляюсь с твоим жалким куполом?
- Не будь таким упрямым, Рейвен! - слегка вспылила она, пытаясь ускользнуть из его объятий. - Это мое тело беременно, а не голова, и я могу повторить твои же слова, именно моя голова доставит меня с Альтаира на Каллисто. Мне пришлось слишком долго ждать, прежде чем я узнала, что могу путешествовать, поэтому, будь любезен, не препятствуй мне.
- Наш ребенок мне очень дорог, Ровена, - твердо сказал Джефф. - Как можешь ты так рисковать?
- Я не вижу никакого риска! Ты кого хочешь выведешь из равновесия.
- Позволю себе высказать еще одно соображение, дорогая. На Альтаире Рейдингер редко связывается с тобой. А на Каллисто он наверняка решит обменяться любезностями.
- Как он узнает, что я там, если мы не скажем ему?
Джефф прокашлялся.
- Помню, я однажды решил, что смогу справиться с Рейдингером. Теперь я так не считаю. Этот человек знает все обо всех, кто связан с ФТиТ. Он узнает, что ты там, а связавшись с собой, поймет, что ты беременна, и запретит тебе летать куда бы то ни было.
- Чепуха!
- Тогда будь что будет!


Так и случилось. Не прошло и часа после ее прибытия на Каллисто, как Рейдингер вышел на связь.
"Слушай, Ровена, одно дело, когда этот твой чертов денебианец болтается туда-сюда между звездами, как..."
Узнав об их контакте. Джефф спрятал лицо, скрывая улыбку, словно говоря: "Ну что, я же тебя предупреждал". Как только голос Рейдингера прервался. Джефф поднял руку и начал отсчитывать секунды, прищелкивая пальцами. Он досчитал до четырех, когда Рейдингер вернулся.
"ТЫ БЕРЕМЕННА? И ты РИСКОВАЛА собой, телепортируясь с Альтаира?" - Шок, ужас и гнев с такой силой выплеснулись в ее мозг, что Ровена даже вскрикнула.
"Рейдингер! - раздался сердитый голос Джеффа, он вскочил со стула и оберегающе обнял дрожащую жену. - Полегче!"
"РАДИ ВСЕХ СВЯТЫХ, РЕЙВЕН, я думал, у тебя больше здравого смысла! Как ты МОГ разрешить ей так рисковать?"
"Не было никакого риска, Рейдингер, - набросилась на него Ровена, злясь на себя за то, что так испугалась. - Я вполне способна..."
"СПОСОБНА? Ты теперь ни на что не способна..."
"Думаю, достаточно, Рейдингер, - вмешался Рейвен. - Ровена прекрасно себя чувствует, и ее беременность протекает нормально. Да это и не ВАШЕ дело".
"Это МОЕ дело, когда Прайм рискует собой".
"Особенно если он может дать потомство для вас и ФТиТ! - снова заговорила Ровена. - Я НЕ собираюсь рожать для вас и ФТиТ. Это наше дело с Джеффом Рейвеном. В контракте с ФТиТ ничего не сказано о контроле за тем, что производит мое чрево! Запомните это, Рейдингер. Мой сын не может автоматически быть зачислен в ряды ФТиТ".
Последовала долгая пауза.
"Сын? Вы уже знаете это?" - Что-то похожее на страх сменило негодование. И не потому, что Рейдингер вдруг понял, что гнев не лучший аргумент против партнеров, над которыми хочешь взять верх. За его вопросами пряталось что-то еще, что-то непонятное Ровене.
"Да". - Ровена тоже понизила голос. Она вовсе не хотела восстанавливать Рейдингера против себя или Джеффа.
"Ты установила с ним контакт?" - Ему было необходимо знать это, несмотря ни на что.
Джефф с удивлением поднял брови - настолько вопрос был близок к мольбе.
"Мы уже пять месяцев, как беременны", - ответил он, почувствовав, что Ровене трудно ответить.
"Зачем ты сказал ему это? - спросила она на их личной волне. - Он не заслужил".
"Мы и так хорошо подшутили над ним, Ровена. Я слушал ваш разговор на другом уровне. Рейдингер - усталый, обремененный заботами старик, а ты дала ему надежду именно тогда, когда он больше всего в ней нуждался".
"Надежду на что?"
"Я не знаю". - Джефф действительно не знал. А Рейдингеру добавил: "Это невероятный контакт, особенно на этой стадии развития эмбриона..."
"А что ты вообще знаешь о развитии эмбриона?" - поинтересовалась Ровена снова на их личном уровне.
Джефф улыбнулся ей.
"Как будто у меня нет шести сестер, чтобы не наслушался досыта разговоров по акушерству!"
Вдруг оба почувствовали, что пока они обменивались последними фразами, Рейдингер прервал связь.
- Слишком резко? - сказала не на шутку задетая Ровена.
Джефф хмыкнул.
- Задали мы старику задачу!
Ровена протяжно вздохнула.
- Во всяком случае, рада, что расследование было недолгим. Ну, чья очередь готовить?
- Ты знаешь, я решил, что не стоит тратить наше драгоценное время на мирские дела и составил списочек блюд, поспевших как раз к твоему прилету. - Он подал ей меню написанное элегантным старинным почерком.
Ровена с трудом разобралась в затейливых завитушках.
- Я, наверное, съем все, что тут есть!
- И растолстеешь, как Сиглен, за следующие несколько месяцев? Я не допущу этого.
Последовавшие за этим дурачества не позволили им вернуться к меню еще целый час.
Они сидели перед искусственным камином, который, как охотно признал Джефф, весьма неплохо успокаивал, когда раздался резкий звонок и вспыхнул зеленый экран. Ровена, удивленная таким официальным вызовом (она и Джефф привыкли к прямым телепатическим обращениям), включила связь.
- Прайм Ровена? - тепло спросил незнакомый женский голос. - Я Элизара Матесон, Т-1, медик-акушер. Покорнейше прошу о встрече.
- Но не в мой же выходной! - Ровена потянулась, чтобы выключить экран, однако Джефф остановил ее. - Проклятый Рейдингер! Как смеет он вмешиваться!
- Что в этом плохого? - спросил Джефф самым обезоруживающим тоном. - При родах Таланта все равно понадобится помощь Т-1. Они могут быть очень беспокойными во время родов. Да и Рейдингер, наверное, решил прислать самого лучшего специалиста. - Ровена "поняла, что он польщен, и улыбнулась.
- Не думаю, что ты досконально разбираешься в дородовом уходе, и если наш парень унаследовал хоть половину упрямства своих родителей, тебе придется потратить немало усилий, чтобы убедить его покинуть тепленькое местечко.
Он перегнулся через нее и произнес в микрофон:
- Конечно, медик Элизара. Пожалуйста, проходите к нам.
В который раз Ровена убедилась, что ни спорами, ни лестью не может переубедить Джеффа Рейвена. Он постепенно наращивал силу своего многогранного Таланта. С одной стороны, эта сила иногда ее раздражала, но с другой - она чувствовала себя уютно и защищенно. Хотя бывало, как сейчас, и наоборот. Но именно сейчас она протестовала не против его здравого смысла, а против вторжения в их личную жизнь в те недолгие часы, когда они принадлежали только друг другу во всех отношениях: на физическом, ментальном, эмоциональном и духовном уровнях.
Но она уступила.
"Ты не оставляешь мне выбора?" - бросила она ему, пока они ждали непрошеную гостью.
"Я забочусь о тебе больше, чем думает Рейдингер. Ни в его взгляде, ни в сознании не было и следа мягкости. - Ты знаешь, у тебя не идеальное сложение для легких родов. Давай примем меры предосторожности".
Но медик Элизара сумела заинтересовать их обоих уже одним своим видом. Она была стройной, не выше самой Ровены, и выглядела намного моложе. А ее улыбка только усилила произведенное впечатление.
- Я так много слышала о вас, Прайм Ровена, - начала она, сверкнув безудержным озорством в широко расставленных светло-зеленых глазах, - что мне пришлось повоевать с более старшими акушерами за право прилететь к вам. Да и ваша репутация... - Ее чудесная улыбка потушила раздражение Ровены, - заставила других отказаться. Голли Грен предупредил меня, что у вас характер похлеще, чем у Рейдингера.
После этого замечания последние следы раздражения Ровены испарились.
- Голли и в самом деле предупредил вас, да?
"Ну разве Рейдингер не настоящий Макиавелли? - заметил Джефф на их личной волне. - Каков выбор!"
"Вовсе нет, - послышался голос Элизары, - выбор сделала я сама, хотя когда Прайм Земли побеседовал со мной, он решил, что я подойду". Я не задержу вас сейчас больше, чем на несколько минут. Прайм, но мне нужно проверить данные, полученные с Альтаира.
- Ни минуты не должно быть потеряно, - саркастически проговорила Ровена.
- Вот именно! - Глаза Элизары блеснули.
И действительно, ей понадобилось всего несколько минут. Ровена никогда еще не встречала Т-1 в другой области и была приятно успокоена ее компетентностью и проворством.
- Беременность протекает прекрасно. Мне нечего добавить к тому, что вам уже сказали альтаирские медики, - заключила Элизара. - Уже недолго осталось ждать момента, когда можно будет установить настоящий контакт с мальчиком. Именно тогда мой Талант и пригодится и я смогу помочь вам обоим подготовиться к родам.
- У моей матери не было никаких проблем с нами, - вставил Джефф, и Ровена успела уловить первую нотку неуверенности, прежде чем он смог подавить ее.
- Возможно, это так, - признала Элизара, - потому что ваша бабушка постоянно поддерживала с ней связь в последние месяцы перед родами.
- Как вы узнали? - спросил Джефф удивленно, и не успела Элизара помешать ему, как он нашел ответ. - Рейдингер полюбопытничал?
- Я думаю, вы оба можете понять почему и отдать ему должное, - сказала Элизара с легким неудовольствием и упреком.
- Это наш ребенок, не Рейдингера. У него нет никаких оснований совать свой нос...
"Тише, любимая". - Джефф коснулся ее как рукой, так и разумом, чтобы снять раздражение.
"Вы повредите ребенку, - мягко сказала Элизара. - Чем спокойнее вы будете, тем лучше для вас обоих! Чем скорее установится между вами полное взаимопонимание, тем легче пройдут роды. Ребенок должен доверять вам". Но главная причина, почему мне доверили работать с Прайм, - и вы можете сами убедиться в этом, - двое моих собственных детей-Талантов.
Это еще более расположило к ней Ровену, хотя в тот момент она вовсе не хотела успокаиваться, даже ради доверия своего еще не родившегося ребенка. Однако она не могла так же легко, как от Элизары, ускользнуть от Джеффа. Не могла она не послушаться и предостережений Рейдингера, какими бы навязчивыми, обидными или бесполезными они ей ни казались. К сожалению, Джефф Рейвен был полностью согласен с Праймом Земли. Она так никогда и не узнала, действительно ли Элизара спорила с этими двумя женщинами по поводу ее возвращения на Альтаир, или таким образом ублажала беременную женщину.
В конце концов Ровене запретили возвращаться на Альтаир и восстановили на посту Прайм Каллисто. А Джефф улетел на Альтаир и оставался там до тех пор, пока не были найдены два подходящих Т-2, которые вкупе с Махаранджани и Бастианом надежно прикрыли это направление. Когда же эта задача была выполнена. Джефф продолжил свои путешествия по галактике. Рейдингер по очереди посылал его ко всем Праймам с различными поручениями, связанными с вопросами безопасности.
- Я не знаю, что может быть безопаснее контакта разумов и зачем постоянно бросать тебя с места на место!
- О, мне это все невероятно нравится, любимая. Я теперь знаю всех Праймов и убедился, что выбрал самую лучшую, - сказал он с отчаянным блеском в глазах. - Одна Капелла чего стоит!.. - Он поднял глаза и руки в таком комичном страхе, что Ровена не смогла удержаться от смеха.
Хотя Ровена и понимала, насколько ценен Джефф для ФТиТ, как единственный странствующий Прайм, ей очень не нравились его частые отлучки, хотя Джефф между поездками всегда проводил несколько дней отдыха на Каллисто. Возвращался Джефф бодрым, восторженным и польщенным тем приемом, который ему оказывали на очередной Башне. Ей нравилось слушать его рассказы о других Праймах, о различиях между планетами, входящими в Центральные миры. Она немного завидовала бесстрашию, с которым он пересекал огромные расстояния, втайне мечтая после родов присоединиться к нему. Однако все эти перелеты требовали слишком много энергии. Ровена беспокоилась, улавливая тревожные признаки глубокого утомления, на которые он не обращал ни малейшего внимания.
- Конечно, это требует усилий, любимая, - говорил Джефф, лежа рядом с ней на своем любимом месте перед камином.
Для Ровены сидеть, тесно прижавшись к нему, значило много больше, чем даже интимный телепатический контакт. Больше, потому, что, как она считала, ей всегда не хватало физических контактов, и она с удовольствием заполняла этот пробел. - Это действительно утомительно, но несколько дней с тобой - и я готов к новым поездкам. Галактический туризм весьма расширил кругозор бедного маленького мальчишки с Денеба...
- Не говори так о себе! - оборвала его Ровена, хлопнув по руке, чтобы подчеркнуть свою досаду.
- Дорогая, я и в самом деле беден, - напомнил он. - Но премии, которые платит мне Рейдингер за все эти лягушачьи прыжки, помогают выбраться из долгов намного быстрее, чем если бы я получал только жалованье за работу в Башне.
- Но ты не маленький... - Ровена не позволяла ему умалять свое значение.
Джефф хохотнул.
- Милая, я обожаю твое отношение ко мне, но разве ты не видела ребят, которые выросли на Проционе или Бетельгейзе? - Он бросил на нее косой взгляд, и она поняла, что он чувствует себя карликом в их присутствии.
- Так что я и есть маленький мальчишка. - Джефф улыбнулся своей плутовской улыбкой. - Не давай мне задирать нос.
- Ох, неужели Дэвид снова был невыносим?
Джефф прокрутил в памяти несколько сцен, где Талант с Бетельгейзе вел себя особенно высокомерно. "Увидевшая" их Ровена одновременно пугалась и развлекалась.
- Если бы я когда-нибудь встретил Сиглен, то не раздумывая сказал бы ей все, что думаю о ее методах "подготовки" Талантов, - сказал он вдруг очень серьезно. - Праймы, разумеется, незаменимы для объединения Центральных миров, но рейтинг Т-1 среди других Талантов так высок, что не дает возможности таким работягам, как я, показать себя в полную силу. Конечно, - он был щедрым и незлопамятным человеком, - она была права в основном, но мы должны научить наших детей держать себя в рамках.
- Да, несомненно.
Джефф обвил ее руками, нежно поцеловал в шею.
- И никто из наших детей не будет нуждаться в пухе.
- Разве я опять вспомнила Пурзу?
- Она скрывается там, где "ты не можешь ее увидеть.
- Не понимаю почему. Не потому же, что я возвращалась на Альтаир и побывала на месте Рябинового поселка. Разве ты не сделал для меня больше, чем любая конструкция?
- Я не могу "прочесть", почему она держится на поверхности, любимая, кроме того, что Пурза была самой главной в твоей детской жизни. И я не уверен, что мне нравится соревноваться с пухой.
- И не надо! - Ровена преувеличенно строго взглянула на него, но потом, не выдержав, рассмеялась. - Хотя долгие годы пуха была единственным в мире существом, понимавшим Рябиновое дитя... или девочка так считала. - Она замолчала, нахмурясь. - Ты знаешь, очень странно, но твоя мать тоже спрашивала меня о Пурзе. Это совершенно выбило меня из колеи.
- Я думаю, нам следует уговорить маму в конце концов научиться владеть своим даром.
- Она вовсе не навязывалась. Но, как ты говоришь, у нее "острый глаз". Она ни на кого не похожа. Она была так спокойна и уверена в себе, даже когда...
- Когда все думали, что я умираю?
- Ты никогда не умирал... Но даже при одном воспоминании о его ране Ровена вздрогнула.
Джефф приподнял правую бровь, на его лице появилось насмешливое выражение.
- Асаф и Ракелла говорят другое, моя любовь. Я думаю, Пурза появляется на поверхности твоего сознания именно в такие моменты. Когда ты особенно нуждаешься в поддержке.
Ровена кивнула, прижимаясь к нему как можно плотнее, насколько позволяла ее располневшая фигура.
- Я думаю, все мы в глубине души прячем кого-то, - продолжал Джефф, - или что-то, что помогает нам в стрессовых ситуациях, успокаивает нас, советует, кому мы доверяем, кто никогда не предаст нас.
- Тебе-то это никогда не было нужно. - Ровену тоже начали заинтриговывать эти странные "возрождения" Пурзы. Неожиданно она почувствовала замешательство в сознании Джеффа.
- Я никогда не врал тебе, правда ведь, любимая? - И Джефф быстро ее обнял, хохоча. - Поверь мне, дорогая, единственное преимущество, которым я обладал перед другими, состояло в том, что я достаточно рано научился читать чужие мозги, чтобы прерывать свои глупости, прежде чем они выйдут из-под контроля. Вот и все.
- Но у тебя было что-то похожее? - Ей понадобилось углубиться в его растерянное смущение, совсем несвойственное ее самоуверенному и надежному возлюбленному.
- Да, было, - хмыкнул он. - Твоя Пурза была по крайней мере осязаемым имуществом, разумно запрограммированным на то, чтобы откликаться на некоторые детские и подростковые нужды.
- А что случилось с твоим невидимым другом? - Теперь Ровена легко "увидела" это в его разуме.
- Ничего. Пока твоя младшая сестра не обнаружит его, и не сообщит всем в семье, и все не начнут немилосердно насмехаться над тобой.
"У твоего друга было имя?"
Джефф погладил ее по голове.
"Багира".
"Кто она?"
"Это продолжалось очень долго, любимая, но ты знаешь, самое странное, что это тоже была кошка, как и твоя Пурза. Большая, черная, сильная. Она любила лежать высоко на ветвях деревьев. Неудивительно, что я тоже много лазал по деревьям. Она пряталась на солнечных лесных полянах, где я скрывался от домашней работы. Но она ненавидела воду, а я любил плавать и никак не мог упросить ее присоединиться ко мне. У нее были желтые глаза, как у Афры. - В голосе Джеффа отразилось удивление и в то же время радость, что он нашел хоть что-то общее с другим человеком. - Мы проводили много времени, открывая несметные богатства в пещерах, шахтах и других неожиданных местах. Она хорошо защищала меня от страхов перед диким Денебом. Мы решали судьбу нашей планеты, добывая ей автономию внутри Центральных миров, быстрее, чем какой бы то ни было другой мир". - Джефф усмехнулся. - Ты знаешь, я не вспоминал о Багире долгие годы! Я думаю, она была персонажем из детской сказочки. Я использовал ее образ для своих целей. Мы были непобедимы. "Эй, ты что же, снова засыпаешь?"
- Нет еще. - И она сладко зевнула. - Нам ведь не надо уходить отсюда?
Она поудобнее устроилась рядом с ним, найдя уютную ямку у негр на плече для своей головы. Джефф заботливо сдернул теплое одеяло с их постели, так что и в самом деле не было никакой необходимости идти в спальню.


Несмотря на то что Ровена считала визиты Элизары вмешательством в ее личную жизнь со стороны Рейдингера, она с нетерпением ждала ее прихода. Постепенно медик Т-1 стала появляться на Каллисто дважды в месяц, а потом и каждую неделю. В начале последнего месяца беременности Элизара сообщила, чтобы останется у них до самых родов.
- Но я прекрасно себя чувствую, ребенок хорошо развивается, - запротестовала Ровена, - ты сама говорила это мне.
Элизара улыбнулась.
- Ты тоже знаешь это, Ровена. Называй это старческой причудой. Или юношеской, принимая во внимание настроения Джеффа.
Ровена громко рассмеялась и почувствовала, что ребенок откликнулся. Чтобы избежать конвульсивных сокращений матки, она уже научилась сдерживать свои реакции.
- Джефф знает, как много значит для тебя семья, - добавила Элизара.
- Семья? - Ровене показался странным этот разговор. Джефф никогда не говорил об их еще не родившемся сыне как о "семье". Обычно это был "его" или "их" сын или Джеран, когда они наконец выбрали для него имя. Но рождение ребенка действительно будет означать, что они настоящая семья!
- Иногда бывает, - продолжала Элизара своим звонким голосом, - что ни мать, ни отец новорожденного не готовы к его появлению на свет, тогда это оказывает отрицательное влияние на них или на их взаимоотношения. Конечно, это во многом зависит от воспитания в ранние годы. Много зла в прежние века наносилось всякой чушью, которую вдалбливали в молодые, несформированные умы. Но высокоталантливые дети нуждаются в особом уходе и обращении, особенно во время родов и в первые три месяца после них.
- Да знаю я это. Знаю! Мне толкуют об этом все кому не лень в этих проклятых Центральных мирах. Только эта высохшая старая дева Капелла не входит в их число.
- Ровена! Если бы она услышала тебя!
- Она, - кисло отозвалась Ровена, - наверное, единственная из Талантов во всей ФТиТ, которая не связывается со мной по сто раз в день, чтобы удостовериться, что со мной все в порядке, что ребенок жив и толкается! Как сейчас!
- Тогда успокойся!
Элизара обладала властью, которой Ровена не могла не подчиниться, совсем как с Джеффом. Поэтому она послушно занялась медитацией. Внутренняя безмятежность Элизары передалась Ровене, и вспышка раздражения была потушена.
- Да, между прочим, - сказала Элизара, когда Ровена окончательно пришла в себя, - я тут посвоевольничала от твоего имени. - Она слегка засмущалась.
- Ну и что?
Элизара нежно коснулась ее руки.
- Мне удалось найти истоки семьи Гвин. Чтобы выяснить, не возникнут ли какие-нибудь генетические проблемы, о которых мы должны знать заранее.
- Правда? - воскликнула Ровена. - Но я пыталась...
- Да, ты пыталась с Альтаира, - и Элизара мягко улыбнулась, - а не с Земли. Поэтому ты не видела подлинных эмиграционных архивов. На Альтаире хранятся только копии.
- Они оказались бесполезными. И что?
- Генетические пробы и анализы крови берутся у всех переселенцев. Ты можешь быть ребенком только Ивайна и Мораг Гвин. - Элизара смущенно протянула ей две маленькие голограммы. - Смотри, ранняя седина была присуща обоим твоим родителям.
С благоговением, похожим на страх, Ровена взглянула на лица.
Ее отцу нельзя было дать больше тридцати лет, несмотря на совершенно седые волосы, хотя брови и усы его чернели как уголь. Его волевое лицо слегка хмурилось. В волосах ее матери тоже серебрились седые пряди, но она выглядела скорее озабоченной, чем встревоженной. Она передала дочери свои серые глаза и узкое лицо.
"Элизара, если бы ты знала, что значит для меня твой подарок..."
"Знаю, дорогая, знаю!" - И Элизара нежно положила свою руку на ее склоненную голову.
"В чем там у вас дело? - внезапно возник Джефф. Он никогда не отключался от Ровены полностью, сразу же все понял и в свою очередь преисполнился благодарности. - Эта девушка - чудо! Обними ее от моего имени! Я не смею сделать это сам, а то ты задашь мне трепку!"
"Я слишком счастлива сейчас, чтобы запретить тебе, любимый!"
В ее голове послышался смешок.
"Предупреди ее!"
Что Ровена конечно же не сделала, она лишь счастливо улыбнулась про себя, глаза ее перебегали с голограммы на голограмму до тех пор, пока они не запечатлелись в сознании навечно. Теперь у нее появились родители. Ей было достаточно знать, что у нее был брат. Она находила утешение в том, что могла теперь решить, на кого больше похожа, на отца или мать. Может быть, Маули, владеющая карандашом и красками, нарисует ей хотя бы приблизительный портрет ее брата.
Лишь в одном отношении Ровена смогла ускользнуть из-под чрезмерной опеки Рейдингера. Ей было разрешено продолжать работать; на станции Каллисто. Когда Торшан и Саггонера срочно отослали на помощь какой-то дальней колонии, Элизара вкупе с другими светилами медицины заверила Рейдингера, что умственные способности Ровены совершенно не пострадали во время беременности. Как не пострадает и ребенок во время привычных для нее дел. Ровена подтвердила свою лояльность и тем, что полностью отказалась от практики громить оборудование станции во время дурного настроения. На такое ее сотрудники даже и не надеялись.
Как только беременность Ровены стала достоянием гласности, Брайан Аккерман попытался разузнать у Афры, насколько у нее все будет "в порядке".
- Если под словами "в порядке" ты понимаешь, а не расположена ли она быть такой же несносной, как перед появлением Джеффа, - насмешливо ответил Афра. Его желтые глаза сверкнули явным удовольствием, - то я скажу, что беременные женщины зачастую куда более спокойны и податливы.
- Это Ровена-то податлива? Верится с трудом, - отозвался Брайан. - Но вот Элизара - очень приятная особа. Она нравится Ровене?
- Думаю, они стоят друг друга. Элизара - очень одаренный врач. Если бы я был беременным, то хотел бы, чтобы она была рядом.
Брайан бросил на капеллианина пораженный взгляд.
- Ты же не мутант.
- Нет, конечно, я такой же мужчина, как и ты! - также уставился на него Афра.
- Я не имел в виду... Я хотел сказать, что знаю тебя... О, черт! Я считал, что ты влюблен в Ровену... Элизара - хорошенькая, молодая, и...
- Я сам найду себе пару, если ты не возражаешь, Брайан, но в любом случае спасибо за заботу. - И Афра ушел к себе, оставив Брайана гадать, обидел он его или нет.
Аккерман уже пожалел, что начал этот разговор.
С приближением родов Ровена начала проводить много времени в бассейне" Теперь это было единственное место, где она не чувствовала себя неуклюжей и неловкой. Она даже обсуждала с Элизарой возможность родов в воде.
- Где и как тебе будет удобно, - ответила медик.
- Мы же не будем поднимать много шума, правда? Я не хочу, чтобы Рейдингер согнал сюда целую толпу специалистов прямо перед родами.
- Не беспокойся, будет сделано все необходимое, чтобы все прошло как можно легче как для тебя, так и для юного Рейвена.
Элизара могла быть весьма убедительной, и Ровена позволила себя уговорить. Еще она находила крайне забавным, что именно запрет Рейдингера путешествовать помешал отправить ее рожать в одну из специализированных клиник на Земле.
Она была осведомлена и о том, что отслеживается буквально каждый ее шаг. Мониторы были повсюду: у ее пульта в Башне, в ее апартаментах, на кровати, в бассейне, на крутящемся кресле, которое Джефф сделал для нее своими руками, перед камином, на кухне. Это был достаточно обременительный надзор, ведь рождение ребенка - это личное дело, а не предмет обсуждения всей населенной галактики.
Внезапно Ровена осознала, как ей хочется видеть рядом с собой еще одного человека - Истию Рейвен, с ее удивительным "слухом" и глубоким голосом. Одной этой неожиданной мысли хватило, чтобы на ее душу снизошло поразительное умиротворение. Все дело в продолжении рода...
- Кто бы тебе ни понадобился, - повторила Элизара, тактично напоминая Ровене, что от ее взора ничто не укроется.
- Но захочет ли она приехать? - Ровену сдерживало странное молчание на Денебе. Наверное, Истия Рейвен с головой ушла в хлопоты по уборке первого после нашествия инопланетян урожая в семейных владениях.
"А ты попроси ее, - посоветовал Джефф, когда Ровена поделилась с ним своей мыслью. - Она будет польщена. И действительно будет полезна. Мама брала уроки метаморфического лечения, которое так помогло мне. Ты не знаешь, это пригодится при рождении ребенка?"
"Не мог бы ты сам попросить ее?"
"Что? Грозная Ровена боится свою свекровь?"
"Ты тоже боишься!"
"Только иногда. Особенно после того, как встретил тебя", - послышался ядовитый смешок.
"Не знаю, зачем я связалась с тобой!"
"Конечно, затем, что обожаешь меня! Впрочем, это взаимно". - Смех сменился изображением глуповатого юнца с хорошо знакомыми чертами.


Истию Рейвен и в самом деле обрадовала просьба Ровены. Но сначала она посоветовалась с Элизарой. Ее беспокоило состояние невестки, у которой, по ее мнению, была неподходящая фигура для правильного вынашивания ребенка. Она обещала прилететь, как только в ней будет нужда.
"В тебе уже есть нужда, - воззвал Джефф к матери. - Ты нужна мне, если не кому-то еще".
"А я-то думала, что нужна только Ровене, - насмешливо ответила она. - Ты прекрасно знаешь, что с ней и ее сыном все будет в порядке. У скольких ясновидящих ты уже проконсультировался?"
"Не понимаю, почему бы и не воспользоваться профессиональной любезностью?" - раздраженно пробурчал Джефф.
Истия засмеялась и, сменив тему, попросила доставить ее на Каллисто за несколько дней до родов.
И все ее беспокойство как рукой сняло, стоило ей увидеть, как сияющая будущая мать, по словам самой Ровены, оттопыривается во все стороны на последней стадии беременности. Истия, которой очень понравилось их жилище, сухо заметила, что никак не ожидала, что оно будет таким просторным. Она очень внимательно выслушала объяснения Ровены и Джеффа по поводу системы безопасности.
- По крайней мере, планеты дают вам достаточно места, где можно отдохнуть, - заметила она, как всегда насмешливо. - Не хотелось бы, чтобы Джеран появился на свет во время каких-нибудь беспорядков, - добавила она, разглядывая одно из укрытий. Затем комично изобразила, как Ровена неуклюже забирается внутрь.
- В доме тройная защита, - указал Джефф. - Праймам нельзя рисковать.
- Теперь я буду рядом с тобой, доченька, - заверила ее Истия. - И у тебя действительно очень элегантная резиденция. Мы на Денебе тоже скоро все наладим.
- А это тебя не беспокоит, Ровена? - спросила она после обеда, когда Юпитер начал расти, заполняя собой небосвод. Она осторожно подняла глаза на массивную планету.
- Что? Он? Я уже привыкла, - ответила Ровена, пытаясь устроиться поудобнее в кресле перед камином.
- Левитация? - предложила Истия, взглянув на Элизару по поводу ее мнения.
- Мы уже пробовали, - ответил Джефф с печальной улыбкой. - Ничего, любимая, осталось недолго.
Ровена скептически фыркнула.
- Элизара, поскольку ты медик Т-1, то должна уметь определить точное время, по крайней мере, день? - спросила Истия.
- Мы можем обеспечить такой дородовый уход, что почти стопроцентно появляется нормальный, здоровый ребенок, - с легкой улыбкой проговорила Элизара, - и мы можем вмешаться, если что-то пойдет не так, как надо, но мы все еще не в состоянии диктовать, когда ребенку следует родиться.
- Я хотела, чтобы этот ребенок появился пораньше, - осторожно заметила Ровена.
- Это твой первенец, - строго сказала Истия. - Путь в мир не так прост.
- А я-то твержу и твержу ему, - отозвалась Ровена, - повернуться головой вниз и выходить.
- И как он реагирует? - спросила озадаченная Истия.
- Он отвечает, что вполне доволен своим нынешним окружением и не видит никакой необходимости в переменах.
- Что, прямо такими словами?
Ровена рассмеялась, довольная, что удивила Истию.
- Не совсем. Я просто чувствую, что он совершенно удовлетворен.
Истия повернулась к Элизаре.
- А что, если попробовать наложение рук? Само собой, это Ровене еще не обязательно...
Элизара мягко улыбнулась.
- Мы подождем. Время терпит, мы всегда успеем воспользоваться этим методом, если будет задержка и мы почувствуем, что он не захочет покидать свою постельку.
Истия вдруг резко выпрямилась в кресле, моментально изменившем форму на новое положение. Она насторожилась, прислушиваясь.
- В чем дело? Что ты слушаешь? - спросила Ровена. - Ян? - Время от времени все они подтрунивали над "длинным ухом" Истии, но всегда с уважением относились к нему.
- Думаю, я... - Истия запнулась и проницательно посмотрела на Элизару. - Ты что-нибудь уловила?
Элизара сосредоточилась, призвав на помощь все свои чувства, прислушиваясь с необыкновенной чуткостью, которой все три женщины были наделены сверх меры.
"Вот!" - воскликнула Истия.
Теперь и Ровена почувствовала что-то неопределенное, почти на самом краю своей чувствительности.
"Слишком далеко. Гнев! Боль!"
"Чьи? - спросила Истия в глубоком раздумье. - Источник сопротивляется мне. Я не думаю, что это люди!"
Элизара с удивлением посмотрела на нее.
"Как же вы тогда услышали?".
- Я тоже услышала, - напомнила Ровена врачу и поморщилась. - Во всяком случае, это не наши родственники, - добавила она, чтобы успокоить Истию. "Или мне на всякий случай поговорить с кем-нибудь?"
Истия медленно подняла голову, хмурая от попыток разгадать, что это было. Потом, решительно отбросив минимальное наваждение, улыбнулась обеим женщинам.
- Если бы это послышалось только тебе, Ровена, мы бы списали все на нервы беременной.
Ровена раздраженно кивнула и обхватила свой раздавшийся живот.
- Ну же, сынок, займи нужное положение и положи конец этому ожиданию. Ты уже достаточно большой, чтобы родиться хоть сейчас.
Но только через два дня, когда сияющий Юпитер заслонил собою глубокий космос от обитателей купола Каллисто, Джеран Рейвен решил послушаться совета своей матери. Ребенок наконец-то кувыркнулся головкой вниз, и прежде чем Элизара смогла помочь Ровене блокировать боль, начались долгие и сильные схватки.
Не занятый никакой работой на Башне Джефф появился как раз в тот момент, когда Истия и Элизара устраивали Ровену поудобнее.
- Самое время приложить руки, - бросила ему Элизара, - чтобы ваш сын перестал волноваться. Это самый трудный момент для него, и он не должен повернуть назад или упереться.
Ощущение сильного тела Джеффа рядом заметно успокоило Ровену. Он обнял ее, а разум его принялся настойчиво уговаривать сына вытерпеть короткое неудобство и присоединиться к миру живых.
"Может, это немного лицемерно с нашей стороны, - шепнула по секрету Ровена Джеффу, - требовать от него покинуть безопасное место, ведь как мы можем обещать ему безопасность, если сами никогда не знали ничего подобного.
"Так ты хочешь остаться беременной всю оставшуюся жизнь?" - поинтересовался Джефф, убирая со лба ее промокшие от пота серебряные волосы.
"Нет!"
"Тогда подтолкни его! - убеждала ее Элизара. - Держи Истию за руку!"
Сильные руки Истии стали для нее спасительным якорем во время последовавших схваток. Руки, которые успокаивали и уменьшали боль.
- Схватки очень сильные, - заметила Истия.
- В этом нет ничего необычного, - ответила Элизара, - как в интервале в пять минут.
- Это он сопротивляется или я? - спросила Ровена, с облегчением вздохнув после особенно сильного приступа.
- Оба понемножку, - усмехнулась Элизара, и Ровена не заметила в ее мыслях ничего, что противоречило бы сказанному. - Я никогда не лгу своим пациентам.
"Такой пациентке и не сможешь!"
"Конечно, а тем более такой компании", - добавила Элизара. - Ну, ладно, хорошенького понемногу, сейчас опять начнется.
Они все чувствовали недовольство ребенка, которого терзали толчки от сокращений мышц матери, безжалостно следовавшие один за другим в непрекращающемся ритме. Ему не понравилось это новое ощущение, оно даже испугало его. Но в тот же момент ему были обещаны тепло, любовь и комфорт, если только он не задержится где-нибудь по пути. Такой опыт ему совсем не понравился.
"Мне это тоже не очень-то по душе, сыночек", - посочувствовала ему Ровена, но тут особенно тяжелая схватка не дала ей договорить. Она изо всех сил сжала руки Истии.
"Держись!"
Для Ровены, захваченной неизбежным процессом родов, борьба с сыном длилась бесконечно долго. Схватки повторялись все чаще, длились дольше, она изнемогала. Как это обычно бывает, постоянное мускульное напряжение вымотало ее до предела.
"Пожалуйста, Джеран, пожалуйста!" - молила она, думая о том, сколько еще сможет выдержать.
Последовала еще одна схватка неимоверной силы. Она почувствовала, как Элизара и Истия положили руки на холм ее живота. И эта последняя схватка, словно вызванная их разумами, сломала-таки сопротивление Джерана. Стоило головке мальчика оказаться на воле, как он издал ужасный крик, телепатический и физический, крик протеста, обиды и страха.
- Ты родился, мой сын! - воскликнула Ровена, вслух и мысленно. Открыв глаза, она увидела, что Элизара принимает мокрое и извивающееся тело ребенка в свои руки.
Джеран снова завопил, сбитый с толку и рассерженный незнакомой обстановкой, шумом, холодом, дезориентированностью.
"Тише, тише, - убеждали его три взрослых ума. - Тише, тише. Ты любим, тебя ждали. Сейчас тебе будет тепло и удобно".
Элизара положила ребенка на похудевший живот матери и занялась необходимыми послеродовыми процедурами.
- Даже в таком виде ты такой красивый, - шепнула Ровена Джерану, поймав одну его ручку, пока он продолжал жаловаться на всех уровнях на столь жестокое обращение. - "И ты такой сильный!"
"И такой сердитый! - Голос Джеффа выражал бесконечную гордость и облегчение. - Ну-ну, мой малыш! Все прошло".
"Вообще-то все только начинается", - вставила Истия. - У него хорошие легкие, - добавила она одобрительно.
"Он явно унаследовал твой голос, мама, - хмыкнул Джефф. - Этот крик был достаточно громким, чтобы его услышали даже на Денебе!"
"Ты и сам не больно-то похож на тихоню!" - возразила Истия, радуясь успешно прошедшим родам.
- Почти четыре килограмма, - сказала довольная Элизара. - Больше и не надо, Ровена. "А теперь давайте все вместе успокоим его на самых примитивных уровнях".
"Все на одного моего бедного сына?" - спросил Джефф, глупо улыбаясь Джерану.
"Все на твоего отнюдь не бедного сына, - поправила его Элизара. - Это очень важно для ребенка, особенно такого Талантливого, как Джеран. Возьмитесь за руки! Истия, начинайте на метаморфическом уровне. Ровена, не позволяй ему баловаться с каноникой в ближайшие несколько месяцев".
Истия погладила маленькие, но крепкие ступни и начала тихонько напевать. Элизара и Джефф вымыли его, лаская прикосновениями, телепатическими и физическими. Вскоре он зевнул и спокойно погрузился в сон.
После того как Ровену осторожно уложили на кровать, ей передали спящего ребенка. Джефф устроился рядом с ними. Его глаза даже потемнели от переполнявшей их любви.
"Вот уж никогда не думал, что буду так горячо переживать из-за ребенка, который совсем скоро сведет нас с ума своими детскими шалостями, - сказал Джефф. Указательным пальцем он коснулся ладошки Джерана, открытой, но тут же сжавшейся. - Я буду самым невероятным отцом во всей галактике".
"Джеран и есть самый чудесный ребенок", - согласилась Ровена, счастливая, как и он. - Что там такое?
Уловив перемену в ее тоне. Джефф оглянулся и обомлел. Все свободное пространство комнаты занимали вазы и корзины с цветами самых изысканных сортов.
- Что происходит? - вскочил Джефф, пораженный таким изобилием.
"Этот мальчишка так громко кричал, что я сам узнал о его появлении прежде, чем Элизара сообщила мне. - Знакомый голос Рейдингера опустился до незнакомого им прежде шепота. - Благодарю вас!"
Джефф и Ровена глядели друг на друга, удивляясь непривычной мягкости тона Прайма Земли.
"Ровена? Джефф? - Голос Истии тоже выражал восторженное замешательство. Когда они в один голос спросили, что случилось, Истия ответила: - Ничего, если не считать, что все цветы, какие росли на Земле, вдруг появились у нас под куполом!"
- Видела бы ты нашу комнату, - вслух сказал Джефф. - Зайди к нам. А где Элизара?
- В бассейне, если, конечно, там еще осталось место среди водяных лилий, - тихо сказала Истия, открывая дверь. И замерла, пораженно оглядываясь по сторонам. - Кто же это?..
- Рейдингер, - объявили Ровена и Джефф одновременно.
И почти сразу они услышали отдаленное восклицание и затем более членораздельное:
"Дедушка, ты соображаешь, что делаешь? Столько цветочной пыльцы и ароматов вредно для ребенка!"
- Дедушка? - хором переспросили Ровена, Джефф и присоединившаяся к ним Истия.
"О, черт побери! - заторопилась Элизара. - Дайте мне одеться, и я во всем чистосердечно признаюсь".
"Прежде признание, а одеваться вовсе не обязательно", - ответил Джефф, заходясь от смеха.
"Не смейся. Джефф! - взмолилась Ровена, держась обеими руками за все еще болевший живот. - Пожалуйста, не смеши меня, Джефф! Пожалуйста!"
На помощь ей пришла Истия, массируя своими сильными руками ноющие мышцы. Она изо всех сил пыталась оставаться серьезной, но не получалось, и она широко улыбалась Джеффу. Потом появилась огорченная Элизара с еще мокрыми волосами, с обмотанным вокруг головы большим полотенцем.
- Рейдингер - твой дедушка? - первым делом спросила Ровена, недоумевая, как она могла не заметить сходства.
- На самом деле он мой прадедушка, но это слишком долго выговаривать и заставляет его думать, что он совсем уж древний. Я скрыла этот факт, приехав сюда. Дедушка внушил, что вы можете отказаться от моей помощи, если обнаружите наше родство. Но я на самом деле лучший специалист для таких важных родов. И все, что я сказала во время нашей первой встречи, было правдой. Мне предложили прилететь сюда, и он очень обрадовался, когда я согласилась. Он может вопить и ругаться с тобой, но поверь, Ровена, это значит, что он очень беспокоится о тебе. И о Джеффе. А теперь и Джеран занесен в его особый список.
Ровена спрятала Джерана в своих руках и взглянула на Элизару.
- Я рожаю детей не для ФТиТ.
- Так же, как и я, - ответила Элизара со смехом, - но дети - часть жизни женщины. Ты же не станешь возражать, что сейчас чувствуешь себя женщиной больше, чем когда-либо еще?
Ровена подумала и была вынуждена согласиться.
- На самом деле, когда все уже позади, я не против забеременеть еще раз. - Она смущенно взглянула на Джеффа. - Но Рейдингер должен знать, что мы просто хотим много детей, все равно, Талантливых или нет.
- Я не могу отрицать, что дедушка живет и дышит ради того, чтобы обеспечить успешную и эффективную деятельность и развитие ФТиТ. - Глаза Элизары блеснули. - Он был очень разочарован, что я стала медиком, но что поделаешь, мой Талант лежит именно в этой области. На самом деле бедняжка, - она улыбнулась, заметив, как всех удивило такое любовное обращение к Прайму Земли, - был бесконечно разочарован во всех своих семерых детях и потомстве до третьего поколения. Видите ли, он третий Рейдингер, ставший Праймом Земли. Но у него нет наследника. И он так хотел подготовить четвертого. Это одна из причин его постоянного дурного настроения. Он чувствует, что генетика его подвела. Конечно, мы почти все обладаем ценными Талантами, но среди нас нет кандидатов в Праймы. Для этого нужно редчайшее соединение Талантов. Как у вас с Джеффом или как у маленького Джерана.
- Рейдингер очень странно выражает свою заботу, - ядовито заметила Ровена. - Когда я вспоминаю о полученных выговорах...
- Полно, Ровена, - тон Элизары изменился, - кто еще, кроме тебя, из всех Праймов настолько познал одиночество! - Она помолчала, дав Ровене возможность прочувствовать смысл обвинения. - Дедушка не позволяет личным пристрастиям мешать выполнению профессиональных обязанностей. Это может удивить тебя... - И Элизара почти прошептала: - Он очень чувствительный. Он просто скрывает это лучше других.
"Прости, пожалуйста, - кротко сказала Ровена. - Я знаю, я эгоистка..."
- Все Праймы склонны к этому, - смягчилась Элизара, - это издержки профессии. Но ты должна вести себя с ним по-прежнему. Он до смерти обидится на меня, стоит ему заподозрить, что его щит не так уж и крепок. Хотя у нас с ним равные способности. Так же, как и у вас двоих. Да и вы, Истия, сильнее, чем я подумала вначале.
Истия, смотревшая в лицо Элизаре, неопределенно пожала плечами.
- Денеб - мое будущее. Но меня заинтересовала эта беседа о грозном Прайме Земли. - Ее голос прервался на довольно высокой ноте.
Элизара сделала быстрый предупредительный жест.
- Достаточно болтовни. Давайте вынесем часть этих цветов из комнаты. Их слишком много для легких новорожденного.
- Не говоря уже о кондиционерах в этой части купола, - добавил Джефф.
- Но вы знаете, это было мило с его стороны, - сонно пробормотала Ровена.
И к тому времени, когда цветы были вынесены, она уже уснула, обвив рукой своего сына.


- Он довольно хорошенький ребенок, как и все дети, - заметила Истия, прощаясь несколько дней спустя. - Я не думала, что буду скучать по Яну, и тем не менее соскучилась. И я слишком долго наслаждалась роскошью. - Она не обратила внимания на смех сына и положила руку на голову внука. - Он доставит вам еще немало хлопот, но ты, Ровена, неплохо начала.
- Спасибо, Истия. - Ум и голос Ровены переполняла благодарность.
Истия понимающе улыбнулась.
- Я и сама мать, дорогая моя, и мы обе знаем это. Однако я польщена. - Она нагнулась, поцеловала Ровену в щеку. И быстро вышла из комнаты.
Прощальные пожелания Ровены сопровождали личную капсулу Истии всю дорогу до самого Денеба. Элизара же осталась еще на несколько дней, чтобы убедиться, что Ровена полностью оправилась, так как роды были хоть и непродолжительными, но очень напряженными.
- Я сказала Рейдингеру совершенно определенно, - сообщила Элизара перед тем, как покинуть новую семью, - что тебе обязательно нужен отпуск по уходу за ребенком, и длиться он будет до тех пор, пока я не разрешу тебе вернуться к работе. Он рвал и метал, но я не уступила ни на шаг. Он обожает, когда с ним не соглашаются. Ты не представляешь, в каком он был восторге, когда ты спорила с ним.
- Я могла бы никогда не узнать об этом, - насмешливо заметила Ровена.
- Кроме того, он не собирается рисковать своей любимицей.
- Мне не нравится, что меня считают любимицей, - жестко ответила Ровена. Она держала на руках Джерана, и выражение ее лица никак не сочеталось с голосом.
- Я напомню ему об этом, - мягко заметила Элизара. - Ты хорошая мать, - добавила она. Это обрадует его еще больше. - И он улыбнулась, поймав острый взгляд Ровены. - Да, не удивляйся. Это вполне естественно. - Потом она слегка нахмурилась. - Кто такая Пурза? Твоя мать?
Ровена удивленно взглянула на нее.
- Неужели она будет преследовать меня всю жизнь?
- Она не преследует, - ответила Элизара и помолчала, обдумывая свои следующие слова. - Она очень счастлива.
- Пурза, - резко сказала Ровена, - была пухой, которую мне дали на Альтаире.
Элизара слегка приподняла брови.
- Она была больше чем пуха, Ровена. - Врач нежно улыбнулась. - А сейчас она счастлива и гордится тобой, твое второе "я". Ты же горда и счастлива.
- Мое второе "я" - пуха?
- Почему бы и нет? - Снова чуть-чуть печальная улыбка заиграла на губах Элизары. - Она была очень умно и с душой запрограммирована. - Она успокаивающе положила руку на плечо Ровены, и этот физический контакт помог Элизаре воздействовать на мозг Ровены. - Хотя физически Пурза и была уничтожена той самодовольной маленькой стервой, ты никогда по-настоящему не расставалась с ней. - Элизара сняла руку с плеча Ровены. - Помни, я всегда рядом и готова ответить тебе в любое время.


Поскольку родители всегда моментально реагировали на потребности Джерана, он преуспел в своем развитии и редко доставлял неприятности без серьезных причин. Дети Каллисто, как и взрослые, были просто очарованы им. Ровена восстанавливала свою энергетику, а Джефф подшучивал над ней по поводу невесть откуда взявшихся "бабьих" округлостей.
Когда Элизара через шесть недель прибыла на Каллисто для обследования матери и сына, она нашла их в превосходном состоянии.
Но не успела Ровена вернуться в Башню, устроив кроватку Джерана рядом со своим креслом, как Рейдингер послал за Джеффом.
- Это подло! - жаловалась Ровена, расхаживая взад и вперед. - Твой сын нуждается в тебе. Я нуждаюсь в тебе. Мне все равно, что сказала Элизара, он не имеет права разрушать нашу семью.
- Дорогая, мы не знаем его намерений, - пытался урезонить ее Джефф.
Она поймала его не совсем спрятанные мысли.
- Ты! Тебе нравится мотаться туда-сюда, всех очаровывать! Шляться по галактике, как... как...
- Как циркач на гастролях? - мягко подсказал Джефф, нисколько не обижаясь на нее. - Но ты не заставишь меня поверить, что тебе по душе, когда кто-то другой, даже я, управляет твоей Башней. Каллисто - твоя вотчина. Станция настроена на твой образ мыслей.
Она посмотрела на него.
- Ну-ка, подожди. Джефф Рейвен, не пытайся применить эту тактику ко мне!
- Ты последний человек в мире, кого я могу обмануть. - И он протянул ей руки. "Не будем сердиться, любимая. Мы слишком хорошо знаем друг друга". Он прижался к ней, ее голова улеглась на его груди, и попытался успокоить ее каждой клеточкой своего тела. - Кроме того, мне любопытно, что задумал Рейдингер на этот раз. Я уже побывал повсюду и знаю, что Центральные миры пока не планируют открыть ни одной новой Башни.
Смирившись с неизбежным, она подняла его челнок, перебросила его на Землю и, вздохнув, вернулась к работе.
Джефф был абсолютно прав, говоря, что Каллисто - это ее Башня. Стать Прайм Альтаира значило одержать очередную победу. Ей нравилось работать со старыми друзьями и пользоваться накопленным опытом, чтобы управлять такой большой станцией. Но Каллисто был для нее домом, где она встретила и полюбила Джеффа, где родился их сын. Персонал Башни, оставшийся на Каллисто и терпевший все ее ранние капризы, был, как она поняла теперь, ее семьей, которую она чуть было не потеряла. Афра был скорее младшим братом, чем коллегой. Он признал Джерана очаровательнейшим ребенком, что только усилило ее хорошее отношение к нему.
"Приближается пассажирский лайнер". - Мысли Афры прервали ее размышления. Она подхватила корабль, который был поднят в космос Праймом Земли.
"Привет, милая! - Джефф телепатически приветствовал ее. - Племенные животные для Денеба! Мы получили премию: материнские и отцовские линии. Политика ФТиТ, поэтому не злись. Я только что потратил все, что у меня было, на восстановление нашего сельского хозяйства. Вечером буду дома".
Она смогла уловить, что у него есть важные новости. День показался ей бесконечным: она ждала Джеффа, занималась Джераном и все время думала, какое задание Рейдингер дал мужу на этот раз. Она была готова даже покинуть Каллисто, лишь бы быть с Джеффом.
"Ты и будешь, любимая!" - быстро ответил он. Его мысли бурлили от восторга.
Ровена кормила сына, когда Джефф вернулся. Он вошел так тихо, что она не слышала, пока не почувствовала его присутствие рядом. Джеран испуганно вскрикнул. Но потом, когда Джефф открыл причину своей радости, глаза сына округлились так же, как и глаза Ровены, настолько важными были новости, принесенные отцом.
- Прайм Земли!
- Шш! Тебя все услышат, - оборвал ее Джефф, скользнув к ней в кровать и целуя ее в шею.
- Ты имеешь в виду, все услышат тебя! - возразила она и принялась расспрашивать: - Прайм Земли? Но ведь Рейдингер - Прайм Земли.
На лицо и разум Джеффа легла тень.
- Мама узнала это от Элизары. Мы были слишком поглощены Джераном, чтобы замечать что-либо другое. Можешь себе представить, что Рейдингеру сто десять лет?
- Ото!
Джефф кивнул:
- Точно!
И он открыл свой разум, предоставив ей возможность узнать все, что произошло во время незабываемой беседы, проходившей в просторном секретном офисе Рейдингера в кубическом здании ФТиТ. Рейдингер искренне желал выйти в отставку и насладиться хоть несколькими годами жизни без стрессов, неотделимых от его высокого поста. Это желание только укрепилось после смерти Сиглен. Рейдингер прекрасно знал, что мозг его стал время от времени подводить своего хозяина из-за переутомления и старческой слабости. Но он не мог передать бразды правления первому попавшемуся.
"Это могла бы быть я?" - сказала Ровена, поеживаясь от одной мысли о столь тяжелой ответственности.
Джефф воспринял ее слова как вызов.
"Извини, что я помешал тебе, любимая... - Он улыбнулся, ощутив, как глубоко облегчение Ровены, что ее миновал этот выбор. Он лениво потянулся к Джерану, потрепал его первые кудряшки. Выражение его лица было чересчур мягким и любящим для всемогущего Прайма. - До того самого момента, пока я не обратился за помощью, ты была главной претенденткой на этот пост. Дэвид, естественно, недостаточно способный, не говоря уже о Капелле. Когда я думаю о том, что я смогу теперь сделать для Денеба..."
- Для Денеба? - удивленно переспросила Ровена, засмеявшись. Подобные альтруистические заявления только усиливали ее любовь. Ее мало удивил выбор Рейдингера.
Джефф кивнул, его сияющие голубые глаза мерцали от удовольствия.
"Разве подобает родному мужу Прайма Земли прозябать на вторых ролях?"
"Ты потребовал Башню на Денебе в качестве своего условия?"
"Любимая, - и Джефф вытянулся на постели, удобно подоткнув под голову подушку, - я мог потребовать все луны в Солнечной системе для того, чтобы украсить свою корону, и я бы получил их. Как тебе хорошо известно, Центральные миры должны иметь самого лучшего Таланта в качестве своего Прайма. - Он улыбнулся своей особой улыбкой. - Не думаю, что я был жадным или очень уж несговорчивым. Но Денеб получит Башню. Ты уже собрала все основное оборудование, мы его модернизируем, пошлем специалистов для подготовки персонала. Старший сын Ракеллы обещает стать настоящим Праймом. А там уже и Джеран подрастет..."
Ровена прижала к себе сына.
- Мой ребенок не будет торчать всю жизнь на Денебе! Ты говорил, что не позволишь ему служить в ФТиТ.
Джефф повернулся на бок, потер щеку, чтобы уменьшить гнев, и улыбнулся, чему она никогда не могла противостоять.
- Любимая, правила игры изменились в нашу пользу. Что скажешь, если наши дети будут управлять ФТиТ? Мы воспитаем их, как подобает Праймам, но в большой и любящей семье. Никто из них не будет нуждаться в пухе. Никогда, пока мы живы! Мы одна команда, любимая, у нас есть силы и ресурсы, доступные далеко не всем. Мы сделаем так, чтобы они нашли лучший способ приложения своих Талантов. - В его голосе слышались одновременно и мольба, и уверенность. - Поэтому давай действовать сообща.
На ее любовь, во всяком случае, он вполне мог положиться.


Джерану было шесть месяцев, когда Ровена снова забеременела. Ее удивило, что все вокруг стали бранить ее.
- Это мое тело! - был ее обычный ответ. - Я прекрасно себя чувствую, пора прекратить всю эту суету вокруг.
Несмотря на прогрессирующую слабость, голос Рейдингера не стал тише, когда он напрямик заявил ей, что она рискует как собой, так и новым ребенком, забеременев так скоро.
"Рейдингер, вы вмешиваетесь в мою частную жизнь. Вы последний человек, который может высказывать мне такое, - ответила она ледяным тоном. - Вы ясно дали понять Джеффу, что без ума от Джерана. Чем вы недовольны?"
"Я не хочу, чтобы моя лучшая Прайм..."
Ровена от всего сердца засмеялась, в ее смехе не было ни тени зависти.
"Не кривите душой, дорогой мой, вы же говорили Джеффу, что ОН ваш лучший Прайм?"
"КАК ТЫ СМЕЕШЬ ПРЕРЫВАТЬ МЕНЯ?.."
"Я не прерываю, разве я могу? - кротко проговорила Ровена. - Это было бы так пло-о-о-хо для вашего давления, или легких, или черепа, или чего-нибудь еще. Поэтому будьте паинькой, выпейте чего-нибудь тонизирующего и займитесь вашей Башней. Пока вы еще можете..."
Она почувствовала, что он снова гневается, и вдруг он замолчал. Ровена даже перепугалась, а не зашла ли она слишком далеко.
"Нет, я уже говорил ему, что это наше личное дело, - успокоил ее Джефф, - но даже мама давала себе передышку в течение года между беременностями".
На что Ровена сладко-сладко пропела:
"Я тут подумала, а не хочется ли тебе прийти сегодня вечером домой к своей любимой жене и обожаемому сыну?"
Последовала еще одна пауза.
"Я буду дома, и мы продолжим этот разговор".
И снова, уже в который раз за последнее время, Ровена подумала, как глупы мужчины, когда считают, что знают о материнстве больше, чем те, кто рожает детей. Поэтому сегодня вечером она решила опередить его, прежде чем он начнет убеждать ее.
Вообще-то она не собиралась забеременеть снова так скоро, но Рейдингер сначала отправил Джеффа проверять чего-то там, на Земле, потом на Луне, потом подстанции на Марсе и еще более важные в поясе астероидов. Джефф должен был представиться всем губернаторам и наиболее важным членам Лиги Девяти Звезд. Естественно, когда он бывал на Каллисто, они с упоением наверстывали упущенное.
- Мне пришлось высидеть на несколько ужасных собраниях, - вздохнул он устало. - Предлагалось принять решение, что на высшие государственные должности необходимо назначать по крайней мере Т-4, что сократит потери времени на пустое политиканство и будет способствовать выравниванию энергетического баланса.
- Я и не думала, что Рейдингер должен заниматься всей этой административной чепухой, - сказала Ровена. - Неудивительно, что он постарел раньше времени.
- Конечно же это не входит в обязанности Прайма ФТиТ, но как явный его преемник, я обязан познакомиться со всеми, кого беспокоит возможность потери автономности ФТиТ. Я должен доказать, что гожусь на должность Прайма Земли и все такое. Как всегда, не все послы Лиги считают, что колонист - "именно тот человек", которому можно поручить столь ответственный пост.
Подвижное лицо Джеффа выразило целую гамму чувств: от мрачного, скептического до очень строгого. Ровена даже закашлялась от смеха.
- Радуйся, что просто работаешь на станции Каллисто, - успокоил он ее и затем перешел к более важному - показал, как сильно соскучился по ней.
Вот после таких разговоров она и забеременела, несмотря на то, что Талант ее масштаба и силы вполне мог избежать этого. Она забыла или, скажем, не стала обращать внимания на возможные последствия вечерних развлечений. Двое детей - на этот раз, по выбору Ровены, родится девочка - будут близки по возрасту; и Ровена с Джеффом собирались сделать все, чтобы они были также близки и по духу. Еще одна грань развития сильных Талантов, если правильно с ними обращаться.
"Ровена! - Срочный вызов Джеффа застал ее в момент вечернего кормления Джерана. Интонация, с какой он произнес ее имя, говорила о сильной тревоге. - Мама хочет, чтобы я прилетел на Денеб. Что-то ее беспокоит. Она сказала, что ты и Элизара тоже слышали нечто перед рождением Джерана. Ты помнишь?"
Внезапно и Ровена вспомнила тот день, хотя тогда не придала большого значения услышанному, по уши занятая материнскими обязанностями.
"Элизара действительно почувствовала что-то, но не смогла определить - что? Мне показалось - гнев и боль. Истия тогда подумала о чем-то нечеловеческом".
"Лучше я сам слетаю и выясню, что там можно услышать".
Ровена мысленно возмутилась, Джеран почувствовал это и посмотрел на мать округлившимися от удивления глазами, по-детски надув губки. Она успокоила его на одном уровне и ответила Джеффу на другом:
"У твоей матери "длинное ухо".
"В ее сыне этот Талант значительно обострился, усилился, отточился и стал вполне работоспособным. Может, пришло время убедить Истию довести свой дар до ума".
Джефф вернулся на Каллисто на следующее утро с помощью своего собственного гештальта, с первой партией прибывших грузов.
"Привет, дорогая. Где ты спрятала нашего сына? А, он с тобой? Послушай, я собираюсь принять ванну и поесть, потом присоединюсь к тебе. Я на двенадцать часов отстал от времени на Каллисто".
Его бодрый телепатический "голос" успокоил Ровену, и она решила: что бы там ни "слышала" Истия, это не опасно. Джеран спал, когда Джефф наконец-то добрался до Башни. Генераторы гудели на полной мощности. Он подождал, чтобы присоединиться к ней, пока она не закончила с отправкой большого груза. А сам тем временем принес чашки со сладким кофе, который она так любила, протянул ей одну из них, поцеловал в лоб, потом взглянул на их спящего сына; на его лице отразилась бесконечная любовь.
- Он не похож ни на кого в моей семье, - заметил он уже не в первый раз.
- Он похож на самого себя, Джерана Гвин-Рейвена. Так что там? - Она взглянула на ребенка из-за края своей чашки.
- Ну, не знаю я, что так расстроило мою мать. - Джефф облокотился на пульт управления, держа в руке чашку. - Я не услышал ничего страшного. Но Ракелла сказала, что она слышала, а Бессева Игл, которая точна в своих предсказаниях на девяносто восемь процентов, считает, что у них что-то произошло на пути к нам. - Он взмахнул свободной рукой. - Произошло что-то ужасное.
- Но ведь жуки не вернутся больше, правда? "Может быть, это и объясняет гнев и боль, которые я почувствовала?"
- Гнев и боль жуков? - Джефф чуть не засмеялся от такого предположения. - Хотя, естественно, они могут чувствовать себя не в своей тарелке после потери двух кораблей. К какому бы выводу ни пришли специалисты, ясно, что их социальная структура напоминает улей. Вспомни, мы видели яйца в одном из кораблей во время слияния и находили их сотнями среди космических обломков. Они были на разных стадиях развития. Общества с подобной структурой не проявляют эмоций и имеют четкую иерархию: рабочие особи, трутни, королевы-матки или что-то в этом роде.
- Да, но при нападении на Денеб кораблей какие-то чувства ощущались. Как ты думаешь, те огромные жуки, которых мы видели внутри кораблей, - королевы? Могут ли они быть настолько разумными, чтобы управлять другими?
- Хм!.. Их тактика менялась, - хмуро признал Джефф.
- Жуки проявляли упорство, - добавила Ровена, - хотя упорство - это скорее черта характера, чем чувство.
Джефф пожал плечами.
- Они могут вернуться в любое время, разгневанные, оскорбленные или просто упрямые. Но стоит им достигнуть периметра сферы влияния Лиги, как повсюду раздастся сигнал тревоги.
- Я бы подумала, что это просто проявление нервозности беременной, - продолжала Ровена, пытаясь проанализировать оттенки эмоций, которые она "услышала", - если бы Истия не услышала их тоже.
- Истия чисто по-женски очень чувствительна, - согласился Джефф. Но его тон укрепил ее уверенность в том, что он не совершит ошибку, отмахнувшись от этого факта.


"Ровена? - послышался "голос" Истии, прозвучавший сильнее обычного. - Может, я не вовремя?"
"Джеран и я купаемся, - ответила Ровена, не сразу уловив тревожные нотки в ее вопросе. - Что случилось?"
"Это становится все сильнее и страшнее. - Она была глубоко взволнована. - Ракелла и Бессева согласны со мной, и все женщины нашей планеты, обладающие хоть малейшей долей Таланта, проявляют тревогу, раздражение. Можно подумать, что планета заселена самыми сварливыми женщинами в мире: приступы дурного настроения вспыхивают без всяких причин. Ракелла и Бессева слились со мной, чтобы я вышла с тобой на связь сейчас же!"
"А я-то подумала, что ты наконец-то начала брать уроки". - Ровена намеренно говорила шутливым тоном.
"Теперь я сожалею, что не получила должной подготовки. Больше не буду такой несговорчивой, если только удастся выпутаться из всего этого".
Разговаривая с Истией, Ровена выбралась из бассейна и обернула себя и сына полотенцами.
"Я так поняла, что ни один мужской мозг не среагировал на этот феномен?" - спросила Ровена, ловко натягивая на Джерана ползунки. Потом принялась бросать в сумку самые необходимые вещи.
"Совершенно верно, - мрачно подтвердила Истия. - Мужчины не воспринимают ничего. И не верят тем из нас, кто слышит!"
"Каллисто сейчас закрыта, так что я возьму выходной. Я думаю, стоит захватить с собой Маули. У нее прекрасные эхолокационные способности, даже если Мика нет рядом. Джефф на Проционе. Скоро буду".
Афра и Аккерман не выразили большой готовности помочь ей, они назвали ее решение "безрассудным и необдуманным предприятием".
- Маули сделает все, что ты попросишь, - кисло говорил Аккерман, - но будь я проклят, если Афра или я возьмем на себя ответственность отправить тебя и Джерана на Денеб, не сказав об этом Джеффу.
- Я не могу беспокоить Джеффа: у него важное заседание на Проционе. А если вы откажете мне, я смогу запустить себя и Маули и без гештальта. - Она жестом приказала Маули следовать за ней в двухместный челнок. Ровена взяла Джерана на руки и взглянула в лица своим сотрудникам. - Ну, может, вы перестанете наконец перестраховываться и включите генераторы? Вы оба знаете, что Истия понапрасну не заставит рисковать ни меня, ни Джерана, но если она хочет, чтобы я прилетела на Денеб, у нее есть на это право, не так ли?
- По крайней мере, поговори с Джеффом. - Просьба Аккермана прозвучала мольбой.
"Джефф! Истия просит меня прилететь на Денеб. Ситуация обостряется".
"Да? Мне тоже прилететь?" - Она почувствовала, что он слушает ее вполуха. Он был на заседании, но ему не было скучно.
"Я беру Джерана и Маули".
"Сын достаточно большой, чтобы выдержать длительный перелет".
В конце концов Афре и Аккерману пришлось-таки выполнить ее приказ, хотя она знала, что оба в замешательстве. Так было всегда, куда бы она ни телепортировалась, несмотря на то что сейчас она прекрасно переносила перелеты.
"Считай это инспекционной поездкой будущего денебианского Прайма, Афра, и не беспокойся, мой дорогой, - сказала напоследок Ровена, слегка дотрагиваясь до руки Афры, чтобы вселить в него уверенность.
Он вздрогнул и смущенно улыбнулся, потом помог ей устроиться в двухместном Челноке рядом с Маули. Брайан продолжал хмуриться, закрывая люк. Затем повернулся на каблуках и вернулся в Башню. Афра последовал за ним.
Джерану предстоял первый дальний перелет, хотя это и не была первая телепортация в его жизни. Джефф уже брал его несколько раз в полеты вокруг Юпитера. Мальчик радостно лепетал и энергично размахивал руками, а после того как поймал телепатическое приветствие Истии, пришел в полнейший восторг. Он любил свою бабушку и связывал с ней приятные, успокаивающие звуки и прикосновения.
"Ты видишь, Маули?" - спросила Ровена. Ей не всегда удавалось скрыть свою гордость за Джерана и его явную Талантливость.
Улыбка Маули переросла в смех.
Истия легко посадила челнок с помощью прекрасно оборудованной новой Башни, купавшейся в огнях, так как на Денебе стояла ночь. Новые генераторы лениво гудели. Ровена ностальгически вспомнила старую, едва работавшую Башню, которую она с таким старанием, чуть ли не по винтику, собирала своими руками. Но по ступенькам Башни уже сбегали Истия, Ракелла и третья женщина, в которой Ровена узнала Бессеву. Бессева оказалась так похожа на Лузену, и внешне, и внутренне, что Ровена невольно вновь почувствовала острую боль утраты.
- Я вдвойне польщена, - благодарно сказала Бессева, поклонившись Прайм Каллисто.
- С этим парнем, я вижу, все в порядке, - произнесла Истия вслух, взяв внука из рук матери и устраивая его на сгибе локтя, как любила носить своих собственных детей. - Ну, спасибо вам, девушки, ублажили старушку.
- Ублажили? Провалиться мне сквозь землю, если я что-нибудь понимаю! - Ровена позволила раздраженно окрасить не только свой голос, но и разум. - Поскольку вы оставили генераторы включенными, давайте поскорее разберемся, в чем дело, здесь же. Я специально привезла Маули, у нее Талант к эхолокации.
- К тому же ночь - лучшее время для того, чтобы почувствовать их присутствие, - указала Истия.
- Мы уже знаем, что они рядом, - твердо заявила Бессева, и Ракелла подтверждающе кивнула.
Все три денебианки излучали напряжение, еле контролируемый страх, граничащий с ужасом. Ровену охватило острейшее желание немедленно отвергнуть или подтвердить наличие опасности.
Башню увеличили, модернизировали, а если судить по западной стене, становилось ясно, что архитектор намерен продолжать расширять здание, когда Денеб получит полноправную Прайм-станцию.
- Правильно, Джеран, хорошенько осмотрись! Однажды это может стать твоим владением, - говорила Ровена, улыбаясь Истии, пытаясь нейтрализовать страх трех женщин. Их чувства были так обострены, что Ровене никак не удавалось присоединиться к ним.
- Бедный ребенок! Что за судьба! - Истия потрепала его по щеке и положила в одно из свободных кресел, накинув сверху ремень, чтобы он не упал. - Ему будет здесь удобно. - Жестом она пригласила остальных сесть вокруг главного пульта управления. Потом попросила Ровену начинать гештальт.
Как только Ровена почувствовала, с какой готовностью генераторы слушаются ее, она снова улыбнулась, вспомнив старое оборудование. Сначала Истия, как бы пробуя, присоединилась к сознанию Ровены, потом Ракелла, Бессева и, наконец, Маули слились воедино.
"Где?" - спросила Ровена.
Истия указала направо, чуть западнее от северного полюса, на самое яркое созвездие в денебианском небе. Ровена не знала точно его название, она была знакома только с небесными светилами над Альтаиром и Каллисто.
"Не думаю, что они пришли именно с той звездной системы, - добавила Истия, - хотя они и приближаются из того сектора космоса".
Ровена велела своему сознанию, усиленному с помощью денебианок, выйти за пределы ночного горизонта Денеба, за пределы его спутников, далеко-далеко за орбиту Денеба в черноту космоса. Это слияние разительно отличалось от того, что она чувствовала почти два года назад. Сейчас она была в центре. Вдруг Ровене вспомнилось предсказание Йеграни, и она подумала, не ошиблась ли тогда, поверив, что оно уже сбылось, когда они защищали Денеб и когда появился Джефф.
"Ты еще не побывала в центре, о котором говорила Йеграни, - тихо подсказала Бессева. - Предсказание ее не расплывчато. Опасность, грозившая тогда Денебу, не была твоей, как сейчас".
Что затем почувствовала Ровена, не было связано со словами или голосом Бессевы. Что-то, несомненно, опасное и злое двигалось к системе Денеба.
"Не злое! Неизбежное! Неизбежное в том смысле, что они убеждены в своих силах и исходе схватки, - пояснила Истия, наконец-то разобравшаяся в природе излучения.
Ровена:
"Их излучение сейчас не несет боли. Как и гнева".
Бессева:
"Со временем боль прошла, а гнев сублимировался в целеустремленность".
Ровена:
"Что это?" - Она прилагала все усилия, но не могла ничего ни "увидеть", ни "прочесть". Не прослушивалось ни единой мысли, только решимость совершить тяжелую работу.
Ракелла:
"Это не в единственном числе!"
Маули, удивленно:
"Этого много. И они пугают меня! Они... какие-то масляные".
Истия, холодно:
"Это множество излучает желание разрушать. Достаточно определенное, чтобы взволновать даже невосприимчивый мозг".
Ровена, живо вспомнив прошлое слияние:
"В прошлый раз выжившие были посланы именно в этом направлении!"
Истия:
"Слияние не проследило их путь до конца?"
Ровена, сожалея об ошибке:
"Тогда наши действия оказались достаточно жесткими".
Истия:
"Должны были быть уничтожены все".
Ровена:
"Хм, да, серьезная ошибка в расчетах. Нам не удалось напугать их. Тогда следовало забросить их на солнце и сэкономить время и силы, потраченные на расчистку обломков. Ты участвовала в том слиянии, Истия?"
Истия:
"Нет. - К ней вернулась свойственная ей насмешливость. - Я была занята другими делами. На этот раз угроза полностью повторяется".
Ровена:
"На этот раз мы не совершим ошибки. Вот только что послужит достаточно эффективным средством устрашения?"
Бессева:
"Я настоятельно предлагаю полное уничтожение".
Ровена:
"Это совершенно неприемлемо для Совета Лиги. Даже к врагам нельзя применять насильственные меры".
Истия:
"Необходимо обдумать и крайние меры. Разум насекомообразных явно не подвержен импульсам страха. Интересно, какой интеллект управляет этим вторым штурмом?"
Маули:
"Мы не ошибемся, если посчитаем, что, как и в других колониях насекомых, самки или яйценесущие особи являются там ведущей силой? Как продолжательницы рода?"
Истия:
"Логичное предположение, поскольку мы улавливаем это, а мужчины - нет".
Ровена:
"Мне противно бороться с жуками".
Истия, насмешливо:
"Ты видела реконструированный специалистами макет одного из "жуков"? Огромные! Даже принадлежащие к самым малым видам будут грозными противниками. Не думай о них как о "паучках". Думай, как о больших, ужасных существах. Я не хотела бы бороться против них на поверхности Денеба".
Бессева сухо заметила:
"Особенно если учесть, что Денеб почти не имеет вооружений. Охотничьи ружья не оставят даже следа на их панцирях. Если бы мы смогли доказать, что имеем дело с общественно организованными насекомыми..."
Истия:
"Думаю, мы сможем. Помните, среди обломков кораблей попадались яйца..."
Бессева:
"И вместе с тварями, которые в огромных количествах посыпятся на Денеб во время атаки этих неумолимых войск... Их необходимо уничтожить прежде, чем они достигнут поверхности планеты! Или уж лучше прямо сейчас подумать об эвакуации Денеба".
Истия безапелляционно возразила:
"Мы не оставим Денеб".
Маули:
"Я чувствую что-то такое огромное..." - Она замолчала, пряча свой страх как можно глубже.
Ровена:
"Как и мы, Маули".
Истия, кисло:
"Как ты думаешь, на этот раз нам пришлют Флот без долгих проволочек, Ровена?"
Ровена:
"Поверьте, это будет! Даже если мне придется самой телепортировать каждое подразделение".
Бессева:
"Будь тоньше, Ровена. Только скажи Прайму Земли, что отказываешься покидать Денеб до тех пор, пока не прибудет военная помощь".
Истия со смехом:
"Рейдингер не станет рисковать тобой".
Маули:
"Не пора ли нам возвращаться? Они могут учуять нас".
Ровена:
"Сомневаюсь, Маули. Не похоже, что они думают о чем-то еще, кроме своей цели - Денеба. Именно поэтому мы и почувствовали их присутствие. Односторонность их мышления - большой недостаток. Я хочу узнать побольше деталей, раскрыть механизм их мыслительного процесса. Флоту понадобятся детали".
Истия:
"И Рейдингеру с Джеффом. Им придется поверить нам". - В ее голосе прозвучало сомнение.
Ровена:
"О, они поверят нам! Зачем иметь собаку и лаять самому?"
Истия:
"Что?"
Ровена, хихикнув:
"Одна из поговорок Сиглен".
Ровена вышла из слияния и немало удивилась, увидев, что через окна Башни уже проникает дневной свет. Джеран крепко спал, сладко посасывая большой палец. Ровена, быстро взглянув на него, поняла, что он совершенно спокоен.
- Я и не думала, что мы так долго, - сказала Истия извиняющимся тоном, посмотрев на станционный таймер. - Пять часов! Ты завела нас дальше, чем мы могли рассчитывать.
Ровена потянулась, расслабляясь и болтая ногами. Другие тоже потягивались.
"Ровена, - раздался властный голос Джеффа. - Где ты была? Я не мог связаться с тобой!"
"Послушай, любимый, Денебу снова грозит нападение. Только на этот раз мы не остановимся на полумерах!" - выпалила Ровена и открыла ему свой разум.
"Это невероятно! - ответил Джефф, как только воспринял всю информацию. - Никто не сможет сказать, что мы наблюдаем случай массовой истерии, раз в это вовлечены ты и моя мать. И Бессева, - добавил он быстро, как бы извиняясь. - Теперь я понимаю, почему в прошлый раз Рейдингер не мог вызвать Флот по моей просьбе. Но я уже знаю, какие кнопки нажать, чтобы сработала всеобщая тревога".
"Если мы правильно определили сущность приближающихся кораблей, то Флот будет бесполезен. Разве только с психологической точки зрения", - уточнила Истия насмешливо.
"Мама! Вы просто раздавите их! Может, и Флот пригодится на что-нибудь!" - настаивал Джефф.
"Ну, Флот еще может схлестнуться с пришельцами, когда те подойдут ближе, но, честно говоря, я не хочу, чтобы они приближались? Это приведет к значительным разрушениям", - говорила спокойно Истия.
Джефф:
"Было бы разумнее предупредить их притязания как можно скорее".
Истия, терпеливо:
"Пришельцы представляют собой "множество", состоящее из женских особей".
"Тогда мы пропали! - Джефф лишь наполовину пошутил. - Ты останешься там, Ровена, любимая? - Его мысли были предназначены только для нее, и это заставило ее улыбнуться.
Ровена быстро взглянула на Истию.
"Нет, мне нужно вернуться на Каллисто. Оттуда легче будет расшевелить все это болото. Я оставляю Маули, чтобы она помогала поддерживать связь. Но, уверяю тебя, если мы не получим помощь немедленно, я сразу же вернусь сюда, чтобы заставить Лигу отнестись к нападению серьезно. Эти существа могут только начать с Денеба, и допускать враждебных пришельцев в пределы влияния Лиги - значит получить угрозу всем!"
Истия:
"Они приближаются с пугающей скоростью".
"Я знаю. Я уговорю адмирала Томиакина выделить мне быстрый корабль-разведчик", - решил Джефф.
"И, разумеется, сам полетишь на нем?" - спросила Ровена.
"А кто сможет лучше? - Она уловила его улыбку. - Я не зря паниковал в прошлый раз, поэтому они выслушают меня".
Истия произнесла вслух, спрятав свои мысли:
- Мужчины! Вечно они доказывают свое превосходство!
"Будет лучше, если на корабле-разведчике полетит женский экипаж. Или возьми Маули с собой. Она знает, к чему прислушиваться", - предложила Ровена.
Джефф:
"Ты читаешь мои мысли!"
"Думаю, каждый почтет своим долгом участвовать в этой оборонной операции, - трезво сказала Ровена, - иначе они обрушатся на Денеб. И очень скоро".
Ровена говорила о том, о чем думали другие, хотя произнесенное вслух не сняло напряжения.
- Я организую сменное дежурство, - предложила Истия. - У нас хватит людей. А Ракелла выберет средства, чтобы снять отрицательную реакцию.
- Не все женщины нуждаются в этом, - заметила Ракелла.
Истия улыбнулась:
"Тогда у нас появится возможность узнать, сколько женщин на Денебе обладают Талантом.
Ровена, сугубо лично:
"Ты очаровательна!"
Истия, также лично:
"Нет худа без добра".
Потом Джеран проснулся, его нужно было покормить, поэтому Истия быстро отправила мать и сына в заново построенный дом на ферме Рейвенов. Вокруг дома на сочной, посеянной Джеффом траве паслось стадо коров, которых он купил на свои деньги. Ровену очень удивило, что основная часть фермы находится под землей.
- Пуганая ворона куста боится, - ответила Истия, содрогнувшись и улыбнувшись одновременно, - а также это очень выгодно: экономится энергия, прохладнее летом и теплее зимой. И я чувствую себя в безопасности; Да и пейзаж не надоедает. Большая часть Денеб-Сити располагается под землей. Мы будем пролетать над городом, возвращаясь в Башню. А теперь давай накормим этого голодного молодого человека. И сами поедим! Это долгое ночное бдение заставило меня проголодаться.


Как только Ровена вернулась на Каллисто, она позволила Рейдингеру просканировать свои воспоминания о слиянии разумов. О том, что он серьезно обеспокоен, говорил и тот факт, что он не поднял никакого шума по поводу ее внезапного исчезновения. Когда она напомнила ему о предсказании Йеграни в качестве подтверждения своих слов, он кисло возразил ей.
"Ты организовала слияние, - сказал он. - Ты спасла Денеб, и ты летала в космосе".
"Не я была в Центре на Денебе, а Джефф".
Рейдингер зашумел:
"Проклятые ясновидящие слишком хитро используют двусмысленности!"
"Рейдингер, вы не сможете игнорировать этот факт!" - Настала ее очередь бушевать.
"Черта с два я поддержу твоего агрессивного денебианца! Он уже агитирует Высшее командование Флота и всех, кого знает из администрации Лиги. - Рейдингер сердился, но в его голосе чувствовалась гордость за своего протеже, что заставило Ровену улыбнуться. - Не надо было таскать его повсюду. Он получит Флот, но подразделения поблизости от Денеба настаивают, чтобы мы тоже дали возможность произвести разведку".
Ровена:
"Джефф сказал, что он пойдет впереди".
Рейдингер помолчал немного.
"Он не потратил зря ни одной унции своего обаяния за последние полгода. И теперь легко манипулирует различными представителями администрации и агентств, которые будут вовлечены в эту операцию. Он идет напролом".
Ровена улыбнулась про себя над недовольством Рейдингера. Она немного знала от Джеффа о том, что такое иметь дело с бюрократией. Очень важно, что он демонстрировал свое умение на высшем уровне. Поскольку цель нового нападения - Денеб, у него были веские причины использовать свой Талант.
Джефф и в самом деле действовал очень эффективно: ему удалось получить целую эскадрилью кораблей-разведчиков. И, следуя совету жены, он выбрал женские экипажи для двух кораблей.
"Хуже всего, - жаловался Рейдингер Ровене, - что Джефф - самый сильный Талант, которого я только встречал, и он должен пойти дальше тебя, Ангарад. - После рождения Джерана Рейдингер звал ее настоящим именем, потому что "Ангарад" звучало для него гораздо женственнее, чем название дерева. - Джефф собрал ксенобиологов со всех уголков Лиги Девяти Звезд, они требуют фактов об этих женских тварях, угрожающих вам".
"Женские особи всегда более опасны, чем мужские, Рейдингер", - заметила Ровена, хотя и не помнила, откуда услышала это высказывание. Оно не входило в обычные поговорки Сиглен.
"Оберегают молодняк. Я думаю, даже жуки могут обладать инстинктом материнства! Если только это те же жуки". - Его рычащий голос растаял в ее сознании. А Ровена занялась мелкими домашними делами, телепортировала свежую воду из артезианских колодцев Уэльса в цистерны Каллисто, пополнила еженедельные запасы продовольствия, выполнила другие домашние заказы для тех, кто жил на станции. Но все время ждала вестей от Джеффа.
"Мы вышли за пределы орбиты Денеба на две астрономические единицы, - доложил он. - Я сам веду эскадрилью. Прекрасный капитан, отличный экипаж, - добавил он, передав телепатическую картинку капитанского мостика "Замбии" и необыкновенно красивой женщины, занимавшей кресло капитана. Офицеры у пульта управления тоже были довольно молоды и привлекательны. - Выбрал самых красивых и талантливых. Но равных тебе не встретил, любимая".
"Я не Собираюсь на это отвечать".
"Тогда следует ли мне быть достаточно великодушным и сообщить, что они подтвердили ваши предчувствия о приближении корабля. Не все экипажи состоят из женщин, но те, в которых они есть, проявляют те же симптомы, что и большинство женщин на Денебе. Я чувствую себя совершенно беспомощным, хотя бы быть более чувствительным!"
"Радуйся, что не улавливаешь их ауры. Джефф! Это зло, настоящее зло, и оно излучается так интенсивно, что становится страшно. Если бы я была корабельным котом, то каждый волосок на моем теле встал бы дыбом. И не называй этот феномен в единственном числе. Маули услышала много - множество, которое упорно движется к своей цели".
"Точно так же капитан Лоджин суммировала свои впечатления о намерениях этого множества. И они движутся непосредственно к Денебу. Я немного испуган, ведь это моя планета, но я никак не-могу заставить себя поверить, что этот корабль скоро пройдет через космическое пространство около Денеба. Совершенно непонятно, как они собираются избежать столкновения с Денебом-8, летя с такой скоростью. Понадобится много времени на торможение. Или, быть может, жуки выдерживают перегрузки лучше, чем мы, обладающие плотью".
Ровена почувствовала, что Джефф что-то задумал.
- "Что ты сейчас делаешь?"
"Осматриваюсь. На "Замбии" слишком много шума".
Ей тревожно было думать о том, что он сейчас вдвоем с Маули в своем уязвимом кораблике, далеко от хорошо защищенных и вооруженных кораблей-разведчиков.
"Тебе следовало взять с собой капитана. Сам ты ничего не услышишь".
"Я слышал, да и Маули помогла. Мы поддерживаем связь с капитаном. Не так уж и плохи мужчины, любимая".
"Вот уж успокоил!"
Тон Джеффа изменился:
"Так я и думал. Способности Маули становятся по-настоящему полезными".
"Как никогда раньше!" Он молчал, хотя его разум поддерживал с ней связь. Установив на станции статус повышенной готовности, она оставила управление Башней на Афру, Мика и Аккермана. Потом занялась сыном.
Было так приятно кормить Джерана и укладывать его спать. Чаще всего она не изменяла единственного ритма его жизни с помощью телепатических импульсов; но после телепортации на Денеб его обычное расписание нарушилось, и она стала слегка "подталкивать" его. Ровена не отрываясь долго смотрела на сына - каким же бесконечно родным он стал для нее! Потом она легла в свою постель, положив руку на ту сторону, которую обычно занимал Джефф, и расслабилась, освобождая свой мозг от повседневных забот.
"Ото! - Испуг в голосе Джеффа заставил ее вскочить. Реакция Маули больше походила на панику. - На нас с невероятной скоростью летит громадный планетоид. По сравнению с ним мы даже с помощью гештальта движемся как черепахи. Он приблизительно в двадцати астрономических единицах от нас, но мы сближаемся быстрее, чем хотелось бы. Оборонное кольцо, которым так гордится Флот, все равно что бесполезная игрушка против корабля таких размеров. Мы рядом с ним словно блохи против гигантов с Проциона. Спокойно, Маули! Мне все равно, какие у них могут быть приборы, я уверен, они не видят нас. Мы для них меньше пылинки. Ты можешь чувствовать их, но если они учуют нас, то мы действительно превратимся в пыль".
Ровена тем временем успокаивала насмерть перепуганную Маули. Внезапно раздался короткий смешок Джеффа.
"Это может быть только флагманский корабль. Флоту нужна информация, поэтому необходимо его обследовать. Никогда не приходилось иметь дела с объектом такой массы и размеров. Сканер говорит, что "невозможно произвести точные замеры на таком расстоянии". Но приближаться страшновато, так намного уютнее. Так-так! И он становится темнее. Он не соблюдает основные законы космоплавания! Это расстроит Флот больше, чем сообщение о его размерах. Нет, придется скрыть это, в противном случае адмиралы ударятся в панику. Они заранее предупреждали, чтобы я не выходил за пределы разумного в своих оценках. Но реальность превзошла все ожидания. Что, они думают, я могу сделать, сидя в этой скорлупе? Создать портативное солнышко для его освещения?"
Ровена возобновила связь с Джеффом и увидела через его оптические приборы то же, что видели он и Маули, - темное пятно, рассекающее россыпи звезд.
"Совсем как Левиафан, правда? Понятно, почему в твоих венах пульсирует адреналин, любимый".
"Левиафана? Интересное сравнение, любовь моя".
"Джефф Рейвен, если ты подойдешь ближе к этому... к той опасности, я сама убью тебя", - добавила она, быстро спрятав нарастающий ужас.
Джефф усмехнулся:
"Только это образумит меня. Спокойнее, родная, я приближусь к нему ровно настолько, насколько хочу, хотя Маули или капитан Лоджин и считают это неразумным".
"Они слышат что-нибудь полезное?"
"Ну, Маули слышит и не слышит. Она позволила проникнуть в свое сознание, и я чувствую, что там кипит огромная работа, все суетится и движется, но в некоторых местах не слышно ни звука. Я думаю, что проклятый планетоид - вечный странник. Маули уловила больше, чем я. Она считает, что там шесть или даже больше разных уровней разума. - Его голос смягчился, теперь он говорил с ней лично. - Маули покрылась холодным потом от ужаса... Цель - слишком мягкое слово... Это скорее "священная обязанность"... Так она чувствует. Я верну нас назад прежде, чем бедное дитя совсем раскиснет. Даже капитан потеет и испускает импульсы страха".
Ровена:
"Когда они атаковали Денеб в прошлый раз, слившиеся умы не почувствовали в нападающих ни святости, ни целеустремленности, ни интеллекта".
Джефф:
"Ты предполагаешь, что тот корабль, который мы выбросили из нашей системы, вернулся к своей большой маме?"
Ровена:
"Почему бы и нет? Ты же и сам считал, что они собираются захватить Денеб. Может быть, они хотели подготовить планету для прибытия именно тех, кто находится на планетоиде сейчас".
Джефф:
"Корабль - мать, и именно поэтому только женщины чувствуют его намерения?"
Ровена:
"Это не повод для смеха!"
Джефф:
"Поверь, дорогая, все, что я думал об этом раньше, забыто. Мы в серьезной опасности, и я благодарю Небо за то, что у моей матери такой слух! Если бы не она, у нас бы не было возможности тщательно спланировать кампанию против этого "Левиафана". Это судьба Денеба и всего Человечества - противостоять им... - Последовала короткая пауза. - Так мы и сообщим Прайму Земли! На этот раз у него нет времени на размышления. - Снова прервавшись. Джефф печально хмыкнул. - Хотя Лига может довести нас до гибели своими сомнениями. Поверишь ли? Они сейчас обсуждают этические темы. Должны ли мы мешать продвижению приближающегося корабля просто потому, что он может (послушай только - может!) иметь враждебные намерения".
Ровена, пораженная:
"Это правда?"
Джефф, саркастически:
"Как мы теперь сможем доказать враждебные намерения? Они еще не запустили ни одной ракеты, которые я мог бы зашвырнуть на Землю и напугать сомневающихся".
Афра:
"Ты сказал, что "Левиафан" явно следует курсом прямо на Денеб?"
Джефф:
"Да, Афра, и все компьютеры эскадрильи подтверждают это. Если "Левиафан" не затормозит, достигнув системы Денеба, то, как следует из последних расчетов, он врежется прямо в Денеб-8. Капитан Лоджин сейчас просчитывает последствия такого столкновения".
Рейдингер:
"До этого не дойдет! Талант не допустит, чтобы Лига Девяти Звезд не приняла во внимание весьма серьезное предупреждение об огромном нашествии предположительно вражеских сил неизвестного потенциала".
Джефф:
"А что вы задумали. Прайм Земли?"
Рейдингер:
"Я сейчас на конференции старейшин Лиги Девяти Звезд, и ты можешь быть уверен, что я заставлю их действовать, а не только спорить. Мое первое требование к старейшинам - отправить флагманский корабль "Бийджинг" в систему Денеба. Он доставит и оставит в половине астрономической единицы за пределами системы Денеба модули, которые встретят и идентифицируют врага. Модули вполне успешно справились на Антарес с десантом чужаков, чем-то похожих на жуков".
Ровена, взволнованно:
"Дурацкое занятие расставлять для них ловушки! Разве мы не говорили, что главное чувство, излучаемое этим кораблем, определяется разрушением, желанием уничтожить Денеб-8?"
Рейдингер:
"Да, я согласен с вашими выводами, Ангарад. Я потребую в дальнейшем, чтобы Москва, Лондон и Нью-Йорк установили также оборонительные мины в половине астрономической единицы от системы Денеба".
Джефф:
"Как колокольчики на клумбе?"
Рейдингер продолжал:
"Под предлогом, что предупреждающий выстрел будет понят".
Ровена кивнула.
Джефф:
"Поторопите капитанов этих кораблей как можно скорее добраться до места и расставить мины".
Рейдингер:
"Пока мы ждем!"
Ровена и Джефф одновременно выразили недоумение:
"Ждем?"
Рейдингер:
"Ждем! Молодость нетерпелива. Нужно дождаться благоприятного момента".
Джефф:
"Но не тогда, когда нападение грозит моей родной планете".
Рейдингер:
"Так было и раньше, и вы спаслись. Тем не менее в дополнение к моим официальным распоряжениям, - и Рейдингер помолчал, подчеркнув в этом значительность сказанного, - я разослал всем Праймам и Талантам выше четвертой степени, независимо от направления их деятельности, отдельный приказ. Эта мера не успокоит вас?"
Джефф, неуверенно:
"Не совсем. Я не знаю, что смогут сделать Таланты против "Левиафана"? Приказ на какие действия?"
Рейдингер хмыкнул:
"Я думал, вы сообразительнее. Обдумайте все это, пока мы ждем. И за это время. Джефф, я хотел бы, чтобы ты побывал на Денебе. Ангарад, пожалуйста, присоединитесь там к нему, но прошу оставить сына на Каллисто".
Джефф:
"Минуточку..."
Но Ровена уже поняла, что Рейдингер имел в виду:
"Нет, Джефф. Я должна быть на Денебе, чтобы помочь Истии. Потом, насколько нам известно... а Джерану будет безопаснее находиться подальше от огня. Это было бы слишком большой перегрузкой для него. И Рейдингер, естественно, не допустит этого, правда, Питер?"
Рейдингер рявкнул:
"Да!"


Ровене совершенно не хотелось оставлять Джерана. Она будет очень скучать по нему, но среди женщин на станции и с Афрой ему будет хорошо, окруженному любовью и заботой. Поэтому она спокойно устроилась в своем челноке и терпеливо ждала, пока не разогреются генераторы, чтобы с помощью Афры и Мика телепортироваться на Денеб. Стоило ей появиться в Башне Денеба, как она сразу заметила признаки усталости на лицах тех, кто стоял на вахте.
- Если мы проглотим еще хоть каплю транквилизатора, то вообще ничего не услышим, - серьезно пояснила Истия. Однако ее невероятная энергия ничуть не уменьшилась, ее аура светилась ярко-красным цветом. Она быстро обняла Ровену. - Я уже на пределе. Скоро покажется дно колодца, если я буду слишком часто черпать из него. Но эти не получат мою планету. - Красный цвет ее ауры стал еще интенсивнее.
- Что говорит Бессева? - спросила Ровена, не увидев среди присутствующих ясновидящую.
Истия неопределенно пожала плечами.
- Она впала в глубокий транс, стремясь проникнуть сквозь оболочку - как там Джефф назвал его? - "Левиафана", пытаясь увидеть, что там внутри. Чертовски плохо иметь неизвестного противника.
- Старейшинам хочется верить, что они не несут враждебности, - ехидно заметила Ровена.
Не только Истия, но и другие в Башне не разделили это мнение. Ровена села в свободное кресло и присоединилась к слившимся умам в приближающемся разведчике. Это значительно сократило расстояние между ним и планетой.
Джефф:
"Готовы поймать меня, любимые?"
Истия, лично:
"Он, должно быть, устал, если просит помочь".
Ровена:
"Хорошо, мой рыцарь, сейчас вы будете на посадочной полосе!"
...Походка Джеффа была далеко не столь упругой, как всегда, когда он вошел в Башню и рухнул на ближайший стул. Прежде чем Истия отдала приказ одной из девушек, Ровена сама взяла стакан со стимулятором и вложила ему в руку, затем обхватила ладонями его виски, передавая энергию. Закрыв глаза, он принимал ее дар, любящая улыбка слегка приподнимала уголки его губ.
"Ты всегда знаешь, что мне нужно, дорогая! Я глубоко благодарен тебе. И верну долг по первому требованию".
- Не пора ли нам действовать? - сердито спросила Истия.
Джефф пожал плечами.
- Флот собирается поиграть в звездные войны. Они уверены в своей непобедимости. Я - нет.
Ровена:
"Сможет слияние умов остановить их? У "Левиафана" может быть оружие, о котором мы и не подозреваем".
Джефф:
"Но не в том районе космоса, где они расположились, и, к счастью, все они собраны в одну кучу, так что вполне вероятно, что мы сможем от них защититься. - Он невесело засмеялся. - Старейшины думают, что "Левиафан" разумно среагирует на приветственные и идентификационные модули. Флот не настолько наивен, чтобы рассчитывать на это. Однако адмиралы уверены, что "Левиафан" обязательно среагирует на мины. А раз он использует свое оружие против мин, они узнают, как и самим обороняться".
Ровена:
"Среди старейшин есть женщины..."
Джефф:
"Никто из них не обладает большим Талантом, а твое сообщение изрядно напугало их. Модули будут установлены, чтобы успокоить самых робких членов Совета".
Ровена:
"А что, если "Левиафан" окажется двуличным?"
Джефф рассмеялся:
"Что? Ты имеешь в виду, что они мило поприветствуют модули, а потом запустят ракеты, если позволить им продвигаться "в мире"?"
Истия, задумчиво:
"Множество, конечно, не настолько хитро. Они односторонни. Они все думают одинаково. Ими движет одна цель - разрушение".
Другие женщины на вахте немедленно согласились.
Истия:
"А где Маули?"
Джефф:
"Отдыхает. И я бы последовал ее примеру. Пока у меня еще есть время".


Джефф вернулся в Башню, когда пришельцы проигнорировали первое приветственное послание. Всего их было десять, состоящих из звуков, сигналов и знаков, которые имели универсальное значение. Он увел Ровену и Истию от того, что назвал "их вынужденным бдением". И заставил обеих уснуть, как они однажды заставили его, не обращая внимания на протесты, когда они проснулись.
- Моя эскадрилья заняла позицию за спутниками Денеба, - рассказывал он матери и жене, пока они с аппетитом поглощали приготовленную им пищу. - Это позволит эскадрилье чувствовать себя в безопасности! - улыбнулся он. - Даже мужская часть экипажа встала теперь на вашу сторону! "Левиафан" продвинулся прямо к системе Денеба и быстро приближается к минированному участку. - Он сцепил руки. Глаза его сверкали от предвкушения битвы.
Истия насмешливо взглянула на Ровену:
- Все они такие!
- Хотелось бы думать, что не все, - ответила Ровена с гордостью - этот имеет хоть каплю здравого смысла.
- Да, он кое-чему научился у нас, правда? Я не имею в виду только умение готовить.
- Мама, почему вы не устроите места для сна прямо здесь? - спросил Джефф, когда они телепортировались в Башню. Вахта только что сменилась, но экипажи не спешили разойтись по домам.
Бессева:
"В чем мы действительно нуждаемся, так это в стульях для всех, кто не хочет пропустить начала боевых действий".
Истия:
"И это все?"
Послышался металлический стук - рядом со входом в Башню выросла целая гора стульев.
"Еще что-нибудь?"
На этот раз отозвалась Ракелла:
"Еще дюжину стульев, чашки и, скажем, пачку кофе и несколько упаковок фруктовых соков. Зрелище обещает быть увлекательным, а нам нужно поддерживать уровень сахара в крови".
Пустовавшее ранее западное крыло превратилось в амфитеатр, заполненный зрителями, ждавшими начала спектакля. Они молчали, но их присутствие оказывало поддержку. Джефф сел к пульту управления, экран которого показывал три корабля-разведчика и два ближайших дредноута, "Москву" и "Лондон". - Ровена, заняв свое место, кивнула Истии и двум женщинам. Их объединенный разум, усиленный гештальтом, вышел в открытый космос. На этот раз они без труда обнаружили нарушителя, пролетавшего последний приветственный модуль.
Истия:
"Ну что ж, ничего не поделаешь".
Ракелла, напряженно:
"Может, они не поняли ни одно из посланий?"
Истия:
"Это несущественно. Наша явная попытка завязать контакт заслуживает хоть какой-то реакции".
Ровена:
"Достаточной для пацифистов из совета старейшин с их добрыми намерениями".
Откуда ни возьмись появился Рейдингер, иронично заметивший:
"Но стоило попробовать, не так ли?"
Истия, внутренне поежившись:
"Думаю, что успокоит совесть и будет хорошо выглядеть в отчетах".
Рейдингер:
"Довольно большая часть населения держала пари, собьют пришельцы модули или нет".
Джефф:
"Тем самым они проявили бы явные враждебные намерения".
Истия:
"Я устала повторять, что их враждебные намерения давно уже проявились! Эти существа - наши злейшие враги".
Джефф:
"А кто поставит на то, что они собьют мину? Я бы не сомневался".
Через несколько мгновений все экраны были переполнены информацией, поступавшей с дредноутов, кораблей-разведчиков и небольших курьерских кораблей. Несколько мин были уничтожены, но не "Левиафаном". Сканеры зарегистрировали появление мобильных подразделений с "Левиафана", на полной скорости двигавшихся к минам.
Ровена и Джефф одновременно:
"Такие же корабли, как мы уничтожили два года назад!"
Рейдингер:
"Вот что значит Талант! Флоту понадобилось на десять секунд больше, чтобы определить это. "Замбия" и ее корабли-сестры требуют разрешения на ответный удар!"
Ровена и Истия одновременно:
"Не разрешайте им вступать в бой!"
Ровена:
"Нам понадобятся их умы!"
Рейдингер:
"Ты все рассчитала, Ангарад?"
Ровена:
"Да, конечно! Но "Левиафан" должен подойти достаточно близко, чтобы попасть под действие гравитации Денеба-8, чтобы ему потом не удалось удрать".
Джефф, хмуро:
"Опять ждать?"
Рейдингер, так же хмуро, но с большей долей уверенности, чем у Джеффа:
"Мы ждем подходящего момента!"
Джефф включил графический дисплей. На экране появились изображения подразделений Флота, потом мобильные силы "Левиафана". Теперь было хорошо видно, с какой скоростью они движутся, их число и состав.
- Слишком быстро приближаются. А что, если ваша стратегия не сработает? - засомневался Джефф.
Рейдингер:
"Флот уже уничтожил или подбил семь из пятнадцати истребителей, посланных с "Левиафана". Мы готовы к любым неожиданностям".
Когда пауза слишком затянулась, Джефф резко спросил:
"Но ведь это жуки? Те же проклятые жуки?"
Рейдингер:
"Так следует из первых неподтвержденных сообщений".
- Они должны поставить тебе памятник, мама, за твой слух! - воскликнул Джефф, заставив замереть всех, кто был в Башне. Он взял ее за руки и закружил по комнате.
Истия тщетно отбивалась, но его возбуждение заметно снизило напряженность в Башне.
- Глупый мальчишка! Услышать - это полдела! - Она вырвалась из его рук, но прежде нежно погладила по лицу.
Все в Башне повернулись к экрану и увидели, что "Левиафан" неумолимо приближается, оставляя позади холодные и безжизненные планеты внешнего круга денебианской системы.
"Два наших истребителя уничтожены. Они подошли слишком близко к "Левиафану", преследуя вражеские корабли, - грустно констатировал Рейдингер. - Потом пришельцы выпустили самонаводящиеся ракеты в сторону дредноутов. Но они выдержали нападение, к счастью, никто не пострадал".
"Флот все еще верит в возможности своего вооружения?" - спросил Джефф.
Рейдингер, кивнув:
"Москва" и "Лондон" взяли нарушителя в вилку и выпустили первые торпеды".
Истия:
"Они должны показать, на что способны. Джефф. И перестань шагать туда-сюда. Мои нервы на пределе и без твоих хождений".
Ровена:
"Побереги силы, любимый. Таланты - солдаты, а ты - их командир!"
Глаза Джеффа сверкнули, он невесело усмехнулся.
"Я учту это. Понемногу этого деревенщину научат хорошим манерам".
"Я думаю, - Ровена сделала значительную паузу, - ты проник за щит Рейдингера и выудил его план".
Джефф, с совершенно невинным видом:
"Я? Нарушил неприкосновенность Мастера? Я, конечно, хорош, но не настолько же!"
Ровена громко рассмеялась:
- Я думаю, что ты более чем хорош, любимый. Если ты подождешь, поймешь, что задумал Рейдингер.
Для всех в Башне было трудно ждать, смотря, как нарушитель проникает все глубже и глубже в денебианский космос, и зная, что орбита Денеба и траектория движения "Левиафана" неумолимо сближаются. Истия отсылала людей домой отдохнуть, заказывала еду, проверяла вахтенных, отправляла Джеффа и Ровену на ферму поспать. Потом сама приехала туда и велела вернуться, чтобы принять командование.
Чтобы подразнить "Левиафана", дополнительные эскадрильи были посланы. На поверхности планетоида появились трещины, но, несмотря на это, они не заставили его изменить курс.
Ровена тихо-тихо сказала Истии:
"Эти матери, должно быть, считают себя теперь непобедимыми".
Истия:
"Я чувствую, они знают об атаках".
Ровена:
"И самодовольно ожидают их! Мне это не нравится".
Бессева:
"Но это отвечает нашим намерениям".
Время тянулось медленно, и Ровена подсознательно понимала, как Джеффу было не по себе во время первого контакта.
Джефф:
"Я чувствую себя совершенно бесполезным".
Ровена:
"Я так не считаю".
Джефф, улыбнувшись, повернулся в кресле лицом к ней:
"А как ты считаешь?"
Ровена смотрела на него несколько секунд, улыбаясь:
"Ты занятый, одержимый, обеспокоенный бюрократическими проволочками".
Джефф нервно пробормотал:
"Хотел бы я быть занятым сейчас! Повоевать с какой-нибудь бюрократической проволочкой было бы таким облегчением! - Он снова сел к монитору. - Эй, эта штучка замедляет ход, собирается занять орбиту над нами!
- Зачем? - заволновалась Истия. - Я не верю, что у них мирные намерения!
Джефф увлеченно уточнял, выверяя данные с помощью компьютера.
- Нет, не нашу орбиту. Довольно далеко для их ракет и для нанесения ударов с нашей стороны. Проклятые суки собираются снова обрушить на нас ад!
"Нет, они не смогут! - Тревога Рейдингера эхом отозвалась в умах всех присутствующих в Башне. - Ангарад Гвин-Рейвен, ты в центре группы "А". Собери своих! Джефф Рейвен, собери группу "Б". Подготовиться!"
Обменявшись взглядами, полными любви, Ровена и Джефф легли в свои удобные кресла и расслабились. Они уже не замечали, как Ракелла готовит свои снадобья, чтобы помочь им в случае необходимости.
Капелла первой слилась с Ровеной, проворчав:
"Второй раз за считанные годы. Это становится привычкой. Пора избавиться от этих негодяев раз и навсегда".
Ровена от души согласилась с ней и "прочитала", насколько сильно нервничала Капелла под маской недовольства. Она чувствовала себя уязвимой, что было непривычно для Таланта. Только теперь сама Ровена поняла, как хорошо она узнала себя и других за два года, прошедших со времени первого слияния. - За Капеллой пришли и другие Таланты - женщины из ее системы. Потом прибавились разумы Джеидизайры, Т-2 со станции Бетельгейзе, Махаранджани с Альтаира. Среди тех, кто присоединился к ним с ее родной планеты, Ровена почувствовала свою сводную сестру и приветствовала ее. Таланты с Земли вела Элизара, знакомая с особенностями сознания Ровены. Энергия все возрастала. Процион засомневался в необходимости слияния, но Пластера, Т-3, и Гузман, Прайм, все же присоединились. Другие умы вливались большими и малыми группами, возглавляемыми Т-2 и Т-4, которым вначале было не по себе, но затем они постепенно расслаблялись и чувствовали себя гораздо уютнее, особенно когда объединились разумы всех женщин и Талантов Лиги Девяти Звезд. Их решимость остановить пришельцев оказалась сильнее, чем внутреннее сопротивление. Последними пришли денебианки, начиная с Истии, Ракеллы, Бессевы и заканчивая молодой Сарджи. Все растворились в едином стремлении усилить мощь разума Ровены.
Рейдингер, чей голос показался едва различимым шепотом перед громадой, в которую превратилась Ровена, скомандовал: - "Ну, Ангарад, начинай! Рейвен уже готов!"
Объединенный разум отразился на экране Башни. Разум Ровены медленно двигался к нарушителю. Подобно лазеру, прорезая космическое пространство, ее разум набрал скорость и догнал планетоид. Разнородные элементы, составившие слияние, проанализировали его строение, массу и подтвердили, что "Левиафан" создан из неживого материала, теперь содрогавшегося от дикой активности мириад существ, чьи интеллектуальные способности заключались единственно в подчинении приказам из центрального пункта в глубине корабля.
Ровена-разум:
"Множество состоит из шестнадцати элементов, но часть из них не излучает большой силы. Мы остановим и уничтожим это множество. Сейчас же!"
Против ментальной энергии такой силы не могло быть никакой защиты. Множества быстро ослабели и впали в бессмысленную панику перед силой, направленной против них.
Джефф-центр закричал:
"Пошел!"
И все мужчины-телекинетики объединились, чтобы с помощью полного гештальта от всех доступных генераторов заставить "Левиафана" свернуть с его траектории, по которой он мчался прямо на Денеб.
Всего шесть часов длился бой объединенных разумов с "Левиафаном", но он будет признан самым лучшим примером победы разума над материей, такой простой по сравнению с военной технологией или сложностью космических кораблей. Как только слияние умов под командованием Ровены дезориентировало и разрушило мозг огромных самок, "Левиафан" потерял свою руководящую силу. Подчиненные самкам особи продолжали выполнять свои привычные обязанности, ради которых они и были генетически созданы, но их передвижения потеряли всякий смысл.
Слияние разумов во главе с Джеффом направило свою энергию на то, чтобы "снять" "Левиафан" с его вынужденной орбиты вокруг Денеба-8. Затем оба слияния сконцентрировали свою энергию, пытаясь разогнать планетоид и направить его по новому курсу. Когда гравитационное поле денебианского солнца поймало "Левиафан", слияние отпустило его. Он нырнул в звездный жар, вспыхнул и сгорел в короне.
Рейвен-слившийся:
"Так следовало поступить и с первыми атакующими".
Ровена-слившаяся:
"Мы их предупреждали!"


Индивидуальные умы медленно выходили из слияния. Медленно - потому что массовое чувство успеха доходило почти до экстаза, было слишком уж сладостным, можно сказать, необычайно сладостным; медленно - потому что объединение стольких умов - само по себе редкость, уникальное чувство. Благодарность выражалась и принималась. Нежные прощания между теми, кто только что познакомился, радость между старыми друзьями, встретившимися снова. Последние расставания были почти болезненными, и Ровена чувствовала себя совершенно выжатой, ее ум устал и отзывался как эхо после такого напряжения.
- Полегче, Ровена, - посоветовала Ракелла приглушенным голосом. Но даже от этого Ровена поморщилась. - Плыви по течению. Джефф прекрасно себя чувствует. С ним Дин. Вы оба восстановите силы, лишь хорошенько выспавшись.
"Я здесь, - шепотом сказал Джефф, хотя все еще лежал в постели в полуметре от нее. - Это дело было посложнее первого. Спи! Я буду любить тебя позже!
- Я хочу, чтобы вы оба уснули, как только я досчитаю до трех, - приказала Истия строго-настрого.
"Так нечестно", - подумала Ровена, несмотря на ужасную головную боль.
"Что нечестно? Раз, два, три!"
Когда Ровена проснулась, воскресшая и посвежевшая, она обнаружила, что лежит одна в постели на ферме Рейвенов.
"Джеффа вызвали на Землю", - сообщила Истия.
"Рейдингер?" - Ровена вскочила с кровати.
"Снова в форме, не так ли? Но посмей только отправиться к нему, - добавила Истия снизу из кухни. - Он в порядке. Я не могу лгать тебе".
И Ровена поняла, что Рейдингер очень болен.
"Он жив и держится! Так сказала Элизара, она-то уж знает. Но слишком тяжелой для человека его лет была работа с дредноутами и другой техникой около Денеба в последние мгновения битвы. Он, - голос Истии дрогнул, - должен быть уверен, что для тебя и Джеффа сделано все возможное, поэтому всем занимался сам. Элизара помогает ему. Она сказала, что сегодня ты должна отдыхать ради будущего ребенка. Но ты можешь встать и одеться".
- Прежде всего нужно поесть, все разговоры потом, - заявила Истия, когда Ровене удалось сделать несколько медленных и неуверенных шагов, - но ты будешь рада узнать, что удалось захватить неповрежденным один из кораблей жуков. Когда открыли главный люк, нашли несколько этих тварей в замороженном состоянии. Ксенобиологи считают, что они не могут выполнять даже привычные задания без контакта с "Левиафаном". Биологи в восторге: теперь они могут изучать эти особи без угрызений совести. Корабль отдан Флоту для исследований и изучения технологии. Когда я вспоминаю; как Джефф до упаду собирал обломки и кусочки таких кораблей два года назад, мне хочется плакать от досады.
Слушая Истию, Ровена завтракала, не воспринимая ничего вокруг. Это насторожило ее. Ей показалось, что она действует с той же заданностью, что и жуки из Множества. Поглощая вкусные блюда, приготовленные Истией, Ровена успокаивала себя тем; что не могла заразиться подобной тупостью от жуков, ведь это только свойство ума. Да и контакт был непродолжительным. Просто она очень-очень голодна после вчерашнего напряжения.
"Конечно, голодна, - подтвердила Истия. - И ничего больше. Даже не думай об этом". Между прочим, ты была великолепна. Вряд ли тебе кто-нибудь успел сказать об этом! - Она обняла Ровену за плечи. - И между прочим, прошло уже целых два дня.
- Два дня? - Ровена выронила вилку и нож, удивленно посмотрев на Истию.
- Ты беременна. Тебе надо больше отдыхать. Я проследила, чтобы Джефф проспал целых двадцать четыре часа, прежде чем разрешила его челноку вернуться на Землю. Он заслужил это!
- Он заслужил больше, чем суточный сон! - Ровена сверкнула на Истию глазами и пожалела, что рядом нет никого, с кем она могла бы по-настоящему поругаться.
"Я именно тот, кто тебе нужен, родная!" - Смешок Джеффа прозвучал в ее голове, успокаивая и лаская, как только мог он один. - Твоя часть слияния была очень трудной. Мне оставалось только подтолкнуть их!"
- Йеграни была права, - продолжала Истия, - ты была в центре слияния, спасшего нас. Множество с "Левиафана" необходимо было остановить.
Внезапно Ровена почувствовала, что предсказание Йеграни действительно сбылось.
- Думаю, мне надо радоваться, я выполнила все, что она говорила.
"Все еще только начинается, - пылко произнес Джефф, жаждавший прижаться к своей возлюбленной не только умом, но и телом. - Прилетай на Землю, как только сможешь, родная. - Его неприличный смешок не позволял сомневаться в его намерениях. - Это только начало династии Гвин-Рейвенов: ты, я, наши дети, мы!"
назад: ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ДЕНЕБ <<

Энн Маккефри. Ровена
   ПРОЛОГ
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. АЛЬТАИР
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ. КАЛЛИСТО
   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ДЕНЕБ
   ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. АЛЬТАИР И КАЛЛИСТО